Аудио-трансляция

Ес­ли Бог и по­сы­ла­ет ко­му скор­би, то это для то­го, что­бы очис­тить от гре­хов и при­го­то­вить к веч­но­му Царствию Не­бес­но­му. Здеш­нее все вре­мен­но, а та­мош­нее веч­но.

преп. Макарий

Без этой скорби жизнь моя
была бы не полна

Преподобноисповедник Рафаил (Шейченко)

Преподобноисповедник Рафаил (Шейченко) (1891-1957).

Память: 19 июня; 7 февраля (или в ближайшее воскресенье после этой даты – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской); 22 июня (обретение мощей).

Тропарь, глас 1

Верный ученик Христа даже до смерти быв, / преподобне Рафаиле исповедниче приснопамятне, / подвиги бо поста и кровию мучений / землю Русскую освятил еси.  Темже и мы, чада твоя, любовию вопием ти: / слава Давшему тебе крепость, / слава Венчавшему тя, // слава Прославльшему тя с новомученики и исповедники Церкве Русския.

 

Наследник последних старцев дореволюционной Оптиной пустыни, будущий преподобноисповедник Рафаил (в миру Шейченко Родион Иванович), который провёл в ссылках 21 год, родился в 1891 году в слободе Великая Михайловка Новооскольского уезда Курской губернии – ныне село Великомихайловка Новооскольского района Белгородской области – в семье малороссийского крестьянина, занимавшегося сапожным ремеслом и переплётным делом.

В 1906 году окончил церковно-приходскую школу и поступил в земское училище, в котором проучился три года, и затем работал, как и отец, сапожником.

В 1913 году Родион был призван в армию и здесь окончил военно-ветеринарную фельдшерскую школу. Ему было присвоено звание унтер-офицера, и он был отправлен в 6-й уланский Волынский полк, где прослужил до демобилизации в 1918 году.

Вернувшись с фронта, Родион попрощался с родными и отправился в Оптину пустынь, где уже не один раз бывал до того паломником и трудником. В юности Оптина произвела такое сильное впечатление на душу Родиона, что память о ней он хранил и в армии, и на фронтах Первой мировой войны.

26 августа 1918 года он был принят в число послушников Оптиной пустыни. В обители нёс послушания ветеринарного фельдшера и клиросное.

* * *

Советская власть преобразовала монастырь в племенное хозяйство. При этом братия осталась на месте, и ей не запретили совершать уставное монастырское богослужение. В племенном хозяйстве Родион продолжал трудиться в качестве ветеринарного фельдшера.

В 1923 году Оптину закрыли окончательно. Монахи поселились в городе Козельске на частных квартирах. Послушник Родион стал зарабатывать на жизнь сапожным ремеслом.

В 1928 году пострижен в монашество с именем в честь архистратига Божия Рафаила, который считается целителем разных недугов.

* * *

В 1930 году его приговорили к десяти годам лагерей (за «религиозную агитацию и призыв крестьян к восстанию»). Отправили в Вишерский исправительно-трудовой лагерь на Урале, располагавшийся в поселке Виажиха Уральской области (ныне город Красновишерск Пермской области).

В 1934 году был переведён в исправительно-трудовой лагерь в город Дмитров Московской области, где работал ветеринарным фельдшером при животноводческой ферме совхоза «Ермолино». Ферма занималась свиноводством. Жил о. Рафаил в одном из пустых загонов для свиней и от великого недостатка в пище питался тем, что давалось свиньям.

Находясь в лагере, о. Рафаил не скрывал своей веры, ему во время свидания передали Евангелие, молитвослов, икону, а поскольку жил он в свинарнике отдельно, то и мог беспрепятственно молиться, приглашая иногда к себе некоторых из заключённых собратий.

Из лагеря о. Рафаил писал знакомым. Некоторые письма не доходили до адресатов – они забирались оперуполномоченным НКВД, который в конце концов счёл, что оптинский монах ведёт слишком активную религиозную жизнь, и принялся собирать материалы для его ареста.

* * *

«Доношу, что зека Шейченко... на протяжении продолжительного времени ведёт контрреволюционную агитацию, – сообщал 21 июня 1936 года оперуполномоченный Дмитлага НКВД в рапорте начальнику 3-го отделения. – Прошу Вашего распоряжения о привлечении его к уголовной ответственности...».

13 сентября 1936 года состоялось закрытое заседание Московского областного суда по делам Дмитлага НКВД в составе председательствующего, двух членов суда и секретаря. Суд в приговоре записал:

«Виновным себя подсудимый не признал, но преступление доказано как материалами дела, так и свидетельскими показаниями, а потому суд, учитывая личность подсудимого и условия лагерной обстановки... приговорил... к лишению свободы сроком на шесть... лет, с поражением в правах на пять лет и направлением для дальнейшего отбывания в отдалённые северные лагеря».

