Аудио-трансляция

Ког­да уко­ря­ют, ес­ли мо­жешь по­нес­ти – по­не­си, не мо­жешь – от­веть ти­хо.

преп. Анатолий

По­доб­но то­му, как че­ло­век не за­ме­ча­ет, как он рас­тет, как из ма­лень­ко­го маль­чи­ка ста­но­вит­ся взрос­лым, так и ду­хов­ный рост че­ло­ве­ка идет со­вер­шен­но не­за­мет­но для не­го. Этот не­ви­ди­мый ду­хов­ный рост че­ло­ве­ка и есть са­мо­у­ко­ре­ние.

преп. Варсонофий

Уко­ряй­те се­бя. Уко­рить се­бя нет­руд­но, а не­ко­то­рые и это­го не хо­тят. Пе­ре­нес­ти укор от бра­та труд­нее, а са­мо­му уко­рить се­бя нет­руд­но. Кро­ме то­го, ес­ли мы и бу­дем уко­рять се­бя, а не бу­дем бо­роть­ся со страс­тя­ми, бу­дем есть сколь­ко хо­чет­ся, бу­дем спать сколь­ко хо­чет­ся, то та­кое са­мо­укоре­ние не­за­кон­ное, оно не при­не­сет поль­зы.

преп. Варсонофий

Преподобный Никон (Беляев),
старец Оптинский († 1931)

Преподобный Никон (Беляев)

8 июля Православная Церковь празднует память преподобного Никона, старца Оптинского. Преподобный Никон (в миру Николай Митрофанович Беляев) родился 26 сентября, по старому стилю, 1888 года в Москве. Происходил Николай Беляев из семьи московских купцов Беляевых, хотя «Летопись скита Оптиной пустыни» указывает сословную принадлежность Беляевых как «потомственных почетных граждан»1.

Восьми лет отроду будущий подвижник находился на краю гибели: мальчик заболел дифтеритом. Болезнь протекала в тяжелой форме и, по заверению врача, не было никаких шансов на выздоровление — ребенок был обречен. Убитая горем мать Николая со слезами молилась святителю Николаю, дабы ее сын излечился от этого страшного недуга. И произошло чудо — по молитвам матери маленький Николай выздоровел. В житии преподобного Никона отмечается: «Господь, провидящий жизнь каждого человека со дня рождения до смерти, совершившимся чудом дал понять, что жизнь младенца Николая предопределена на служение Ему, Творцу, Промыслителю и Богу нашему»1.

Однако, вряд ли в то время и родители Николая и сам Николай понимали какую судьбу уготовал Господь своему избраннику. Семейство Беляевых было трудно назвать истово религиозными: формальное исполнение православных обрядов было сплошь и рядом распространенным явлением среди образованных людей того времени. Как отмечал сам Николай Беляев на страницах своего дневника в начале 1907 года: «Теперь я в первый раз намереваюсь серьезно и осмысленно говеть. Я как бы только теперь понял всю необходимость, всю святость, все величие этих двух Таинств: покаяния и приобщения Тела и Крови Христовых»1.

Вместе с тем, Николай Беляев с ранних лет чувствовал в себе потребность в приобщении к Православию. Стоит отметить, время конца XIX начала XX века удивительно противоречиво и парадоксально. В один и тот же период соседствовали тотальное безбожие и невероятная святость, повсеместное отступление от христианства и религиозное пробуждение. Будучи юношей, Николай, вместе со своим братом Иваном начинает регулярно посещать церковные службы. Можно сказать, что это были лишь первые, пробные шаги на пути ко Христу. По окончании гимназии перед братьями Беляевыми встал вопрос о продолжении учебы, о выборе своего дальнейшего пути. Для Николая, хоть и слабо, но уже тяготевшего к стезе духовной, было крайне сложно определиться с профессиональным выбором. Без желания поступив в Московский университет, Николай Беляев проучился в нем всего лишь один год.

Послушники Николай и Иван Беляевы

Николай Беляев не был одинок в своем стремлении к духовному поприщу: на этом пути его поддерживал брат Иван, вместе с которым они пришли к необходимости поступить в монастырь. Не зная какой монастырь выбрать для жизни, они прибегли к жребию: из справочника со списком монастырей Российской империи они нарезали полоски, и помолившись, вытянули полоску на которой было напечатано — Оптина пустынь. 24 февраля 1907 года братья Беляевы прибыли в обитель и провели весь Великий пост в молитве и в различных монастырских послушаниях. Николай Беляев постоянно посещал оптинского старца Варсонофия. После Пасхи два брата вернулись в Москву, после чего посещали Оптину пустынь наездами.

