Аудио-трансляция

Что мрач­ные мыс­ли не­ред­ко бес­по­ко­ят вас, не сму­щай­тесь, ибо мрач­ные мыс­ли, как осен­ние об­ла­ка, од­ни за дру­ги­ми на­хо­дят и за­тем­ня­ют свет, но они и про­хо­дят, и не­бо ос­та­ет­ся чис­то и при­ят­но. Так и мыс­ли на­ши поб­ро­дят, поб­ро­дят по бе­ло­му све­ту, и ум уся­дет­ся на сво­ем мес­те, тог­да и ти­хо, и ве­се­ло бы­ва­ет на ду­ше. А уму на­ше­му от ски­та­ния се­мо и ова­мо мно­го спо­со­б­ству­ет крат­кая, но час­то пов­то­ря­е­мая мо­лит­ва Ии­су­со­ва, к ко­то­рой да­руй вам Гос­по­ди при­об­рес­ти на­вык, и тог­да яс­ные дни нас­та­нут для вас.

преп. Антоний

Ох­ра­нять свою ду­шу от по­мыс­лов – это труд­ное де­ло, зна­че­ние ко­то­ро­го да­же не­по­нят­но лю­дям мирс­ким. Не­ред­ко го­во­рят: за­чем ох­ра­нять ду­шу от по­мыс­лов? Ну, приш­ла мысль и уш­ла, че­го же бо­роть­ся с нею? Очень они оши­ба­ют­ся. Мысль не прос­то при­хо­дит и ухо­дит. Иная мысль мо­жет по­гу­бить ду­шу че­ло­ве­ка, иной по­мысл зас­тав­ля­ет че­ло­ве­ка вов­се по­вер­нуть на жиз­нен­ном пу­ти и пой­ти сов­сем в дру­гом нап­рав­ле­нии, чем он рань­ше шел. Свя­тые от­цы го­во­рят, что по­мыс­лы есть от Бо­га, по­мыс­лы от се­бя, т.е. от сво­е­го ес­те­ст­ва, и по­мыс­лы от бе­сов. Для то­го, что­бы раз­ли­чать, от­ку­да при­хо­дят по­мыс­лы, вну­ша­ют­ся ли они Бо­гом, или враж­деб­ной си­лой, или про­ис­хо­дят от ес­те­ст­ва, тре­бу­ет­ся ве­ли­кая муд­рость.

преп. Варсонофий

Сог­ла­сие с по­мыс­ла­ми гре­ха есть об­ще­ние с вра­гом, от­сю­да отс­туп­ле­ние от нас си­лы Бо­жи­ей и по­мо­щи.

преп. Никон

Преподобноисповедник Агапит (Таубе)

5 (18) июля 

Преподобноисповедник Агапит родился 4 ноября 1894 года в городе Гатчине Санкт-Петербургской губернии в семье высокопоставленного чиновника барона Михаила Таубе и в крещении был наречен, как и отец, Михаилом. В 1912 году Михаил окончил гимназию и поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета, но окончить успел только три курса, когда в 1916 году был призван служить в армию. Михаил Таубе служил младшим офицером батареи в артиллерийском дивизионе, сначала в чине прапорщика, а затем подпоручика в должности помощника командира батареи. Во время боев в 1916 году он был тяжело ранен и попал в госпиталь. В 1918 году он снова был призван в армию и служил в комиссариате продовольствия по Северной области, а затем адъютантом при штабе армии и делопроизводителем. В 1922 году Михаил был демобилизован и поступил сотрудником в музей Оптина пустынь, учрежденный безбожными властями на месте закрытого монастыря; многие из научных сотрудников музея приехали из Петрограда; Михаила Таубе рекомендовала в качестве сотрудника директор Оптинского музея Лидия Васильевна Защук. В музее он был назначен хранителем собрания книг монастырской библиотеки, переданной тогда в ведение музея. Здесь он вполне смог познакомиться с богословским наследием и богатейшими по своему духовному содержанию рукописями.

