Аудио-трансляция

Не вся­кий мо­жет час­то ста­но­вить­ся на мо­лит­ву в те­че­ние дня. Но по­нуж­дать се­бя на мо­лит­ву, хо­тя мыс­лен­ную, ес­ли при лю­дях, вся­ко­му воз­мож­но. Воз­мож­но на­чи­нать и окан­чи­вать вся­кое де­ло и за­ня­тие воз­но­ше­ни­ем ума к Бо­гу. Не­по­лез­но хо­лод­ное от­но­ше­ние к де­лу мо­лит­вы. „От­мо­лил­ся, вы­чи­тал, что по­ло­же­но, и сво­бо­ден. От­был по­вин­ность свою". Та­кая мо­лит­ва не да­ет бла­гих пло­дов.

преп. Никон

«Аще смиримся, то на всяком месте обрящем покой»

Нигде не сказано, чтобы спасение наше местом определялось; а напротив, в Святом Евангелии прямо и ясно читаем: аще ли хощеши внити в живот, соблюди заповеди (Мф. 19; 17); где бы кому ни пришлось жить, по сказанному в псалмах: На всяком месте владычества Его: благослови, душе моя, Господа (Пс. 102; 22). Спасение может получить христианин на всяком месте, и в миру живя. Но в Евангелии, в другом месте, читаем и следующее: аще хощеши совершен быти, продаждь имение и даждъ нищым (Мф. 19; 21), и прочее.

Аще смиримся, то на всяком месте обрящем покойСвятой Исаак Сирин на основании этих слов пишет: «Можно получить милость Божию малую и милость Божию великую в совершенстве — тем, которые совершенно посвящают себя Богу, оставляя мир». При этом вникни в слова Господа: аще хощеши внити в живот... аще хощеши совершен быти, и увидишь, что нигде Господь не хочет неволей понуждать человека, а везде представляет благому нашему произволению, и через собственное произволение люди бывают или добры, или злы. Поэтому напрасно будем обвинять, что будто бы живущие с нами и окружающие нас мешают и препятствуют нашему спасению или совершенству духовному. Самуил жил и воспитывался у Илии священника, при развратных его сыновьях, и сохранил себя, и был великим пророком.

А Иуду и трехлетняя жизнь пред лицом Самого Спасителя не сделала лучшим, когда он видел столько чудес, постоянно слышал Евангельскую проповедь, а сделался еще худшим, продал Учителя своего и Избавителя мира за тридесять сребренников, из которых каждый не более русского полтинника. Все это пишу тебе для того, чтобы ты вполне могла убедиться, что неудовлетворительность наша душевная и духовная происходит от нас самих, от нашего неискусства и от неправильно составленного мнения, с которым никак не хотим расстаться. А оно-то и наводит на нас и смущение, и сомнение, и разное недоумение; а все это нас томит, и отягощает, и приводит в безотрадное состояние. Хорошо было бы, если бы мы могли понять простое святоотеческое слово: «Аще смиримся, то на всяком месте обрящем покой, не обходя умом многие иные места, на которых может быть с нами то же, если не худшее». А по апостольскому слову (2 Кор. 9; 6): сеяй о благословении, о благословении и пожнет.

Из писем прп. Амвросия Оптинского