Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Ес­ли мо­нах пре­бы­ва­ет в мирс­ком до­ме, то на не­го смот­рят как на ми­ря­ни­на. Нель­зя мо­на­ху дол­го пре­бы­вать в ми­ру. Как ры­ба без во­ды, так и мо­нах вне мо­нас­ты­ря.

преп. Никон

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

 

Духовная мать

От матери (духовной) тебе уклониться совсем нельзя, так как ты связана с нею пострижением. Ходи к ней со смирением, как бы тебя ни принимала, хоть по времени, однако можешь объяснить при удобном случае, что роптали все вместе (не перечисляя кто), а виновата осталась ты одна, потому не желала выставить других. Если бы старица спросила: кто, то отвечай со смирением, что теперь уже это поздно и ни к чему хорошему не поведет, а лишь к большей путанице и к большему немирствию, пусть буду я виновата одна, а другие, как знают. — Ходи и спрашивай. Скажет: как знаешь, — и делай, как разумеешь. А все-таки спрашивай. Может быть, иногда и скажут прямо. Знай, что смирение все преодолевает и все может изгладить и уравнять, как свидетельствуют об этом единогласно духоносные отцы. Старайся иметь страх Божий и действовать по совести. Тогда силен Господь известить сердце восстающих. Хотя мы пред людьми, может быть, и правы в чем-нибудь, но когда не правы пред Богом, то должны без самооправдания переносить всякое злострадание, всякое неудобство и всякое утеснение, никого из людей не обвиняя в этом, но принимая все скорби, как посланные от руки Божией к очищению грехов наших, к исправлению нашему, и больше всего к смирению возносительного мудрования нашего. Поэтому повторяю тебе, чтобы ходила ты к матери со смирением, хоть по временам, со смирением говори ей, что нужно, со смирением принимай сказанное тебе от нее, как бы сказано ни было. Смирение и страх Божий всякие неудобства препобеждают, хоть бы и больше тех, которые ты высказала (преп. Амвросий).

Духовная переписка

Я нахожу, что и для моей немощи будет сноснее и для вас самих лучше, чтобы вы писали мне не так часто, но дельнее. — ...Довольно с вас будет: в две недели писать мне по одному письму, а в другое время записывайте что нужно и потом, прочитавши свои записки, сообразите сами, что нужнее, — то и пишите мне, в две недели раз, покороче, да подельнее. А то ваших писем накопляется много; в каждом письме много разных описываний — что вы когда чувствуете и помышляете: все это собирать и соображать, и на все отвечать не имею решительно ни сил, ни времени. А когда будете писать пореже, покороче да поосновательнее, тогда, повторяю, и для меня будет легче, и для вас лучше. Письма ваши должны состоять в двух главных предметах. 1. Приносить покаяние, в чем по немощи придется погрешить против заповедей Божиих или опустить из должного правила. Спрашивать, — что нужно. Разумеется, кроме этих двух предметов могут быть некоторые добавления. Только пощадите меня от описывания различных ощущений душевных и различных размышлений, которые ежедневно изменяются, как на дворе погода (преп. Амвросий).


Ты боишься <признаться> в переписке. Пиши, ничтоже сумняся и ничтоже бояся. Голову за это не ототрут. Если узнают, можешь прямо сказать: «имею в этом крайнюю нужду и необходимость, и поддержку, а не что-либо несообразное вне духовного порядка; кажется, это самым делом вам доказывала и доказываю» (преп. Амвросий).


...Пишите ко мне просто, что только чувствуете, и таким образом, как говорите. Я не взыщу и, как ни напиши, все разберу. Не нужно для меня изъяснений о расположении вашем, почтении и любви ко мне, я об этом и без того знаю. Мне пишите больше всего о себе, в каких вы немощах и злострадании бываете по духу, чтобы и я со своей стороны мог оказывать вам свое участие, единственно ради пользы вашей душевной, а не ради тщетного ласкательства. Нам с вами, немощным, о крепких подвигах и высокотворных добродетелях, видно, нечего разговаривать, разве только что о немощях и о злострадательной жизни (преп. Моисей).