Приехав в Оптину, Михаил стал духовным сыном сначала старца Нектария, а затем иеромонаха Никона (Беляева), который и постриг его в мантию с именем Агапит. По воспоминаниям знавших его в этот период, это был человек высокий, худой, всегда грустный и сосредоточенный, искавший в христианстве не столько утешения, сколько духовного подвига, и многие думали, что он станет впоследствии епископом и богословом.

В качестве научного сотрудника музея монах Агапит пробыл до мая 1925 года, а затем был уволен и жил то на родине, то около Оптиной, готовя себя к священническому служению и зарабатывая на жизнь преподаванием иностранных языков.

Отвечая на его вопросы относительно практического осуществления этого, иеромонах Никон 14 июня 1927 года писал ему: «Честнейший о Господе отец Агапит! Божие благословение да пребывает над Вами во веки.

Сердечно сочувствую Вам в скорбях Ваших и молюсь о Вас, как о сыне моем духовном. Меня спрашивал отец Лаврентий, и я ему, помнится, ответил, что советую Вам приезжать к нам... О рукоположении должен сообщить следующее: архиепископ Феофан[1] вообще большой буквалист и стоит на букве закона, и едва ли будет посвящать клирика не из его епархии. Неизвестно нам и то, что имеет ли он вообще возможность рукополагать... На всякий случай хорошо бы послать письмо вашему Е. И. с просьбой дать свое согласие на посвящение у кого-либо из православных архиереев. Если это будет даже простое письмо, мне думается, оно будет иметь силу...

Да сотворит с нами Господь по воле Своей святой и да управит жизнь нашу во спасение.

Прошу святых молитв и желаю Вам мира и радования о Господе и всякого благополучия...»[2]

Отправить это письмо отец Никон уже не успел, так как 16 июня монах Агапит был арестован, а 11 июля был арестован и он сам. До своего ареста монах Агапит ходил в светской одежде, а когда пришли его арестовывать, он с радостью надел рясу и ушел в тюрьму христианским исповедником, точно только и ждал этого момента. 1 июля ему было предъявлено следователем обвинение в том, что он «имеет обширные связи с центральными городами Союза ССР и, являясь сотрудником Оптинского музея... связывается с контрреволюционной группировкой означенного музея... и совместно ведет контрреволюционную агитацию и религиозную пропаганду среди широких слоев крестьянского населения... Имея тесную связь с Никоном Беляевым, Таубе, как лицо, связанное со всем научным миром, в целях... контрреволюционной деятельности предоставляет и использует все для него возможности...»[3].

Сотрудники ОГПУ в соответствии с идеологией, принятой тогда в государстве, рассматривали монахов, как членов контрреволюционной организации, и потому вопрос о том, пострижен ли человек в монашество, кто его постриг и было ли это совершено тайно, для ОГПУ был вопросом политическим. И принявший монашество, и в особенности постригавший в их глазах совершали преступление и нарушали не прописанный в уголовном кодексе закон. Желая получить сведения о месте и об участниках этого «преступления», следователь спросил отца Агапита:

– Скажите, когда вас постриг в монахи Никон Беляев, где именно это происходило и кто при этом еще был?

Отец Агапит хорошо понимал, как следователь будет интерпретировать его ответ, он знал, что следователь незаконно вопрошает его об этом, так как такой статьи, как пострижение в монашество, нет в уголовном кодексе, составленном с учетом того, что Церковь отделена от государства; а, кроме того, есть вопросы сугубо личные, интерес к которым следователя, как представителя государства, так же является незаконным, и отец Агапит сказал:

– На этот вопрос я отказываюсь давать ответ.

– Почему?

– Поскольку касается личной моей жизни.

Это был исчерпывающий с точки зрения закона ответ, и на этом допросы были прекращены.

