Аудио-трансляция:  Казанский Введенский

Тво­ри ча­ще Ии­су­со­ву мо­лит­ву – по­ве­се­ле­ет на серд­це. Толь­ко пос­та­рай­ся вы­ко­вы­ри­вать гниль сер­деч­ную, т.е. не ув­ле­кай­ся в не­це­ло­муд­рен­ные по­мыс­лы.

преп. Анатолий

Ии­су­со­ва мо­лит­ва есть не­об­хо­ди­мей­шее ору­жие в де­ле на­ше­го спа­се­ния. Но кто бе­рет­ся за нее, дол­жен ожи­дать ис­ку­ше­ний и при­го­то­вить­ся к борь­бе внут­рен­ней, к борь­бе с по­мыс­ла­ми. Бе­сы не лю­бят Ии­су­со­вой мо­лит­вы и вся­чес­ки мстят че­ло­ве­ку, бь­ю­ще­му их этим ме­чом.

преп. Варсонофий

Не сле­ду­ет вни­мать ис­ку­си­тель­ным по­мыс­лам, на­до гнать их да­ле­ко от се­бя и, не сму­ща­ясь, про­дол­жать мо­лит­вен­ный труд. Пусть не­за­мет­ный плод это­го тру­да, пусть че­ло­век не пе­ре­жи­ва­ет ду­хов­ных вос­тор­гов, уми­ле­ния и т.д.– все-та­ки без­дей­ствен­ной мо­лит­ва ос­тать­ся не мо­жет. Она бес­шум­но со­вер­ша­ет свое де­ло.

преп. Варсонофий

«В Евангелии дна нет»

По словам преподобного Исаака Сирина, «непрестанное изучение Писания – свет для души, потому что оно указывает душе полезные напоминания о том, чтобы остерегаться от страстей, пребывать в любви к Богу и в чистоте молитвы, и также начертывает пред нами мирный путь по следам святых».

Евангелие в переводе с греческого – «благовестие, благая весть». Уже две тысячи лет звучит проповедь о Спасителе мира, явленная человечеству через Богодухновенные книги Нового Завета. В Евангелии Христос заповедал Своим ученикам: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари» (Мк. 16, 15). И ближайшие ученики Иисуса Христа по всему миру проповедовали учение о спасении, о воскресении, о христианских заповедях любви и милосердия.

Евангелие в «Православной энциклопедии» определяют как «весть о наступлении Царства Божия и спасении человеческого рода от греха и смерти, возвещенная Иисусом Христом и апостолами, ставшая основным содержанием проповеди христианской Церкви».

Преподобный Варсонофий Оптинский говорил своим духовным ученикам: «В Евангелии скрыт глубокий смысл, который постепенно проясняется для человека, внимательно читающего Писание. И по этой неисчерпаемой глубине содержания узнаем мы о Божественном происхождении Книги, потому что всегда можно отличить дело рук человеческих от творения Божия.

Видели ли вы искусственные цветы прекрасной французской работы? Сделаны они так хорошо, что, пожалуй, не уступят по красоте живому растению. Но это пока рассматриваем оба цветка невооруженным глазом. Возьмем увеличительное стекло – и что же увидим? Вместо одного цветка – нагромождение ниток, грубых и некрасивых узлов; вместо другого – пречудное по красоте и изяществу создание. И чем мощнее увеличение, тем яснее проступает разница между прекрасным творением рук Божиих и жалким ему подражанием.

Чем больше вчитываемся мы в Евангелие, тем явственнее разница между ним и лучшими произведениями величайших человеческих умов. Как бы ни было прекрасно и глубоко любое знаменитое сочинение – научное или художественное, но всякое из них можно понять до конца. Глубоко-то оно глубоко, но в нем есть дно. В Евангелии дна нет. Чем больше всматриваешься в него, тем шире раскрывается его смысл, неисчерпаемый ни для какого гениального ума».

Святой праведный Иоанн Кронштадтский вспоминал о том, как повлияло на него чтение Евангелия в детские годы. В беседе со своей ученицей, настоятельницей Иоанно-Предтеченского Леушинского монастыря, игуменией Таисией он вспоминал: «Знаешь ли, что прежде всего положило начало моему обращению к Богу и еще в детстве согрело мое сердце любовию к Нему? Это – святое Евангелие. У родителя моего было Евангелие на славянско-русском языке; любил я читать эту чудную книгу, когда приезжал домой на вакационное время, и слог ее и простота речи были доступны моему детскому разумению; читал и услаждался ею и находил в этом чтении высокое и незаменимое утешение. Это Евангелие было со мною и в духовном училище. Могу сказать, что Евангелие было спутником моего детства, моим наставником, руководителем и утешителем, с которым я сроднился с детских лет».

Святитель Феофан Затворник называл чтение Священного Писания «духовной трапезой» и сравнивал Слово Божие со своеобразным духовным зеркалом, в котором видны все недостатки: «Слово Божие уподобляется зеркалу. Как, смотрясь в зеркало, всякий видит, где какое пятно или порошинка на лице или на платье, так и душа, читая слово Божие и там исчисленные заповеди рассматривая, не может не видеть, исправна ли она в тех заповедях или неисправна: совесть, просвещена будучи при сем словом живого Бога, тотчас скажет это ей нелицемерно».

К книге жизни христиане обращаются ежедневно, читая главу из Евангелия. По слову преподобного Серафима Саровского, ум должен вращаться в словах Священного Писания.

Преподобный Амвросий Оптинский писал о том, как следует читать Евангелие: «Советую тебе почаще и подолгу читать Евангелие, особенно от Иоанна. Читать так, чтобы только твои уши слышали: понимаешь, не понимаешь – читай. Благодатное слово евангельское сильно прогонять скуку и уныние и успокоит тебя, только читай побольше и подольше, признавая такое искушение попущением Божиим к испытанию тебя и к обнаружению внутреннего затаенного залога, чтобы постараться об исцелении затаившейся болезни душевной евангельским средством, указанным Самим Господом, глаголющим: научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим (Мф. 11, 29).

Действительно, «в Евангелии дна нет». Оптинский преподобноисповедник Никон (Беляев) писал о той духовной радости, с которой он читал Евангелие, и о той неизмеримой глубине, которая содержится в евангельских словах: «Какие дивные слова в Евангелии… Какую бы ни взять другую книгу, даже самого лучшего писателя, но если ее много раз читать, она может надоесть. А Евангелие – чем больше его читаешь, тем больше получаешь утешения и всяких благих чувств…».

В.В. Каширина