Аудио-трансляция

Не­ко­то­рые гре­ху осуж­де­ния под­вер­га­ют­ся от при­выч­ки, иные от па­мя­тоз­ло­бия, дру­гие от за­вис­ти и не­на­вис­ти, а боль­шею час­тию под­вер­га­ем­ся мы гре­ху се­му от са­мом­не­ния и воз­но­ше­ния; нес­мот­ря на ве­ли­кую свою не­исп­ра­ви­мость и гре­хов­ность, нам все-та­ки ка­жет­ся, что мы луч­ше мно­гих. Ес­ли же­ла­ем исп­ра­вить­ся от гре­ха осуж­де­ния, то долж­ны вся­чес­ки по­нуж­дать се­бя к сми­ре­нию пред Бо­гом и людь­ми и про­сить в этом по­мо­щи Бо­жи­ей.

преп. Амвросий

Совет в духовной жизни: не смущаться, а смиряться

Тебя смущает, видя в себе совершенное неисполнение всех заповедей, и боишься, что вся жизнь пройдет только в намерении, какой же будет конец? Прочти у св. Исаака Сирина в 34 Слове: «Награда бывает не деланию заповедей, но смирению, и когда <делание> сила первых оскудеет, то смирение, вместо их, приятно бывает». И еще предлагаю выписанное из книги Петра Дамаскина, чтобы не отчаиваться, но каяться и смиряться.

Совет в духовной жизни: не смущаться, а смирятьсяВпрочем, это не должно нам быть поводом к нерадению и ослаблению, а к тому, чтобы не смущаться, а смиряться: при исправлении чего-либо не возвышаться, а при недостатках не упадать духом, но наблюдать средину; а когда Бог узрит в нас залог смирения, то и поможет в делании добрых дел; а пока оного нет, то самыми нашими поползновениями и немощами приобретаем смирение, и невольно видя свою худость и нищету.

При исполнении заповедей Божиих нужно иметь смирение, и если сила заповедей в нас оскудеет, то смирение о нас ходатайствует. А когда будем делать добродетели и хотим удостовериться, что мы уже спасаемся, и просто как бы видеть на ладони свое спасение, то очень ошибаемся. Надобно делать добродетели, но не видеть сего, а приписывать исправления свои Богу и Его помощи и смиряться истинно, а не ложно. Заповедь Божия повелевает: аще и вся повеленная вам сотворите, глаголите, яко раби неключими есмы: яко, еже должни бехом сотворити, сотворихом (Лк. 17,10). Фарисей видел свои добрые дела и благодарил Бога, но не оправдался так, как смиренный мытарь, сознавший свою греховность и просивший от Бога милостиву ему быти.

Из писем прп. Макария Оптинского