Аудио-трансляция

Кто ус­пел за­жечь све­тиль­ник свой, тот и ли­ку­ет со Слад­чай­шим и Вож­де­лен­ней­шим сво­им Же­ни­хом в не­у­мол­ка­е­мом шу­ме празд­ну­ю­щих. А све­тиль­ник-то и есть мо­лит­ва. Серд­це – фи­тиль, мо­лит­ва – огонь, а ра­дость не­изг­ла­го­лан­ная в серд­це мо­лит­вен­ном – действие Ду­ха Свя­та­го или нас­лаж­де­ние в не­ве­ст­ни­ке с Не­бес­ным Же­ни­хом. По­то­му-то я вас и уве­ще­ваю и про­шу: не дре­ми­те, не гу­би­те вре­ме­ни в сме­хах да шут­ках, не­во­зв­ра­ти­мо­го вре­ме­ни; все эти вре­мен­ные уте­хи об­ра­тят­ся в уголь го­ря­щий, в омер­зи­тель­ное зло­во­ние, в не­вы­но­си­мую том­но­ту, а убе­жать бу­дет не­ку­да. И по­то­му Гос­подь ска­зал воз­люб­лен­ным Сво­им: Бди­те и мо­ли­те­ся, да не вни­де­те в на­пасть (Мф. 26, 41)...

преп. Анатолий

Крест духовничества

В Евангелиях описывается моление Господа о чаше – это молитва Господа Иисуса Христа в Гефсиманском саду перед взятием под стражу и Крестной смертью, когда Он обратился к Богу с молитвой: «Отче мой, аще возможно есть, да мимоидет от мене чаша сия: обаче не якоже аз хощу, но якоже ты» (Мф. 26, 39). Как писал архимандрит Софроний (Сахаров), «гефсиманская молитва Христа есть, несомненно, наивысшая из всех молитв по своему внутреннему достоинству и по своей мироискупительной силе. В то же время она является одним из бесценнейших откровений о Боге и Человеке».

Преп. Никон Оптинский

Преподобный Никон Оптинский, сопоставляя крест духовничества с внутренним томлением и страданием Христа в Гефсиманском саду, писал: «Господь Иисус Христос, молящийся в саду Гефсиманском, есть до некоторой степени образ всякому духовнику в отношении духовных чад его, ибо и он берет на себя грехи их. Какое это великое дело и что только ему приходится переживать!»

Это сравнение лишь отчасти раскрывает внутренний подвиг духовничества.

Преподобный Антоний Оптинский, сам опытно пройдя школу послушания и духовничества, не благословлял по своей воле уклоняться от креста духовничества. В одном из писем он отмечал: «Вы уведомляете меня о том, что Вы избраны духовником всей братии; это знак весьма хороший, и духовники в обители пользуются всеобщим уважением; но тем не хорошо, что Вам это избрание не нравится, и Вам кажется трудным говорить с духовными детьми о пользе душевной; так неужели лучше заниматься разговорами праздными один с другим, как это бывает вчастую. Конечно, духовнику должно быть весьма рассудительну, а Вы еще этого таланта не приобрели; но если Господь умудряет слепцов, т. е., не потому чтобы слепцы сами себе дали мудрость, но Бог подает; так тот же Господь Бог подает уста и премудрость и духовному отцу, что подобает рещи кающемуся. А если Вы и откажетесь от духовничества, как от дела для Вас весьма трудного, то не знаю, будет ли Ваша душа покойнее от праздности».

Преп. Антоний Оптинский

Духовный отец молится о своем духовном чаде, укрепляет в борьбе с грехом и указывает путь ко спасению и исправлению, предлагая различные духовные врачевания. Недаром очень часто о духовнике говорят как о духовном враче. Как писал преподобный Антоний Оптинский: «Как врачи медицинские, так и врачи духовные не одинаково поступают. Одни больному все позволяют и пить, и есть, а другие велят строгую диету наблюдать; так и духовники: одни все прощают и разрешают, а другие за все истязуют и связуют. А цель у всех одна, чтоб исцелить».

В книге «Сказание о странствии и путешествии по России, Молдавии, Турции и Святой Земле постриженика Святые горы Афонской инока Парфения» афонский инок описывается один эпизод, когда он стал свидетелем духовного наставления старца Льва:
«Между этими людьми стоял перед ним на коленах один господин, приехавший на поклонение в обитель и для посещения великого старца. Старец спросил его:
– А ты что хочешь от меня получить?

Тот со слезами ответил:
– Желаю, отче святый, получить от вас душеполезное наставление.

Преп. Лев Оптинский

Старец вопросил:
– А исполнил ли ты, что я тебе прежде приказал?

Тот ответил:
– Нет, отче святый, не могу того исполнить.

Старец сказал:
– Зачем же ты, не исполнивши первого, пришел еще и другого просить?

Потом грозно сказал ученикам своим:
– Вытолкайте его вон из кельи.

И они выгнали его вон. Я и все там бывшие испугались такого строгого поступка и наказания. Но старец сам не смутился, и паки начал с кротостию беседовать с прочими, и отпускать людей». <…>

Потом я спросил старца:
– Отче святый, за что вы так весьма строго поступили с господином?

Он же ответил мне:
– Отец афонский, я знаю, с кем как поступать: он раб Божий, и хощет спастися; но впал в одну страсть, привык к табаку. Он прежде приходил ко мне и спрашивал меня о том; я приказал ему отстать от табаку, и дал ему заповедь более никогда не употреблять его, и пока не отстанет, не велел ему и являться ко мне. Он же, не исполнивши первой заповеди, еще и за другой пришел. Вот, любезный отец афонский, сколько трудно из человека исторгать страсти!»

Пораженному духовной властью и решимостью, с которой старец врачевал внутренние недуги своих чад, иноку Парфению старец Лев пояснил:
– Отец афонский! Я сие сотворил не своею властию, но это сделалось по вере приходящих и действовала благодать Святого Духа, данная мне при рукоположении; а сам я человек грешный.

О той духовной власти, которую имеет духовник, писал и преподобный Иосиф: «Если разрешил духовник, то и Бог разрешил».

Найти духовника, которому можно вручить свою душу и спасение, – это великая милость Божия. К тем, кто еще пока только ищет духовного руководителя, обращены слова преподобного Никона: «Очень дорого иметь благоговейного духовника, с которым можно было бы посоветоваться и выяснить те или иные вопросы жизни духовной и просто побеседовать, дабы согреть духовною беседою холодное сердце и получить подкрепление духовное в скорбях, нас окружающих, – но если не можем сразу найти такого, весьма неразумно совсем не прибегать к исповеди. Это подобно тому, если кто, не имея хорошего веника для уборки своего дома, совсем не будет вычищать его. Нет хорошего веника, возьми какой есть. Лишь бы было в доме чисто; или, не имея хороших дров, совсем не будет топить дом и будет мерзнуть».