Аудио-трансляция

Бы­ва­ют дни крас­ные, ра­до­ст­ные, бы­ва­ют и чер­ные, мрач­ные от раз­ных жи­тейс­ких неп­ри­ят­нос­тей. А это ука­зы­ва­ет, что­бы в ра­дос­ти не за­бы­вать­ся, а в неп­ри­ят­нос­тях не слиш­ком упа­дать ду­хом, ибо как пос­ле не­настья бы­ва­ют дни крас­ные, так и пос­ле уны­ния ве­се­ло бы­ва­ет на ду­ше.

преп. Антоний

Уны­нию не под­да­вай­ся, а всег­да ста­рай­ся ве­се­лой и до­воль­ной быть, это впо­ло­ви­ну об­лег­ча­ет скорбь.

преп. Иосиф

От уны­ния спа­сай се­бя, как от не­ду­га блуд­но­го. Он из чис­ла се­ми смер­то­нос­ных страс­тей.

преп. Моисей

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

САМОМНЕНИЕ

Смотрите же паче, не закрался бы татский помысл, что вы живете лучше и внимательнее других; и оный так опасен, что, по маковому зерну ложась на сердце, не увидишь, как возрастет до исполинского фарисея и предаст совершенной гордыне и далее. А пред Богом лучше грешник с покаянием, нежели праведник с гордостию. Припомните, в кратких поучениях 25 января в конце написано: "ибо хотя бы кто бесчисленные добрые дела творил и всякую добродетель совершил, а сам о себе высокомудрствует, тот всех беднее и окаяннее". Сего ради молю вас: блюдите сердца ваша от возносящих вас помыслов; а враг во всяком случае может делать свои прилоги: исправила <исполнила> правило, — и повлеклась мыслию; сидим в келлии, мирны и прочее, а вы противополагайте заповедь Божию (Лк. 17, 10) и припоминайте свои грехи, считайте себя последнейшими всех, то и сохранит вас Господь!


Ты говоришь, что чувствуешь духовную утрату, значит, — ты прежде думал, что имел то, что теперь утратил. Эта-то мысль, что мы имеем нечто духовное, которая занимает нас, незаметна для нас самих, всего опаснее, ибо увлекает нас в тонкое самомнение, противное Богу. Лучше нам, видя свои падения, смиряться и невольно считать себя хуже всех, нежели видеть свои мнимые исправления и не погружать себя в глубину смиренномудрия: чрез первое познаем мы свою немощь и стяжаваем некрадомое богатство смирения, а чрез второе незаметно удаляемся от Бога. Будем лучше думать, что мы никогда не имели ничего благого, и теперь не имеем, что всегда были грешники, и теперь грешники, чающие получить спасение только по милости Божией: аще и вся повеленная вам сотворите, глаголите, яко раби неключими есмы: яко, еже должни бехом сотворити, сотворихом (Лк. 17, 10), —учит нас Господь. Почему знать, а может быть, потому тебе и попустилось искушение, что имел тонкое и тайное о себе мнение, которое вело тебя к прелести; то, дабы не допустить до оной, последовали тебе скорби. Ты не ставь никого причиною оных и не вини, а усматривай здесь Промысл Божий, испытующий тебя, а люди токмо суть орудия Промысла. А что говорят о мне худо, — я о сем вещи не имам — ведь "горе тому (человеку), о нем же рекут вси добре" (Лк. 6, 26), и еще писано святыми отцами: "горе человеку тому, егоже имя выше дел его"; а как я знаю себя ничтоже суща, и когда бы обо мне говорили все добро, то горе бы мне было; а то есть даже такие, что желают быть поносимы.


Думать о себе, что имеем духовный разум, весьма опасно: а особо от одного чтения, не испытавши на деле. У тебя еще один голый разум, не облеченный деянием: и надобно мысль сию далеко удалять от себя. Мняйся что ведати ничтоже весть (1 Кор. 8, 2), пишет св. Апостол. А хотя бы и имел кто дар духовного разума, то оный хранится смирением. Я не дивлюсь, что ты скоро прочитала св. Ефрема; ты читала одни буквы и чернила.


...Когда бы видела свои добродетели и мнела, что благоугождаешь Богу: это явная была бы погибель.


...Вам хочется не только быть хорошею и ничего не иметь худого, но и видеть себя таковою. Желание похвально, а чтобы видеть свои добрые качества, это уже есть пища самолюбию. Да хоть бы мы и все повеленное сотворили, — все должны считать себя неключимыми рабами, а мы, и во многом быв неисправны, не имеем в мыслях себя таковыми, а потому и смущаемся, вместо того чтобы смириться: потому нам Бог и не подает силы к исполнению, чтобы мы не возносились, а смирялись и приобрели бы залог смирения; и когда оно будет у нас, то и добродетели будут (у нас) тверды и оное не попустит нам возноситься. Почему ж вам кажется страшно подумать, когда, сравнив себя с людьми лучшими, видите в себе много дурного? Если мы видим свои грехи (о чем и просим Господа: "даруй ми зрети моя согрешения"), то невольно должны смиряться, а при виде своих добродетелей возвышаемся.


