Аудио-трансляция:  Казанский Введенский

Мир – это та­кое чу­до­ви­ще, что ес­ли по­вер­нуть кру­гом, то ра­зор­вет.

преп. Варсонофий

Ког­да в серд­це зак­ро­ет­ся кла­пан для восп­ри­я­тия мирс­ких нас­лаж­де­ний, тог­да отк­ры­ва­ет­ся иной кла­пан, для восп­ри­я­тия ду­хов­ных. Но как стя­жать это? Преж­де все­го ми­ром и лю­бовью к ближ­ним. За­тем тер­пе­ни­ем. Кто спа­сет­ся? Пре­тер­пе­вый до кон­ца (Мф. 10, 22). Да­лее – уда­ле­ни­ем от гре­хов­ных удо­воль­ствий, ка­ко­вы, нап­ри­мер, иг­ры в кар­ты, тан­цы и т.д.

преп. Варсонофий

Мирс­кие де­ла столь мно­го­чис­лен­ны, что ед­ва ли во сто лет мо­гут при­ве­де­ны быть к долж­но­му кон­цу, и столь важ­ны, что ни­ка­ко­го от­ла­га­тель­ства не тер­пят. Од­ни толь­ко бо­го­у­год­ные де­ла, к нес­час­тию на­ше­му, без­бо­яз­нен­но от­ла­га­е­мы мо­гут быть, иные до ут­ра, иные до дру­го­го ле­та, а не­ко­то­рые да­же до ста­рос­ти и прес­та­ре­ния, по­че­му очень не­ред­ко слу­ча­ет­ся, что и без ис­пол­не­ния ос­та­ют­ся, о чем и я сер­деч­но со­бо­лез­ную, да по­со­бить не­чем.

преп. Антоний

Мысли о войне

Смч. Вениамин (Казанский)

Статья из цикла публикаций посвящённых священномученику Вениамину (Казанскому), приуроченных к изданию Оптиной Пустынью жития святителя.


В 1904 году началась Русско-японская война. Для христианина раздумья о ней зачастую порождали тяжелые чувства. «При мысли о войне содрогается и ужасается сердце человеческое, так как слишком уж много приносит она людям всякого горя, бед, скорбей и страданий, до смерти включительно, – писал отец Вениамин. – Сердце кровью обливается, на глазах невольно появляются слезы, когда представишь себе, сколько поильцев и кормильцев должны бросить свои семьи и идти на поле кровавое, чтобы там подвергнуться всем опасностям и ужасам войны. Они будут сражаться, а оставшиеся дома близкие их будут лить слезы, тужить и беспокоиться, не зная, где они и что с ними.

Особенно тяжело, мучительно тяжело мысль о войне поражает сердце христианина. По заповеди Христовой он не различает своих и чужих: скорби, страдания других людей – его собственные, он должен всех благословлять, никому не вредить, никого не убивать. Но война заставляет его брать оружие и вносить в среду врагов опустошение и смерть. Иначе он и поступить не может. Вот он видит, что вера его, самое ценное сокровище, подвергается поруганию, дорогие сердцу его святыни ее оскверняются, его единоплеменники, единоверцы и соотечественники терпят всевозможные бедствия и страдания, до смерти включительно. Перед его сознанием ярко выступают слова Христовы: бо́льши сея любве никто́же и́мать, да кто положи́т душу свою за дру́ги своя (см. Ин. 15, 13). Эти-то слова Христовы, как некогда разъяснял святой Кирилл Философ, и заставляют христиан вести войну. Поэтому может ли кто обвинять в несоблюдении слов Христовых людей, которые, покидая свои семьи и занятия, порывая всякие дорогие их сердцу связи, идут навстречу врагам, рискуя и жертвуя своею жизнью, сражаются не за себя только и свое достояние, но за многие тысячи других людей, которые дома наслаждаются жизнью в кругу своих семей, и за их благополучие. Узкий только эгоизм и непонимание учения Христова заставляет некоторых отказываться от участия в войне оборонительной. Они боятся взять грех на себя, запятнать душу свою убийством неприятелей, а не боятся нарушить заповедь о любви к ближним, к друзьям своим до положения живота своего за них.

Поистине великое бедствие война. Но мы, русские, ее не желали. Мы, по апостолу, стараемся, если возможно с нашей стороны, быть в мире со всеми людьми (Рим. 12, 18). Но эта возможность у нас отнята».