Тяга к монашеской жизни и непреодолимое желание поселиться в Оптиной навсегда, не оставляла двух братьев. В конце 1907 года они окончательно поступают в монастырь и согласно «Ведомости» Иоанно-Предтеченского скита 1 января 1908 зачисляются в число братии указанного скита1. Послушник Николай сразу же сближается со скитоначальником старецем Варсонофием, который становится его духовным отцом и наставником. В своих «Дневниках» Николай Беляев называет старца Варсонофия Батюшкой, подчеркивая этим не только сан старца, но и сыновье к нему почтение. «В отношениях послушника Николая и преподобного Варсонофия мы видим пример истинных, идеальных отношений между старцем и учеником. Глядя на жизненный путь преподобного Никона, на его твердую веру и постоянное благодушное благодарение Бога во всех испытаниях, невольно вспоминаются древние патерики, рассказывающие о великих подвижниках далекого прошлого, и хочется сказать словами египетского старца, преподобного Пимена, наставника преподобного Иоанна Колова: "Приидите и видите: се — плод послушания!"»1.

В ноябре 1908 года послушник Николай Беляев был назначен письмоводителем скитоначальника вместо отбывшего для совершения воинской повинности послушника Кирилла Зленко1. 16 апреля 1910 года послушник Николай Беляев был облечен в рясофор1. 24 мая 1915 года инок Николай был пострижен в мантию с именем Никон, в честь мученика Никона. 30 апреля 1916 монах Никон был рукоположен в сан иеродиакона, а 3 ноября 1917 года рукоположен в сан иеромонаха. Как указывалось в «Летописи Иоанно-Предтеченского скита»: «Возвратился из Калуги посвященный в сан иеродиакона отец Гамалиил. Рукоположение совершено было Преосвященным епископом Феофаном в архиерейской Крестовой церкви в пятницу 3 ноября. С той же целью спутешествовали из монастыря в Калугу старший иеродиакон Кирилл (Зленко) и заведующий монастырской канцелярией иеродиакон Никон: они рукоположены в сан иеромонахов. Как отец Кирилл, так и отец Никон тесно связаны со скитом: отец Кирилл лишь нынешним летом оставил скит, в котором подвизался около двух лет, а отец Никон полагал начало в нашем скиту»1.

Совершенно иначе сложилась судьба брата преподобного Никона, Ивана Беляева. В 1912 году послушник Иоанн уезжает со старцем Варсонофием в Старо-Голутвин монастырь и по смерти старца привозит его гроб в Оптину пустынь. После кончины старца Иоанн некоторое время живет на Афоне и в 1914 году отправляется санитаром на фронт Первой Мировой войны. На фронте Иоанн знакомится с сестрой милосердия на которой впоследствии он женится. Вернувшись с фронта Иван Митрофанович совершенно отворачивается от веры, устраивается на службу в редакцию газеты «Безбожник у станка» и читает атеистические лекции. Под влиянием мужа отходит от веры и его жена. В дальнейшем, под влиянием своего монастырского друга, послушника Михаила Ежова, Иван Митрофанович переосмысливает свое безбожие и вновь обретает веру. В 1957 году он даже посещает Козельск. В конце жизни бывший послушник Иоанн составляет единственный на сегодня опубликованный акафист преподобным Оптинским старцам.