...Вы, как видно, хотите, чтобы неуклонно идти исправлением всего должного; и когда бы так могли исполнить, то конечно бы это вас утешало, а вместе с тем увлекались бы в мнение о себе, что живете, благоугождая Богу; чем могли бы и дела ваши благие помрачиться. Хотя это и вражии прилоги, но по неопытности можете увлечься оными: враг не престает бороть нас — если не на греховные действия, то на похвалу о делах своих.


Вы все толкуете о том: что, как, которая и какой имеет взгляд на вещи, и думаете каждая о своей правости, что видит, так и утверждается на своем мнении; а свои-то вещи и забываете смотреть, и только идет время в зазрении одна другой. В этом ли есть истина, что я смотрю на вещи так, а она иначе? Когда бы любовь и смирение сыскали местечко в сердцах ваших, то не было бы сего.


...Писал я вам, чтоб вы, имея каждая свой взгляд на вещи, не считали оный правильным, а паче когда относится к укоризне ближнего и нарушению мира; а предложив свою мысль на суд другой, оставаться покойной в сем, — как она утвердит, хоть бы и противное казалось; сим придете в навык не составлять свой разум и оставлять свои хотения, часто нарушающие ваш мир.


Вы считали всегда себя терпеливою, и, конечно, этим вы утешались, но это не полезно. А теперь открылась ваша немощь, случаи вас трогают, беспокоят и вы познаете свое нетерпение и немощь. Надобно смириться.


...Могло быть даже незаметное для тебя мнение о своих дарованиях; а что оно может укрыться от нас, в сем никакого нет сомнения (когда и при многих добродетелях подкрадывающееся мнение укрывается и только искушениями в познание приходит).


Ты, понадеявшись на свое отсечение воли, мнила, что исправляешь добродетель; а так и во всяких случаях поступаешь, чрез что стяжаваешь внутреннего фарисея, доводящего до прелести. Это еще милость Божия к тебе, что попущено тебе пасть в толикое смущение, дабы познала, откуда оно происходит, и падением оным уцеломудрила свое мнение.


...Что бы вы ни делали благого: молитву ли проходите, пост ли, чтение, рукоделие, неисходность из келлии и даже самое спокойствие, не считайте за велико; ибо ежели и по маковому зерну на всяк день будет прилагаться мнение о себе, то воспитается и неприметно возрастет внутренний фарисей, как о сем сказано у старца Василия в надсловии на Нила Сорского.


При бывшем тебе зазрении сестры за несообразные ее действия, хорошо, что скоро укорила себя и успокоилась, а если бы дала свободу своим умозаключениям, то и много бы пострадала; не всегда же могут быть правы суждения наши о других; и если оные правы, то, конечно, они не видят сего. Наоборот случается и с нами: другие в нас видят, а наше самолюбие закрывает от нас черную сторону, а как глянешь на себя, то увидишь, что далеко отстоим от должного; что же скажем о добродетелях? Будем молить Бога: "Господи, Царю, даруй ми зрети моя согрешения и не осуждати брата моего!".


...Всего более стань с отвержением помыслам высокоумным, представляющим тебе твои исправления, а ближних уничижающим. Помни, что нечист пред Богом всяк высокосердый (Притч. 16, 5) и: Господь гордым противится, смиренным же дает благодать (Иак. 4, 6). Призре на молитву смиренных, и не уничижи моление их (Пс. 101, 18). Близ Господь сокрушенных сердцем и смиренныя духом спасет (Пс. 33, 19). Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит (Пс. 50, 19). При таких убеждениях Священного Писания ужасно и помыслить о своих исправлениях; но враг спасения нашего помрачает смысл и обольщает мнимою святостию своею; отчего как в древние времена, так и в нынешние много людей прельстилось и погрешили в деле своего спасения.


Всякий гордый прилог и о себе мнение считай немалым грехом, повергай себя пред Богом, проси прощения и помощи о избавлении от оного...


Душевная же твоя тягость, тоска и прочее происходят от принимания мнимого твоего утешения и мнимо небесных благ, — по действу вражию, а не от благодати. Ты оными обольстилась, потому и пожинаешь не духовный плод мира и спокойствия, но противный тягости, смущения и неустроения, вина же прелести есть твое о себе и о своих исправлениях мнение, за что и приемлешь наказание. Бог хощет, чтобы мы были смиренны: сердца сокрушенна и смиренна Бог не уничижит. Хотя бы мы имели великие исправления, но когда не имеем сердца сокрушенна и смиренна, то нимало оными не воспользуемся. Господь Сам повелевает: аще и вся поведенная сотворите, глаголите, яко раби неключими есмы: яко, еже должни бехом сотворити, сотворихом (Лк. 17, 10).


