Аудио-трансляция

Уны­ние зна­чит та же лень, толь­ко ху­же. От уны­ния и те­лом ос­ла­бе­ешь, и ду­хом. Не хо­чет­ся ни ра­бо­тать, ни мо­лить­ся, в цер­ковь хо­дишь с неб­ре­же­ни­ем, и весь че­ло­век ос­ла­бе­ва­ет.

преп. Амвросий

Два взгляда на убийство трёх оптинских братьев

Мученичество, — говорит свщмч. Киприан Карфагенский, — это крещение, после которого уже не грешат.

«Пасхальная трагедия» произошедшая в Оптиной Пустыни в 1993 году имела с самого начала двухполюсное напряжение: с одной стороны — пик Пасхальной радости, а с другой — пик великой скорби о зловещем убийстве братии.

Прошло уже 20 лет со дня страдальческой кончины братии, и мы вправе и даже обязаны еще раз взглянуть и трезво и рассудительно оценить происшедшее. С одной стороны есть прямо-таки очевидные факты, позволяющие многим говорить то, что братия пострадала и пролила кровь свою за Христа.

Панихида по убиенным братьям у Воскресенской часовни

Во-первых, это заклание братии мечом, на котором выбито было апокалиптическое число антихриста 666 и написано его злорадное имя сатана.

Во-вторых, свидетельство самого убийцы, раскрывающее подлинный религиозный мотив преступления (о нем мы будем говорить позже).

И к третьему факту можно подвести ряд обстоятельств, подтверждающих первые два. Это убийство на Пасху (имеющее тоже религиозную цель), братья причастились Животворящих Тайн Христовых и то, что они умерли на послушании. Один из них шел исполнять свой долг исповедника, двое, ни больше, ни меньше были закланы во время священнодействия своего послушания, имея на то свидетельство от Самого Христа: «В чем застану, в том и сужу».

С другой стороны, существует мнение, что дело убийства братии носило не ритуальный характер, а скорее бытовой и есть дело болезненного воображения невменяемого человека. Действительно, медэкспертиза признала, что гражданин Аверин был невменяемым во время убийства и является душевнобольным человеком. Однако, даже будучи невменяемым и душевнобольным Аверин имел четко определенную цель преступления, и он руководствовался пусть «бредовой», но заранее продуманной мотивацией своего преступного плана. Допрос убийцы, зафиксированный как письменно, так и на видеосъемку, дает возможность обнаружить подлинные мотивы преступления.

Итак, цель преступления — убить врагов сатаны, как выразился сам Аверин: «Они были врагами сатанизма». Это первое. Второе — «Я начал ненавидеть Бога» и «хотел достать Бога через монахов», «мне не хотелось убивать, но больше я никак не мог достать Бога». Эти устные свидетельства очевидно показывают не только религиозный, но (особенно второй пункт) сверхрелигиозный характер преступления.

Далее, жертвой для этой зловещей цели были выбраны (причем сознательно и заранее) ни первый попавшийся, что могло произойти при невменяемом состоянии, а именно служители культа — монахи. Как свидетельствовал на допросе Аверин: «Когда Крестный ход шел, я не хотел, чтобы кто-то случайно попался, мне стало жутко, что кого-то могу зацепить из гражданских».

Из этих свидетельств видно, что мотив преступления носит не бытовой, а чисто культовый, религиозный характер. Спорным здесь может быть только одно, было ли убийство ритуальным? В пользу того, что убийство было ритуальным, говорит, во-первых, оружие убийства, на котором были начертаны ритуальные надписи. Во-вторых, выбранный убийцей день Праздников Праздник и место — территория монастыря.

В противовес этому — отсутствие ритуальных действий. Ритуальный акт состоит не только из вещей, которыми он совершается, но и действий — так называемых мистерий, которые всегда сопровождают его. В данном случае такие действия отсутствуют, и сам убийца о них не упоминает.

Итак, убийство оптинской братии на Пасху 1993 года носит, независимо от состояния убийцы, чисто религиозный характер. Это является свидетельством того, что братия пролила кровь свою за Христа, и умерщвлены они были Бога ради.

В связи с этим становится актуальным вопрос, поднятый председателем комиссии по канонизации святых епископом Панкратием, о канонизации трех оптинских отцов убитых на Пасху. Причтение к лику святых этих блаженных страдальцев показывает нам сокровенную силу Церкви Христовой. Она может внезапно рождать святых. И побеждать там, где, казалось бы, Ей нанесен смертельный ущерб, ибо Свет Христова Воскресения и во тьме светит и тьма не сможет объять Его.

Иеромонах Никон (Скарга)