...У тебя есть какой-то вопрос, да не знаешь, как это написать. Если при этом вопросе у тебя простое и покойное желание написать, то можешь написать вопросительно: бывает ли в человеке такое-то и такое-то состояние? И относится ли оно к числу правильных или неправильных? И по какой причине к числу последних? Если желание написать это смешано с помыслом понудительным и смущающим до тревожности, то лучше это оставить, во всяком состоянии направляясь к заповедям Божиим и сохраняя себя от возношения и прелести вражией всегда и во всем (преп. Амвросий).


Вопрошаешь, не грех ли некоторые наставления мои передавать тем двум монахиням, которые знают о твоей переписке и помогают в получении писем. Прочти Варсануфия Великого в ответе <254-м> Слова: «не показывай сокровищ твоих Вавилонянам» (преп. Иларион).

Духовный отец

Если же кто, надеясь на свой разум, думает не иметь нужды в руководителе, таковой вскоре заблудит от пути правого. Почему и должны со слезами молить Господа Бога, чтобы даровал вам наставника или наставницу незаблудную, ибо по гнилости недугов нужен и врач или лекарка опытная и благоискусная. Потому и должно хворому искать не столько обильную и покойную больницу, сколько врача искусного (преп. Антоний).


...Отцы не тогда только бывают отцы, когда детей по голове гладят и балуют, но и тогда именуются отцы, когда вразумляют и наказуют чад (преп. Антоний).


Епитимия ваша не легка была и для меня. Ибо и лекаря, когда у больных вырезывают из членов гниль, от жалости болят сердцем, но делают это, чтоб спасти человека. Так поступил и я, чтоб спасти душу вашу (преп. Антоний).


Как врачи медицинские, так и врачи духовные не одинаково поступают. Одни больному все позволяют и пить и есть, а другие велят строгую диету наблюдать; так и духовники: одни все прощают и разрешают, а другие за все истязуют и связуют, а цель у всех одна, чтоб исцелить (преп. Антоний).


Духовный отец, как столп, только указывает путь, а идти надо самому. Если духовный отец будет указывать, а ученик его сам не будет двигаться, то никуда и не уйдет, а так и сгниет у этого столпа (преп. Никон).


Апостол Павел пишет к своим ученикам: «Кто есть любяй мя, только приемляй от мене скорбь» (Ср.: 2Кор. 2, 2). А ты, стало быть, не крепко любишь своего духовного отца, когда огорчилась до того, что упала духом и заболела (преп. Анатолий).


Господь Иисус Христос, молящийся в саду Гефсиманском, есть до некоторой степени образ всякому духовнику в отношении духовных чад его, ибо и он берет на себя грехи их. Какое это великое дело, и что только ему приходится переживать! (преп. Никон).


...Святой апостол Павел говорит: «Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа» (Евр.12, 14). И паки: «сделалось мне известным о вас, братия мои, что между вами есть споры. Разумею то, что у вас говорят: 'я Павлов'; 'я Аполлосов'; 'я Кифин'; 'а я Христов'. Разве разделился Христос? разве Павел распялся за вас? или во имя Павла вы крестились?» (Ср.: 1Кор. 1. 11—13). Этими словами апостол Павел упрекает как тех, которые отвергают духовное отношение к наставникам и прямо хотят относиться ко Христу, так и тех, которые при духовном отношении делятся на партии, нарушая этим взаимный мир и единодушие, и единомыслие, заповеданное Самим Господом и апостолами, которые, устраняя взаимное роптание, как делящихся, так и не делящихся, и предотвращая происходящий от сего общий душевный вред, увещевают всех к взаимной любви (преп. Амвросий).


Своего духовного отца надо с первого же слова слушаться, не заставляя его повторять сказанное несколько раз. Хотелось бы мне, чтобы вы, духовные дети мои, относились ко мне чистосердечно, по совести. Какие у нас были отношения с моим старцем, батюшкой Варсонофием! Скажет он, бывало: «Сделайте так, отец Николай», — и не приходилось ему повторять (преп. Никон).