О. Рафаил был отправлен сначала в город Мурманск, а через четыре года переведен в Усольлаг в городе Соликамске Пермской области.

* * *

18 ноября 1943 года о. Рафаил был освобождён из заключения по инвалидности, но ему не разрешили жить в Козельске, и он поселился в городе Кирсанове Тамбовской области у верующей старушки. Здесь он прожил около полугода. Духовные чада стали настойчиво приглашать его в Козельск, и он переехал туда в апреле 1944 года.

1 октября 1944 года рукоположен во иеромонаха митрополитом Крутицким Николаем (Ярушевичем) в Успенской, что в Гончарах, церкви в Москве, и назначен, согласно просьбе двадцатки, настоятелем Благовещенской церкви в городе Козельске.

Храм Благовещения, как и многие другие, был сильно повреждён, и о. Рафаил, тратя много сил на его восстановление, стал служить в наскоро отремонтированном приделе. Поскольку строительную технику достать тогда было невозможно, то строить приходилось вручную. К 1949 году храм усилиями отца Рафаила и прихожан был почти восстановлен и в храме поставлен иконостас.

* * *

Оптина и Шамордино были в запустении. Но в эти святые места возвращались после лагерей монахи и монахини. Многие из них стали немощны, и отец Рафаил старался их жизнь обустроить. Дверь его кельи была открыта для всех. Он очень помогал шамординским монахиням.

«Родная моя Татиана Федоровна, мир Вам и спасение от Господа!? – из письма о. Рафаила духовной дочери.
– Господь, кого хочет привести к Себе, тому посылает непрестанно скорби, а особенно, когда в этой душе есть закваска христианской добродетели, но эта душа тянется к земле, заражается миролюбием».

26 октября 1948 года Министерство государственной безопасности и Генеральная прокуратура приняли директиву об аресте возвратившихся из заключения священнослужителей, если те продолжали вести активную церковную деятельность.

С этого времени установилась особенно тщательная слежка за о. Рафаилом: слушались его проповеди, обращалось внимание на всю его строительную, благотворительную и духовническую деятельность. Его стали часто вызывать в местное отделение МГБ. Агентом был его сослуживец по храму – священник Сергий Шумилин, и посему вся деятельность отца Рафаила освещалась перед МГБ подробнейшим образом.

Весной 1949 года староста Благовещенской церкви Наталья Александрова стала жаловаться властям, что о. Рафаил отстранил её от свечного ящика, поручив им заниматься монахине, причём предыдущему старосте, мужчине, платили больше, а когда она попыталась добиться повышения зарплаты, о. Рафаил ей, якобы, на это ответил:, мол, мужчине-старосте, да еще дельному, он бы и ещё больше платил.

Об этой жалобе стало известно приходу, причем верующие были убеждены, что это не кто иной, как священник Сергий Шумилин, убедил Наталью жаловаться уполномоченному.

* * *

Телеграммой от 9 июля 1949 года о. Рафаил был вызван к уполномоченному по делам Русской Православной Церкви в Калугу. 11 июля он вошёл в кабинет уполномоченного и здесь был арестован и затем заключён в калужскую тюрьму. В его доме в Козельске в тот же день был произведён обыск.

12 ноября 1949 года Особое Совещание приговорило о. Рафаила к десяти годам заключения в исправительно-трудовой лагерь. 26 ноября ему было выписано направление в Вятлаг.

«Слава Богу за все! Дорогие, родные мои! – писал о. Рафаил своим духовным чадам перед отправлением в заключение. – Братски сердечно приветствую вас и всех прочих ближних и дальних, ненавидящих и обидящих мя. Прощаю чад перед Господом в сердце моем. Укрепляем благодатию, сравнительно здравствую… Грешный Рафаил. Без этой скорби жизнь моя была бы не полна».

Уже в лагере о. Рафаил получил покаянное письмо от Натальи Александровны. В своих письмах из лагеря о. Рафаил умолял своих духовных чад «простить Наташу» и сам ей писал:

«Мир и спасение от Господа – скорбящей душе твоей, чадо мое Наталия!..

Винить... тебя всецело в предательстве — я этого не мог и не могу допустить в мысли, а по женской немощи болтнуть где-либо и кому-либо — это и ты отрицать не станешь. И ты прекрасно знаешь, что в своих корыстных целях, с тонким слащавым подходом отец Сергий всё наматывал себе на ус. Но Бог с ним и со всеми! Я усматриваю в этом только волю Божию и Его святой Промысл, ведущий меня сим путем Голгофским не с митрой на главе и златым крестом на груди, а с тернием на главе, с крестом на плечах...

