Аудио-трансляция

Есть гре­хи смерт­ные и несмерт­ные; смерт­ный грех это та­кой грех, в ко­то­ром, ес­ли не по­ка­ешь­ся и в нем зас­та­нет смерть, то идешь в ад, но ес­ли ты в нем по­ка­ял­ся, то он тот­час же про­ща­ет­ся. Смерт­ным он на­зы­ва­ет­ся по­то­му, что от не­го ду­ша уми­ра­ет и ожить мо­жет толь­ко от по­ка­я­ния. Грех то же для ду­ши, что ра­на те­лес­ная для те­ла. Есть ра­ны, ко­то­рые мож­но вра­че­вать, ко­то­рые не при­но­сят те­лу смер­ти, а есть ра­ны смер­тель­ные. Так же и гре­хи. Смерт­ный грех уби­ва­ет ду­шу, де­ла­ет ее нес­по­соб­ной к ду­хов­но­му бла­же­н­ству. Ес­ли, нап­ри­мер, сле­по­го че­ло­ве­ка пос­та­вить на мес­то, с ко­то­ро­го отк­ры­ва­ет­ся чуд­ный вид, и спро­сить его: „Не прав­да ли, ка­кой чуд­ный вид, ка­кая кра­со­та", то он, ко­неч­но, от­ве­тил бы, что не чувству­ет этой кра­со­ты, так как у не­го нет глаз, нет зре­ния. То же са­мое мож­но ска­зать о нес­по­соб­нос­ти ду­ши, уби­той гре­хом, к веч­но­му бла­же­н­ству.

преп. Варсонофий

Первая исповедь

Преподобный Никон Оптинский говорит, что «…Исповедь — это духовный суд. Исповедник — судья, а исповедающий свои грехи — преступник. И, как кающемуся преступнику, подобает ему иметь не только душевное сокрушение о содеянном зле, но и телесно выражать свою виновность, ибо душа и тело человека неразрывны». Исповедь — суд…Не от того ли человеку страшно порой приступать к этому Таинству? Ведь мы чаще испытываем себя в роли судьи, но не подсудимого, а тут оказывается, что ты — преступник.

Таинство исповеди заставляет человека оглянуться на самого себя, познать себя настоящего. И когда он видит весь ужас, несоответствие действительности своего «я» представлениям о себе, у него возникает страх открыть эту правду.

Каждый человек исповедовался впервые, неся в сердце это состояние, но что бывает после, он уже не забудет и будет стремиться к более частому приступанию к этому таинству.

Состояние человека при первой исповеди во все времена одинаково, и вот как это было с одной женщиной, не исповедающейся с детства и пришедшей к преподобному Нектарию.

Преп. Нектарий Оптинский

От церкви эта женщина была далека и к старцу попала случайно, сопровождая больного мужа. Отец Нектарий произвел на нее сильное впечатление, и, когда предложил ей исповедоваться, она согласилась. Он подвел ее к иконам и сказал: «Стой здесь и молись!», а сам ушел к себе в келию. Стоит она, смотрит на иконы, и не нравятся они ей — нехудожественные, даже лампадка кажется никчемной. В комнате тихо, и только за стеной старец ходит, чем-то шелестит. И вдруг почувствовала она грусть и умиление и невольно незаметно начала плакать. Слезы застилали ей глаза, она уже не видела икон и лампадки, а только радужное облако перед глазами, за которым ощущалось Божие присутствие. Когда вошел старец, она стояла вся в слезах.
— Прочти «Отче наш», — велел.

Кое-как, запинаясь, прочла.
— Прочти «Символ веры».
— Не помню.

Тогда отец Нектарий сам стал читать и после каждого члена спрашивал: «Веруешь ли так?» На первые два женщина ответила: «Верую!» Как дошло до третьего члена, то сказала, что не понимает его, а к Богородице ничего не чувствует. Батюшка укорил ее и велел молиться о вразумлении Царице Небесной, чтобы Та Сама ее научила, как понимать «Символ веры». И про большинство других членов «Символа веры» женщина говорила, что не понимает их, и никогда об этом не думала, но плакала горько и все время ощущала, что ничего скрыть нельзя, и бессмысленно было бы скрывать, и что с ней вот сейчас как бы прообраз Страшного Суда. Старец о личных грехах ее спрашивал как ребенка. Так, что она стала отвечать ему с улыбкой сквозь слезы, и потом простил ей все грехи с младенчества…

Будем стараться помнить то благодатное чувство чистоты после исповеди и будем чаще прибегать к Таинству покаяния.

Пресс-служба монастыря Оптина пустынь