Аудио-трансляция

Скор­би по­пус­ка­ют­ся, чтоб об­на­ру­жи­лось, кто лю­бит Бо­га действи­тель­но. Без тер­пе­ния скор­бей да­же бла­го­дар­ная ду­ша не спо­соб­на к Царствию Бо­жию. Твер­дое тер­пе­ние скор­бей рав­но­че­ст­но му­че­ни­че­ст­ву. Скор­би ни­че­го не зна­чат в срав­не­нии с ду­хов­ны­ми бла­га­ми.

преп. Никон

Прожит ли день для вечности?

Воображай себе истину сию всегда, что еже сеет человек в здешнем веке, то самое и пожнет в будущем стократно, и на этой истине поверяй самого себя каждодневно: что ты посеял на счет будущего века – пшеницу или терние? Испытавши себя, располагайся к исправлению лучшаго на следующий день и таким образом всю жизнь проводи.

Прожит ли день для вечности?Ежели плохо проведен день настоящий, так что ты ни молитвы порядочно Богу не принес, ни сокрушился сердцем ни однажды, ни смирился в мысли, ни милости или милостыни никому не сделал, не простил виноватаго, не стерпел оскорбления; напротив же того, не воздержался от гнева, не воздержался в словах, в пище, в питье или в нечистых мыслях ум свой погружал; все сие разсмотрев, по совести осуди себя и положись на следующий день быть внимательнее во благое и осторожнее в злое.

И так разсматривай, любезный, сеятву твою всегда и от терния очищай и пекись, яко истинный христианин, делати не одно только гиблющее брашно, но пребывающее в животе вечном. Какая бо польза, если мы и всем себя на этом свете удовольствуем – и честию, и славою, и богатством, и всеми сластями, душу же свою отщетим оных плодов Духа Святаго, и пусты явимся пред Богом как неплодное дерево, которое обыкновенно посекается и огнем вметается.

Воздавай кесарево кесареви внешним твоим человеком, внутренним же всегда взирай к Богу и закону Его поучайся, и Бог будет с тобою. Я более всего опасаюсь, чтобы ты худым товариществом не повредился; тот товарищ верно худой, который назирает жены и пиры. Вино бо и жены многих погуби, глаголет Писание. Блюди себя от таковых; ибо скоро и удобно входят в нас привычки слабыя и страстныя, отвычка же очень трудна. Редкие освободились совершенно от худых привычек, по большей же части в страстях оных и жизнь свою кончили, на осуждение себе вечное, от чего меня и тебя да помилует премилосердный Господь.

Из писем прп. Моисея Оптинского брату Александру Ивановичу Путилову (впоследствии прп. Антонию)