Аудио-трансляция

В ка­ком мес­те наз­на­че­но от Гос­по­да че­ло­ве­ку уме­реть, то, хо­тя бы был он за гра­ни­цею за мно­гие ты­ся­чи верст, неп­ре­мен­но при­бу­дет он к мес­ту сво­е­го наз­на­че­ния, и в свое вре­мя, ибо по­ве­ле­ние Бо­жие вы­пол­ня­ет­ся в точ­нос­ти.

преп. Антоний

Мы не мо­жем пос­тиг­нуть, по­че­му мо­ло­дой преж­дев­ре­мен­но уми­ра­ет, а ста­ри­чок иной ску­ча­ет уже са­мой жиз­нию и от бес­си­лия то и де­ло оха­ет, но не уми­ра­ет. Гос­подь же Бог всеп­ре­муд­ро, че­ло­ве­ко­люб­но и не­до­ве­до­мо нам всем и каж­до­му по­лез­ное уст­ро­я­ет и да­ру­ет.

преп. Антоний

Гос­подь Бог глу­би­ною муд­рос­ти Сво­ея че­ло­ве­ко­люб­но все стро­ит и по­лез­ное всем по­да­ет, т.е. ес­ли чью жизнь про­дол­жа­ет, бла­го­де­тель­ству­ет; и ес­ли чьи дни сок­ра­ща­ет, то то­го ра­ди, да не зло­ба из­ме­нит ра­зум его или лесть прельс­тит ду­шу его. Так Гос­подь Бог ис­тин­но че­ло­ве­ко­люб­но все стро­ит и по­лез­ное всем по­да­ет. А наш долг – и в том и в дру­гом слу­чае с детс­кою по­кор­нос­тию ко От­цу Не­бес­но­му долж­ны го­во­рить: От­че наш, да бу­дет во­ля Твоя!

преп. Антоний

Молитва Иисусова не имеет пределов

Какой ангельский язык может выразить все значение Иисусовой молитвы?
Не человеческому языку говорить о ней. Но какой же это ангельский язык? И есть ли такой язык? Конечно, есть. Но мы не можем представить себе его свойств, ибо он состоит не из звуков, там ведь не будет ничего чувственного. Знаем мы, что люди часто понимают друг друга без слов; есть язык и глаз – люди смотрят друг на друга и понимают, хотя между ними ничего не было сказано. Есть язык жестов, которыми объясняются с глухонемыми.

Молитва Иисусова не имеет пределовКаков будет ангельский язык, мы не знаем. И вот только ангельского языка будет достаточно, чтобы выразить значение Иисусовой молитвы. Понятно оно только тем, кто на опыте узнал его.

Я долго не мог понять, что такое соединение ума с сердцем. В сущности говоря, это значит соединение всех сил души воедино для устремления их всех к Богу, что невозможно при разъединенности их. Этот закон единения и усматриваю не только в этом случае – в молитве Иисусовой, а везде. Например, когда на войне с врагом не будет у нас сплоченной силы, то враг, нападая то на один отряд, то на другой, вскоре победит всю армию, уничтожая один отряд за другим. Подобно этому и солнце, светя на землю, не может ничего зажечь, ибо лучи его рассыпаются по всей поверхности земли и, в частности, какого-нибудь места. Но если мы возьмем стекло увеличительное, и этим стеклом сосредоточим все лучи в одной точке, то подложенное туда дерево, бумага или еще что-либо воспламеняются. То же самое можно сказать о музыке. Какую имеет красоту нота или звук, взятые в отдельности или в беспорядке? Можно сказать никакой. Но эти же самые звуки в произведениях гениальных художников-поэтов воспринимают великую силу и красоту. Про живопись и другое я уже не буду говорить...

В таких беседах с вами я не ограничусь этим, я пойду далее. Это такой узел, что сколько его не развязывай, он все будет узлом. Молитва Иисусова не имеет пределов... Ум, когда упражняется в чтении Св. Писания и молитве и тому подобном, очищается от страстей и просветляется. Когда же погружен только в земное, то он становится как бы неспособным к пониманию духовного.

Из бесед прп. Варсонофия Оптинского