Если же вы не будете подвержены искушениям и, не познавая своих немощей, будете токмо видеть свои исправления и на них полагать надежду спасения, то можно впасть в другую крайность — высокоумие и прелести неисцельной; ибо враг, когда не может кого победить страстьми и немощами, то влагает во ум высокоумие и мнение о себе, от которого впадают в прелесть и в помрачение ума...


Как можно более опасайтесь увлекаться мнением о своем исправлении. За это бываем оставляемы помощию Божиею, потому-то и падаем при нашествии искушений со стороны ближних, делающих нам неприятности; и помните, что это бывает смотрением Божиим к познанию нашей немощи, — дабы мы смирились. Если же нет неприятностей от людей, то внутреннее смущение и неустроение духа служит нам показанием в нас гордости и побуждением к смирению. Когда человек смирится, то благодать окружает его, пишет св. Исаак.


...При исправлении добродетелей вы не можете удержаться от мнения о себе; а оное и причиною бывает падения, дабы смирить наше мудрование и дабы всегдашним самоукорением и смирением привлекли к себе благодать Божию; ибо Он на смиренных токмо призирает (Пс. 112, 6), и дает им Свою благодать.


Враг же сопротивными старается обольстить мнением о себе, чего надобно сколько можно остерегаться; за сие-то и попускается иногда падать в какие-нибудь слабости, чтобы оными обуздать нашу гордость.


...Берегитесь помыслить о себе нечто высокое; за сие благодать Божия лишает своей помощи и предаемся страстям и духам в наказание.


Своему же разуму опасайся доверять, хотя ты и точно уверен, что дело так; однако лучше совет, нежели самосмышление: избавишься высимости <высокоумия>.


...Смотреть за собою, не закралось бы высокоумие в сердце, что "я делаю очень хорошо и не так, как другие"; но помнить, что наши дела без помощи Божией ничего не стоят; а потому мы должны просить оную от Бога и смиряться в своей нищете...


...Чрез послушание снискивается смирение, и познаем свою меру, избегаем о себе мнения.


Самосознание своих немощей и самоукорение — надежное начало к исправлению; но оное должно быть далеко удалено от самомнения, что уже исправилась. Это опять та же гордость и путь к падению.


Благодарение Господу, что вы начинаете видеть свет Божий. А оный еще более нам откроется, когда будем помнить наши прошедшие согрешения и видеть настоящие; о чем нынешние дни молимся с Церковью: "ей, Господи, Царю, даруй ми зрети моя согрешения" и прочее. От сего приходим в смирение, а оно-то и просвещает наши очи сердечные; но надобно и тут строго наблюдать за собою и отвергать самохвальные помыслы, что "я лучшею стала и исправилась". Эти помыслы также очень опасны; и они суть от врага наносимые и очень тонко могут польстить самолюбию и возбудить оное.


...Ты пишешь, что была утешена, стоя в обедни, духовным посещением. Слава Богу, посещающему тебя в болезнях и скорбях; однако ты не увлекайся во мнение, но снисходи в глубину смирения, считая себя недостойною того; конечно, оно не останется так: или предварит, или последует искушение, как огонек, попаляющий страсть тщеславия. Припоминай, как многие, наслаждаясь духовными дарованиями и возмнивши о себе, лишились оных; как тот, который получал от Ангела пищу, и другой, восхищенный в молитве умом в небесная и весь в слезах находившийся, после всего лишилися за мнение. Да и самый Иаков Постник (4 март. Четий), которого ты приводишь бедствия, не от чего иного пал, как от возношения. "Да не поверуеши, яко почил еси от страстей, дондеже внидеши во град смирения", — пишет св. Исаак. Читая о падении Иакова, ты ужасалась опасением за себя; но кто боится грехов, тот избавится от них, безопасность гораздо страшнее. Падение Иакова хотя и велико, но оно без увлечения, а как разбойническое нападение; а вот когда постепенно кто увлекается и до страсти произыдет, т. е. привязанность, сохрани Боже! Тогда сердце отдается в плен врагу и не скоро подумает о оставлении и покаянии.


Храните во смирении себя, а не увлекайтесь мнением. Каждая из вас смотрите свои немощи и не увлекайтесь замечать в других по видам о мнимом их устроении; враг запнет этим, и много постраждете; вы знаете, что иногда видим и слышим к обольщению нашему то, чего совсем нет. Берегитесь сего.

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>