19 декабря 1927 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило монаха Агапита к трем годам заключения в концлагерь на Соловки, но, как и его духовный отец, он был оставлен в Кеми. Первое время он жил вместе с отцом Никоном в пересыльном лагере в Кеми, но затем монаха Агапита отправили на одну из лагерных командировок в лес, на побережье Белого моря, а отец Никон был оставлен в Кеми. По окончании срока заключения, 23 мая 1930 года Особое Совещание приговорило его к трем годам ссылки, и он был отправлен в Архангельск, куда прибыл в одном этапе вместе с отцом Никоном, что стало для него большим утешением. Здесь им пришлось проходить медицинскую комиссию. Врач, обследовав отца Никона, заметил, что по состоянию здоровья он мог бы быть направлен в лучшие климатические условия. «Отец Никон, привыкший отсекать свою волю... спросил совета на этот счет у отца Агапита, который не посоветовал ему предпринимать что-либо в этом направлении, и отец Никон послушался этого совета, сказав: "Воля Божия да совершается!" По прибытии в... Архангельск отец Никон и отец Агапит некоторое время жили вместе. Вскоре отца Никона отправили в Пинегу, а отец Агапит остался один вблизи Архангельска»[4].

Монаху Агапиту в то время никто не присылал посылок, и монахиня Амвросия (Оберучева) спросила его в письме: не нужно ли чего послать. Он написал, что нуждается в сапогах, так как его отправляют на работы в лес, на болото. У монахини Амвросии было сколько-то кожи, и монах-сапожник, который раньше шил отцу Агапиту сапоги и знал его мерку, сшил их для него. Монахиня Амвросия отправилась передать сапоги вместе с продуктами отцу Агапиту в деревню за несколько километров от Архангельска. «В этой же деревне, – вспоминала она, – поселился и присланный сюда с Соловков владыка Тихон[5] Гомельский. Он радушно встретил нас. Помещение у него было хорошее, он снимал две комнаты. В одной была марлевой занавеской отделена часть для алтаря»[6]. Отец Агапит нашел квартиру для монахини Амвросии и посетил ее на следующий день. Он стал рассказывать об отце Никоне, с большой любовью и теплотой он вспоминал их совместную жизнь и грустное расставание и попросил, чтобы мать Амвросия обязательно писала отцу Никону, так как ее письма были для него большим утешением. Получив добротные сапоги, отец Агапит отдал в починку валенки, а через день был арестован вместе с епископом Тихоном.

Живя в Архангельске, монах Агапит познакомился с архиепископом Архангельским Антонием (Быстровым) и некоторыми ссыльными епископами и священниками, а с владыкой Тихоном (Шараповым) он жил в самом ближайшем соседстве. 23 января 1931 года архиепископ Антоний был арестован, по тому же делу были арестованы двадцать один человек и среди них монах Агапит. Вскоре после ареста он, как и многие другие подследственные, был отправлен в 5-й лагпункт вблизи станции Пинюг, где его продолжали допрашивать, и, в частности, о том, знает ли он о совершавшихся епископом Тихоном тайных богослужениях. Заявив, что он никогда не видел, чтобы его сосед-епископ совершал дома тайные богослужения, и что никаких бесед между ними не было, он сказал: «Виновным в антисоветской агитации себя не признаю, так как никогда и нигде на политическую тему антисоветских разговоров не вел»[7]. Монах Агапит был обвинен в том, что он являлся ближайшим сторонником епископа Тихона (Шарапова), выполнял его задания среди крестьян, участвовал в помощи ссыльному духовенству, которую организовал архиепископ Антоний, и выдавал себя среди крестьян «за мученика и невинного страдальца за веру Христову»[8].

Вскоре монахиня Амвросия получила от отца Агапита телеграмму с адресом, в которой он просил прислать ему валенки, ибо зимой без валенок во время суровых морозов он оказался в весьма тяжелом положении. Она решилась собрать ему посылку и отвезти. Ехать нужно было на электричке. Некая девушка взялась ее проводить. «Посылку увязали в саночки, и поэтому пришлось стоять с ней на площадке, – вспоминала монахиня Амвросия. – Электрички полны одних рабочих-мужчин... Наша станция. Со ступенек электрички надо сходить прямо на обледеневшую горку. Я, конечно, упала. Через мою голову прыгают рабочие. Чья-то рука оказалась над моей головой и защищала меня от прыгающих. Слава Тебе, Милосердный!

