Аудио-трансляция

Ве­ли­кое ду­шев­ное бедствие – рас­се­ян­ная жизнь. Осо­бен­но ужас­ное впе­чат­ле­ние про­из­во­дит она на тех, кто доз­во­лит се­бе рас­се­ян­ность, на­чав уже вни­ма­тель­ную жизнь. Хрис­ти­а­нин бла­го­го­вей­ный дол­жен про­вож­дать жизнь во вся­ком вни­ма­нии к се­бе и трез­ве­нии. Бди­те и мо­ли­те­ся, да не вни­де­те в на­пасть (Мк. 14, 38),– ска­зал Гос­подь.

преп. Никон

Мир душевный дается по мере удаления от страстей

Когда Господь сказал Своим ученикам: мир Мой даю вам, мир Мой оставляю вам (Ин. 14, 27), то как же, получив от Бога такой великий дар — мир, душа не может иметь спокойствия? Но когда кто не имеет спокойствия, то причина тому наши страсти, внутри нас кроющиеся и не побежденные и не истребленные деланием заповедей Божиих; и ежели мы удаляемся случаев, которые нам показывают наши страсти, то никогда не возможем оных истребить; а иногда и бывают случаи оскорбления от других; но мы, вместо того, чтобы попещись об исцелении своей страсти, укоряем других, нанесших нам неприятность, не понимая того, что не они вложили в нас страсть, но залог ее лежит внутри нас, а они токмо показали нам, смотрением Божиим, гнилость нашего устроения, коих бы нам должно считать своими благодетелями, ибо без них мы не познали бы нашей немощи.

Мир душевный дается по мере удаления от страстейВот причина, почему душа не имеет спокойствия — наши страсти. А что человеку возможно иметь спокойствие души, то веруйте относительно этого не моим словам, но словам Самого Спасителя и Господа нашего Иисуса Христа; Он сказал: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим (Мф. 11, 29).

Итак, когда нет спокойствия, то явно, что нет и смирения. Если мы исполняем, по-видимому, долг христианский: ходим в церковь, читаем книги и другие обязанности исполняем, и при всем том увлекаемся в высокоумие и мнение о себе, то уже нельзя ожидать мира и спокойствия; но при всем оном исполнении благого надобно быть смиренным и нищим духом, тогда и спокойствие водворится в нас.

Из писем прп. Макария Оптинского