Аудио-трансляция

Ес­ли тер­петь не бу­дем скор­бей, а ес­ли и бу­дем тер­петь, да с ро­по­том, с гне­вом, с до­са­дою, с раз­д­ра­же­ни­ем, то что это за тер­пе­ние. Это толь­ко уко­ре­не­ние в се­бе зло­бы, гне­ва, а от се­го гор­дость. Ни­че­го нет уди­ви­тель­но­го, что мо­нах тер­пит скор­би, ко­то­рых мир не зна­ет. Путь в Царство Не­бес­ное уз­кий и тер­нис­тый, по ко­то­ро­му про­шел пер­вый Сам Спа­си­тель ми­ра.

преп. Иосиф

Все страдания – плоды нашего внутреннего устроения

Ты пишешь, что трудна борьба со страстями. Да это не ново. Познавши их лютость, будешь благоискуснее и смиреннее. Так как и яростный воспаляется своею яростью и лишается спокойствия при случаях, тревожащих его; равно и другие страсти, кои мы усвояем своими навыками, бывают нашими мучителями: славолюбие и честолюбие наносят великую скорбь и болезнь человеку, когда видит он уничижение; плотская страсть, кто оной поработится, лишает покоя своего раба; а сребролюбие, кажется, весь состав душевный преображает в себя. Случающиеся искушения кажутся им выше меры посланными, потому что страсти сии так в них укачествовались, что почти в естество претворились. Кто ж сему причиною, как не они?

Все страдания – плоды нашего внутреннего устроенияКогда еще маленьких нас оскорбляют или делают что противное нам, то мы, ничем другим не могши себя удовлетворить, берем плачем; далее и далее, все то же и то же. То же и в возрасте. Горько, что меня огорчают, — я плачу, и плачу горько; это бывает мне в навык, и уже как бы невольно сим увлекаюсь от расслабления чувств. Что ж это значит? Не действие ли этой же яростной части? Только в разных формах…

Все, чем мы страждем от бывающих нам неприятностей и скорбей, суть плоды нашего внутреннего устроения и награда за содеянные грехи. По всему имеем долг пить чашу полыни судеб Божиих, как за грехи, к очищению, так и для исправления нашего устроения. Когда бы мы были в благом устроении, то радовались бы об оскорблении нас, по заповеди Господней; но мы не только сего не творим, но еще и противимся воле Божией, взыскуя от ближних исполнения заповедей, сами и перстом не касаясь.

Из писем прп. Макария Оптинского