Аудио-трансляция

Ху­лой на Ду­ха Свя­та­го неп­рос­ти­тель­ной и ве­ду­щей к по­ги­бе­ли на­зы­ва­ет­ся упор­ное не­ве­рие и от­ри­ца­ние бы­тия Бо­жия, нес­мот­ря на во­очию со­вер­ша­ю­щи­е­ся чу­де­са, нес­мот­ря на мно­же­ст­во фак­тов, не­оп­ро­вер­жи­мо до­ка­зы­ва­ю­щих су­ще­ст­во­ва­ние Бо­га. Упор­ное от­ри­ца­ние и не­ве­рие яв­ля­ют­ся ху­лой на Ду­ха Бо­жия, не про­ща­ет­ся ни в сем ве­ке, ни в бу­ду­щем, и че­ло­век, умер­ший не по­ка­яв­шись в сво­ем не­ве­рии, по­гиб.

преп. Варсонофий

Хо­ро­шее жи­тейс­кое об­ще­ние мож­но иметь и с не­ве­ру­ю­щи­ми, толь­ко мо­лит­вен­но­го об­ще­ния с ни­ми нель­зя иметь и спо­ров о ре­ли­гии нель­зя за­во­дить, что­бы имя Бо­жие в спо­ре не ос­ко­рб­ля­лось.

преп. Нектарий

Ви­дя свои не­мо­щи, мож­но снис­хо­ди­тель­но су­дить и о не­мо­щах дру­гих.

преп. Макарий

Испытывайте себя, в вере ли вы

Сейчас я пришел от всенощной и заканчиваю это письмо…
Господи, какое счастье! Какие чудные глаголы вещаются нам в храме! Мир и тишина. Дух святыни явственно чувствуется в храме. Кончается служба Божия, все идут в дома свои. Выхожу из храма и я. Ночь чудная! Легкий морозец. Луна серебряным светом обливает наш тихий уголок. Иду на могилки почивших старцев, поклоняюсь им, прошу их молитвенной помощи, а им прошу у Господа вечного блаженства на небе. Могилки эти много вещают нашему уму и сердцу – от этих холодных надгробий веет теплом. Пред мысленными взорами встают образы почивших исполинов духа.

Испытывайте себя, в вере ли выЭти дни я неоднократно вспоминал батюшку Варсонофия. Мне вспоминались его слова, его наставление, данное мне однажды, а может быть, и не однажды. Он говорил мне: «Апостол завещает: «Испытывайте себя – в вере ли вы?» – и продолжал: «Течение скончах, веру соблюдох, а теперь мне уже готовится венец». Да, великое дело – сохранить веру. Поэтому я и вам говорю, испытывайте себя, в вере ли вы? Если сохраните веру – можно иметь благонадежие о своей участи».

Когда все это говорил мне почивший старец, а говорил он хорошо, с воодушевлением, насколько помнится, вечером, при тихом свете лампы в его дорогой, уютной старческой келлии, я почувствовал, что он говорит что-то дивное, высокое, духовное. Ум и сердце с жадностью схватывали его слова…

Я и прежде слышал это апостольское изречение, но не производило оно на меня такого действия, такого впечатления. Мне казалось, что особенного – сохранить веру? Я верую, и верую по-православному. Никаких сомнений у меня нет. Но тут я почувствовал – не скажу, что понял, а именно почувствовал , что в изречении этом заключается что-то великое, – несмотря на все искушения, на все переживания житейские, на все соблазны, сохранить в сердце своем огнь святой веры неугасимым, и неугасимым даже до смерти, ибо сказано: «течение скончах».

…Ведь надо знать и то, что веру соблюсти может тот, кто горячо и искренно верит, кому Бог дороже всего. А это, последнее, может быть только у того, кто хранит себя от всякого греха, кто хранит свою нравственность. О Господи! Сохрани меня в вере благодатию Твоею!..

Оптина Пустынь, 15/28 ноября 1922 года
(из письма прп. Никона Оптинского матери)