Аудио-трансляция

Ле­ность есть не­ма­лый по­рок и по­ла­га­ет­ся в чис­ле смерт­ных гре­хов, то и на­доб­но се­бя ну­дить к ис­пол­не­нию на­ших обя­зан­нос­тей, про­сить Бо­га о по­мо­щи, не на­де­ять­ся на свою си­лу. Он, ви­дя та­ко­вое на­ше про­из­во­ле­ние, даст си­лу и кре­пость и по­мо­жет одо­леть расс­лаб­лен­ную ле­ность, но без на­ше­го тща­ния и про­из­во­ле­ния и Бог не по­мо­га­ет. В слу­чае же не­мо­щи и бес­си­лия да за­ме­ня­ет сии на­ши без­дей­ствия: бо­лезнь сер­деч­ная, со­жа­ле­ние и сми­ре­ние.

преп. Макарий

Ле­ность час­то на­па­да­ет на труж­да­ю­щих­ся в бла­го­чес­тии, а при оп­лош­нос­ти не­ред­ко ов­ла­де­ва­ет. Для прог­на­ния сей страс­ти от­цы свя­тые со­ве­ту­ют дер­жать­ся па­мя­ти смерт­ной, веч­ных мук и бла­же­н­ства пра­вед­ных, ру­ко­во­дясь при сем сми­ре­ни­ем, ко­то­рое, низ­во­дя на нас ми­лость Бо­жию, со­вер­шен­но сво­бож­да­ет от пле­на ле­нос­ти.

преп. Макарий

Бы­ва­ет в про­хож­де­нии мо­лит­вы сон, ле­ность, тос­ка и ох­лаж­де­ние ко все­му по нес­коль­ку дней и да­же не­де­лю. Очень мо­жет быть, что мы ок­ра­де­ны бы­ли пред этим соп­ро­тив­ни­ком тай­ным тщес­ла­ви­ем, гор­дос­тию, или осуж­де­ни­ем, или гне­вом, или чем дру­гим. Вот враг ду­шев­ный и на­си­лу­ет на­шу при­ро­ду, что­бы в празд­нос­ти и раз­ле­не­нии иж­ди­ва­ли дни свои вмес­то то­го, что­бы го­то­вить­ся к веч­нос­ти. А ес­ли и по­беж­да­ем­ся сво­ею не­мо­щию, не бу­дем уны­вать от се­го, но па­че сми­рять­ся и под­ви­зать­ся при по­мо­щи Бо­жи­ей. Си­ла Бо­жия в не­мо­щи со­вер­ша­ет­ся.

преп. Анатолий

О преодолении сомнений верою

Святейший Патриарх Кирилл

Случается, добрые благочестивые христиане внезапно заканчивают свое земное бытие в непредвиденных обстоятельствах, в страшной катастрофе, не исповедовавшись и не причастившись. А какой-то человек, живший вроде бы скверно, скончался внешне благочестиво — и исповедовался, и причастился. Откуда такая несправедливость? Этот вопрос из разряда тех, которые не могут быть адресованы земному человеку. Их можно задать только Богу, потому что только Он знает ответы на них.

Есть еще один очень распространенный подобный вопрос. В мире так много несправедливости: много войн, много страданий. А где же Бог? Что же это за Бог такой жестокий, который попускает все это? Некоторые люди настолько отождествляют себя с этим вопрошанием, что не могут переступить грань между безверием или верой. Они отвергают саму идею Бога только потому, что не могут найти рациональный ответ на этот вопрос, на который может ответить только Бог. Мы ничего не знаем о том загробном мире, где встречаются Бог и человеческая душа. Поэтому у нас и нет ответов на те вопросы, которые лежат за гранью, отделяющей этот мир от жизни будущего века…

В ином мире нет понятия веры, потому что там — знания. Богу же было угодно, чтобы отношения человека с Ним в этой земной жизни строились на вере, — той самой вере, которая допускает и сомнения, и желание ответить на самые трудные вопросы. Эти вопросы проводят человека через мучительное и одновременно очень важное и даже радостное преодоление сомнений и заблуждений. Вера открывает для человека свободу в общении с Богом. И только в этом мире свободы и веры оправдываются все наши свободные и сознательные движения навстречу к Богу. Господь никого не принуждает. Мы живем в мире вопросов и сомнений, но в этом же мире есть и вера.

Дай Бог всем нам осознать, что вера — это реальность, соединяющая нас с иным миром. Нет веры — нет религиозной жизни. Нет религиозной жизни — нет присутствия Бога в человеческом бытии. А трудные вопросы всегда останутся. И даже те, кто думает, что решил для себя все эти загадки, все равно в глубине души будут сомневаться. Богу угодно проводить нас через сомнения и соблазны для того, чтобы укреплялась наша вера.

Из слов Святейшего Патриарха Кирилла
в авторской программе «Слово пастыря»,
12 июня 2014 года