Иеромонах Никон, в отличие от брата, остался верен Христу и Его Святой Церкви. Наступили тяжелые для монастыря времена. Безбожная Советская власть начала планомерную ликвидацию монастырей: национализировались монастырские земли, закрывались и перепрофилировались храмы и монастырские административные здания. 17 сентября 1919 года иеромонах Никон без предъявления обвинений был арестован и заключен в Козельскую тюрьму. Из тюрьмы он писал своей матери: ««Христос посреди нас! Мира и радования желаю тебе, дорогая мамаша, и шлю тебе иноческий привет. Ныне я узник, и хочется сказать, узник о Христе, ибо хотя я и грешен, но в данном случае совершенно неповинен, как мне кажется. Сижу в темнице без предъявления мне какой-либо вины и, как видно, только потому, что я монах, что я трудился для обители. Да будет воля Божия, благая и совершенная! Благословляю Господа, на Господа надежду и упование мое возвергаю, в Господе отраду мою нахожу. 17 сентября, помолившись за литургией и отслужив после нее молебен о твоем здравии и прочих близких моих, я, возвратившись в келлию, был арестован и отправлен в г Козельск в тюрьму, где и нахожусь. Со мною еще четыре человека духовного звания: такие же узники о Христе, и потому среда, в которой я очутился, не тяготит меня. Я даже благодушествую. Но ожидая всегда смерти, я решил в день моего рождения обратиться к тебе, дорогой моей мамаше, с моим, быть может, последним словом и приветом. Да благословит тебя Господь! Как иерей призываю на тебя Божие благословение и молю Господа, да воздаст Он тебе вечными милостями Своими и вечным блаженством за все то добро, какое я получил от тебя. Да почиет на мне твое родительское благословение, которого усердно прошу у тебя. Помню тебя и здесь в заключении, приношу Богу мою молитву о тебе, хотя и слабую по немощи моей. И себя, и дорогую мне обитель нашу, и тебя, и всех, и всё предаю Господу моему Богу, Творцу и Промыслителю, ибо Он печется о всех и о всем и творит то, что нужно и полезно нам. Усердно прошу твоих св молитв о мне, грешном, о спасении моей грешной души: спасение души — цель земной жизни. И что мне более нужно? Если бы я достиг сей вожделенной цели! Посему и прошу молитв о моем спасении. Твердо верю, что в руках Божиих, и спокоен. Чаю жизни будущаго века. Аминь.

Прошу передать от меня Божие благословение маме крестной (прошу ее святых молитв и благословения), сестре, братьям и всем прочим родным и знакомым: о всех их молился всегда, да благословит и спасет их Господь. У всех прошу прощения, а наипаче у тебя, ибо ошибки мои сознаю.

Прости. Господь да будет со всеми вами. Грешный иеромонах Никон. 26 сентября / 9 октября 1919 г. Козельская тюрьма»1.

В 1923 году власти приказали всем находившимся в монастыре монахам покинуть обитель. В монастыре был устроен музей. Старец Исаакий II благословляет преподобного Никона служить в Казанском храме и принимать богомольцев. Таким образом иеромонах Никон становится не только духовником обители, но и оптинским старцем. В начале 1924 года закрыли последний оптинский храм и иеромонах Никон вместе с отцом Кириллом Зленко поселяются в Козельске. По приглашению настоятеля Успенского собора г. Козельска иеромонах Никон составил небольшой монашеский хор. По разрешению настоятеля отец Никон так же совершал богослужения и произносил проповеди.

В июне 1927 года иеромонах Никон и отец Кирилл Зленко были арестованы и заключены в тюрьму. В январе 1928 года отец Никон был осужден на три года и отправлен в Соловецкий лагерь. Из лагеря преподобный Никон вел переписку с духовными чадами, ободряя и наставляя их в духовной жизни. Находясь в ссылке, отец Никон тяжело болел, что усугублялось постоянными поисками жилья и пропитания. Скончался оптинский подвижник 8 июля 1931 года в возрасте 42 лет от туберкулеза легких и был погребен ссыльными священниками по монашескому чину в селе Валдокурье. Прославлен преподобный Никон как местночтимый святой 26 июля 1996 года. На Архиерейском соборе 13–16 августа 2000 года прославлен для общецерковного почитания в сонме Оптинских старцев.


Летопись скита во имя святого Иоанна Предтечи и Крестителя Господня, находящегося при Козельской Введенской Оптиной Пустыни. Т. 2. М.: 2008. С. 379.

Житие преподобного Никона, старца Оптинского // Преподобные старцы Оптиной Пустыни. Жития. Чудеса. Поучения. Москва, Рига: 1995. С. 390.

Дневник послушника Никона Беляева (Преподобного оптинского старца Никона). М.: 2004. С. 7.

Летопись…С. 379.

Оптинский патерик. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Zhitija_svjatykh/optinskij-paterik/2_13

Летопись…C. 375.

Летопись…C. 396.

Летопись…C. 530.

Оптинский патерик. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Zhitija_svjatykh/optinskij-paterik/2_13