Расспросили, где здесь помещаются заключенные. Версты две или больше надо идти... Заскорузлые низкие деревца, между ними тропинка, по которой мы и пошли... Спаси Господи девушку. Она везла санки и решила меня проводить до места...

Я стала дожидаться, добиваясь приема. Наконец, меня впустили в палатку и раскрыли посылку. Не найдя ничего недозволенного, отнесли, и я получила ответную записку с благодарностью. Сделалось совсем темно, надо где-нибудь ночевать... мне дали ночлег: пустили какие-то семейные, добрые люди. На другой день даже угостили меня блинами и на дорогу дали. Занесла их, проходя мимо палатки, просила отдать их отцу Агапиту. Он опять ответил мне запиской»[9].

2 декабря 1931 года монах Агапит был приговорен к трем годам заключения в концлагерь и отправлен в Мариинские лагеря в Сибирь. После окончания срока заключения он поселился в городе Орле, где в то время жило много ссыльных и отбывших заключения в лагерях. Иногда он приезжал в Москву, где встречался со знакомыми по Оптиной пустыни.

В начале 1936 года отец Агапит заболел, образовалась опухоль на языке, и друзья предлагали ему лечь в больницу. Он выехал в Москву, операция была сделана, но врачи предупредили, что могут быть последствия, и через некоторое время он обнаружил новую опухоль, операцию делать было бессмысленно. Перед последним отъездом в Орел, он навсегда попрощался со всеми знакомыми – попрощался просто, спокойно, будто на время уходя от всех, чтобы, даст Бог, встретиться в иной жизни снова.

Его страдания в течение болезни все более возрастали, ни есть, ни говорить он уже не мог, но при этом не терял бодрости духа и, пока были силы, ходил в храм. Когда отцу Агапиту было что-либо нужно, он писал записки своей старушке-хозяйке, жившей на другой половине дома, через стену от него, он предупредил ее, что, когда ему станет совсем плохо, он ей постучит. 18 июля он постучал в стену, и, когда хозяйка вошла, то увидела, что монах Агапит лежит, не сводя глаз с иконы Божией Матери. «Лицо его было сосредоточено и кротко. Ни боль, ни страх не искажали его. Он не стонал, только дыхание становилось все реже...»[10] Впоследствии она рассказала, что «переносил он свои страдания так светло, что она молится о нем, как о святом»[11]. Монах Агапит (Таубе) скончался 18 июля 1936 года и был погребен на одном из кладбищ в городе Орле, но могила его впоследствии была утрачена.

 

Игумен Дамаскин (Орловский)

Источники:

Монахиня Амвросия (Оберучева). История одной старушки. М., 2005.

Житие оптинского старца Никона. Издание Введенской Оптиной Пустыни, 1996. Автор мон. Мария (Добромыслова; 1900–1986).

Архив Оптиной Пустыни. Фонд новомучеников и исповедников. Неопубликованные мемуары Н.А. Павлович. Машинопись. «Невода памяти». Глава 3. Монах Агапит.

УФСБ России по Калужской обл. Д. П-16298.

УФСБ России по Архангельской обл. Д. П-11397.

________________________________________________________________________________

[1] Туляков.

[2] УФСБ России по Калужской обл. Д. П-16298, л. 36–37.

[3] Там же. Л. 117.

[4] Житие оптинского старца Никона. Издание Введенской Оптиной Пустыни, 1996. Автор мон. Мария (Добромыслова; 1900–1986). С. 408.

[5] Шарапов.

[6] Монахиня Амвросия (Оберучева). История одной старушки. М., 2005. С. 433.

[7] УФСБ России по Архангельской обл. Д. П-11397, л. 70 об.

[8] Там же. Л. 161.

[9] Монахиня Амвросия (Оберучева). История одной старушки. М., 2005. С. 436–437.

[10] Архив Оптиной Пустыни. Фонд новомучеников и исповедников. Неопубликованные мемуары Н.А. Павлович. Машинопись. «Невода памяти». Глава 3. Монах Агапит.

[11] Соль земли. Сост. С. Фомин. М., 1998. С. 303.