Аудио-трансляция

Иск­рен­нее же­ла­ние слу­жить Гос­по­ду Бо­гу и вру­че­ние все­це­ло и се­бя, и все­го, и всех в во­лю Бо­жию, всеб­ла­гую, со­вер­шен­ную, при­но­сят серд­цу мир Бо­жий, да­же при пе­ре­жи­ва­нии раз­лич­ных скор­бей, и внеш­них, и внут­рен­них, ду­шев­ных. Мо­лись Бо­гу о уда­ле­нии на­пас­ти и вмес­те от­ре­кай­ся сво­ей во­ли, как во­ли гре­хов­ной, во­ли сле­пой. Пре­да­вай се­бя, свою ду­шу и те­ло, свои обс­то­я­тель­ства, и нас­то­я­щие, и бу­ду­щие, пре­да­вай близ­ких серд­цу, ближ­них тво­их во­ле Бо­жи­ей, всес­вя­той и пре­муд­рой... Сла­ва Бо­гу! Сла­ва Бо­гу! За все сла­ва Бо­гу! От этих чуд­ных, свя­тых слов отс­ту­па­ют мрач­ные мыс­ли, тя­гость. При­хо­дят в ду­шу че­ло­ве­ка мир, уте­ше­ние, ра­дость. Да бу­дет во­ля Твоя, Гос­по­ди! Сла­ва Бо­гу за все!

преп. Никон

Послушание старцу - это послушание воле Божией

Для преподобного Амвросия не существовало незначительного. Он знал, что все в жизни имеет свою цену и свои последствия, и потому не было вопроса, на который бы он не отвечал с участием и желанием добра.

Послушание старцу - это послушание воле БожиейНо, преподавая советы, Старец не имел обыкновения настойчиво требовать, чтобы они непременно исполнялись, и никогда не связывал относившихся к нему каким-либо запрещением. И если видел, что совет кому-либо не по сердцу, всегда прибавлял, как при личных разговорах, так и в письмах: «Впрочем, смотрите сами, и как найдете для себя более удобным, так и поступайте». Так всегда снисходительно относился Старец к немощам человеческим. Однако иногда прибавлял в назидание просившим у него советов: «Когда я говорю, надобно слушать с первого слова, тогда будет послушание воле Божией. Я мягкого характера, уступлю, но не будет пользы для души». Но так как, по пословице, «своя воля царя боле», и для всех она одинаково дорога, то Старцу, понятно, часто приходилось уступать. В таком случае он говорил: «как хочешь» или «можешь так поступить», но никогда не давал на дело благословение.

Находились же такие люди, которые и дела желали вести по своей воле, и вместе просили на это у Старца благословение и все приставали: как же вы мне, Батюшка, благословите? Что же вы мне скажете?». Старец с огорчением в шутливом тоне отвечал иногда так: «Что реку человеку чудаку, или что возглаголю творящему свою волю?». Такими и подобными шуточными ответами он кое-как отделывался от настойчивых требований его благословения. А иному настойчивому своевольнику скажет: «Так-то, брат, обычай-то у нас бычий, а ум-то телячий». Тут он и сам посмеется и посетитель вместе с ним, может быть даже и не замечая того, что получил от Старца и выговор, и наставление; и только уже после поймет старческие слова и не оскорбится на Старца.

Из книги архим. Агапита (Беловидова) «Житие прп. Амвросия старца Оптинского»