Искренне в душе простив тебя, отца Сергия и всех-всех, кто явился в этом, так сказать, «орудием» исполнения этой воли Божией, считаю всех не только не врагами, а даже благодетелями спасения моего. Простил ещё 11 июля 1949 года. Прощаю и теперь, спасения душ их желая, взирая на Сына Божия, висящего на Кресте Голгофском и в предсмертных Своих тяжких страданиях взывавшего в молитве к Отцу Своему за врагов Своих: «Боже, прости им – не ведят бо, что творят!» (Лк. 23, 34)...

Умоляю: не скорби паче меры, а особенно Боже упаси тебя унывать, ибо уныние есть смерть души... Обо мне не скорби, а молись. Ничего не жалею... ничего не желаю, кроме: да укрепит мя Господь, даруя христианскую кончину живота моего и добрый ответ душе моей на Страшном Суде Его! А где это совершится и как, где лягут мои кости – весть Господь, и да будет на это Его святая воля. Ему слава за всё, за все и во веки!!! Митры, кресты драгие и славу суетную оставлю честолюбцам.

Земно тебе и всем-всем, даже и ненавидящим мя, купно с отцом Сергием, – кланяюсь, прошу прощения грехов моих вольных и невольных. Господь Бог да простит и всех вас, спасения душам вашим даруя...»

* * *

Все хлопоты верующих об освобождении о. Рафаила остались бесплодными. 30 августа 1954 года Центральная Комиссия по пересмотру дел на лиц, осужденных за контрреволюционные преступления, содержащихся в лагерях, колониях и тюрьмах МВД СССР и находящихся в ссылке на поселении, оставила приговор в силе, отказав просителям, так как, несмотря на репрессии, священник не отказался от своих религиозных убеждений и в случае досрочного освобождения намеревался заняться активной церковной деятельностью.

О. Рафаил был освобожден только в 1955 году, после того, как началось массовое освобождение репрессированных заключенных.

5 октября 1955 года епископ Калужский Онисифор (Пономарев) назначил иеромонаха Рафаила вторым священником в Благовещенскую церковь в Козельске, где настоятелем оставался Сергий Шумилин.

* * *

Весна 1957 года выдалась холодная и затяжная. Хотя о. Рафаил был уже немощен, часто болел, он часто служил и принимал всех приходящих. В Троицкую родительскую субботу, 8 июня, он дотемна служил панихиды на кладбище. Вечером, когда о. Рафаил вернулся домой, стало ясно, что он болен воспалением лёгких.

Затем у о. Рафаила случился инсульт, у него парализовало правую сторону тела и отнялась речь, его состояние быстро ухудшалось.

Духовные чада хотели позвать к больному старцу врача, просили на это благословения у настоятеля отца Сергия, но тот тянул и откладывал столько, что всякая врачебная помощь стала уже запоздалой.

Преображенский храм.
Рака с мощами прп. Рафаила, исповедника

Иеромонах Рафаил скончался 19 июня 1957 года. Его кончина потрясла верующих. Гроб с его телом почти в течение целого дня двигался от дома до кладбища, столько людей хотело проститься со старцем, для многих он был благотворителем, помощником и молитвенником. Погребён на старом кладбище в городе Козельске. На могиле его не было надписи, потому что в ней похоронили ещё двух священников.

22 июня 2005 года, по благословению патриарха Алексия II, были обретены мощи преподобноисповедника Рафаила, ныне находящиеся в Преображенском храме Оптиной пустыни. Житие написано игуменом Дамаскиным (Орловским).

Синодальным постановлением 11 апреля 2006 года имя преподобноисповедника включено в Собор новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания.

* * *

В декабре 2018 года, в завершении года 100-летия гибели Царской семьи, на телеканале «Спас» состоялась премьера документального фильма «Новомученики», которая никого не оставила равнодушным. Фильм, снятый по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, посвящён всем новомученикам и исповедникам Русской православной церкви XX века. Это поистине фильм-эпопея, повествующий о трагических судьбах людей, осознанно, по велению сердца пострадавших за веру. Автор сценария Елена Чавчавадзе и режиссёр Галина Огурная

Фильм состоит из восьми новелл, которые сняты на местах драматических событий. И это деление фильма на восемь сюжетов, на мой взгляд, глубоко символично: каждая из новелл как луч звезды Богородицы, каждый освящает одну из трагических страниц отечественной истории в ХХ веке.

Для участия в фильме его авторы, как всегда, пригласили мощный, авторитетный состав экспертов. Один из них – епископ Можайский Леонид (Толмачёв) – наместник Введенского ставропигиального мужского монастыря Оптина пустынь.

Владыка ярко, вдохновенно рассказывает в фильме о прошедшем тяжкие испытания в нескольких лагерях преподобноисповеднике Рафаиле Оптинском (Шейченко), удивительном подвижнике, о котором знали, возможно, лишь немногие.

Николай Головкин