Аудио-трансляция

Не брак, а пре­лю­бо­де­я­ние долж­но счи­тать и гнус­ным, и сквер­ным, и прок­ля­тым, и про­тив­ным де­лом Бо­гу и Ан­ге­лам Его, и бла­го­чес­ти­вым лю­дям, ко­е­го, т.е. пре­лю­бо­де­я­ния, долж­но гну­шать­ся как пре­ве­ли­кой мер­зос­ти всем че­ло­ве­кам, и луч­ше сог­ла­сить­ся сток­рат­но уме­реть, не­же­ли оск­вер­нить се­бя столь гнус­ным по­ро­ком, и прог­не­вать Бо­га, и ли­шить­ся Не­бес­но­го Царствия Его. А по­се­му всем нам, и муж­чи­нам, и жен­щи­нам, долж­но при соб­ра­ни­ях из­бе­гать аму­ров, лю­бо­дей­ных взгля­дов, дву­смыс­лен­ных слов, без­чин­ных те­лод­ви­же­ний и слиш­ком неск­ром­ных на­ря­дов, но во всем при­дер­жи­вать­ся скром­нос­ти и хрис­ти­а­нс­ко­го бла­гоп­ри­ли­чия.

преп. Антоний

Старец Амвросий о духовной жизни

Старец Амвросий о духовной жизниУподобляется твоя жизнь довольно глубокому рву, который в дождливое время наполняется так, что и переезду не бывает, в другое же время иссыхает так, что нисколько по нем не течет вода. Святыми же отцами похваляется такая жизнь, которая проходит, подобно малому ручейку, постоянно текущему и никогда не иссыхающему. Ручеек этот удобен: во-первых, к переходу, во-вторых, приятен и полезен всем проходящим, потому что вода его бывает пригодна для питья, так как тихо текущая, и потому никогда не бывающая мутною. У тебя всегда было заметно стремление только к исполнению молитвенного правила, а к исполнению заповедей Божиих, называемых от Господа малыми, у тебя не доставало и охоты, и усердия, и понуждения, и внимания, а первая без второго никогда не бывает прочна. Во всяком пребывании старайся пребывать благоугодно, т. е. в мирном и смиренном духе, никого не осуждай и никому не досаждай, стараясь, чтобы слово наше, по апостольской заповеди, было растворено духовною солию.

Каждая вещь и дело не вдруг совершаются, а мало-помалу, по мере старания и внимания, а иногда и понуждения, и с ошибками и неприятностями, которые по времени все пройдут, а дело останется и возвеселит человека.

Человек, как жук. Когда теплый день и играет солнце, летит он, гордится собою и жужжит: все мои леса, все мои луга! Все мои луга, все мои леса! — А как солнце скроется, дохнет холодом и загуляет ветер, — забудет жук свою удаль, прижмется к листку и только пищит: не спихни!

Из поучений прп. Амвросия Оптинского