Ведь духовный отец нужен для чего? Чтобы при помощи его незаблудно шествовать и достигать Царства Небесного, а для этого необходимо, главным образом, исполнять на деле наставления, советы и указания духовника, жительство свое проводить благочестиво. Были примеры, что некоторые имели возможность часто бывать у старца, иные даже постоянно сидели возле старца, непрестанно слышали его наставления, даже и жительствовали с ним, и оставались бесплодными. А некоторые имели редкую возможность бывать у старца и удостаивались слышать краткое наставление, но преуспевали... Так вот, не в том сила, чтобы часто бывать у отца духовного, а в том, чтобы его наставления исполнять, что бы не быть бесплодными. И я прошу вас, постарайтесь, чтобы не погибли мои убогие труды... (преп. Никон)


...К бедной сестре Евфросинии поместить от Евангелия для опровержения ее начатой жизни, ни с чем не сообраз­ной и ниже святыми отцами утвержденной, Святого Еванге­лия: «Аще кто не отвержется себе и не возмет креста своего и всего имения, и сродников и вслед Мене не пой­дет, не может быти Мой ученик» (Ср.: Лк. 14, 26—27), — и что значит отврещися себе, о сем все святые толкуют явственно, — что оставить волю свою и все хотение свое и предаться в тризну <подвиг> послушания — вот и выпол­нение спасительной заповеди. А она кому повинуется, хотя и пишет, что любит с духовными жить, да неизвестно, что какового они духа; ежели же она скажет, что я предала себя во всем батюшке о. Мелетию и пред ним всю волю свою отсекаю, на что ей скажем, что сие невозможно осу­ществила в точности: первое, в рассуждении — различия нашего пола препятствуют, второе, с ним не живше вкупе руку, не может все повсечасные помыслы открывать и наставления приличествующие принимать... третье, что, хотя он старец и высокой жизни, но пустынник и с нами различествует в жительстве, а потому по свойству нашего искуса не может нам от опыту преподать, сам не искусив­шись в таковом повиновительном жительстве, и, словом ска­зать, смотреть на его трезвенную жизнь, смотря можно пользоваться, а наставления к нам не годятся, видно, хотя и свят, да неискусен, частно можно пользоваться, а не совер­шенно. И о сем святой Исаак Сирин пишет так: «Вопроси невежду во искусе бывша, нежели премудрого от почтения или от наслышки» и прочее. Но довольно нам в доказа­тельство привести свой опыт и ее в письме ласкательное выражение. Она пишет, что, шесть недель в доме живя, непрестанно наслаждалась богодухновенными наставления­ми святого старца Мелетия. Очень довольно было время о многом пренужном и посредственном трактовать, а особли­во — предосторожностям сообращаться с юными (преп. Лев).


Вас более всего беспокоит, и упрекаете себя, что боль­ше печетесь об угождении наставникам, нежели Богу, что мысль о том, что вы всякий грех должны исповедовать мне, больше удерживает вас, нежели страх прогневать Гос­пода; и в самое желание угодить Богу вкрадывается же­лание иметь свидетеля в людях. Сии помыслы ведут вас к самонадеянности. Не страха ли ради Божия вы каетесь во грехах пред Богом, имея свидетеля — служителя Его, коему вверены ключи решать и вязать. Сие не есть ради угожде­ния человеку, но более Богу. Святой Иоанн Лествичник в 4-й Степени пишет: «Душа, об исповеди грехов своих раз­мышляющая, удерживается оного, яко уздою от беззакония, ибо мы не исповеданные нами преступления <и> впредь как бы во мраке бесстыдно повторяем. Являемая язва не растравляется на горшее, но уврачуется». Сие мнение про­тивно вашему. Посему, хотя, как вам мнится, и боясь исповедать грех человеку, удерживаетесь от оного, очищаете себя от стра­стей и грехов, то вы тут ничего не теряете, а приобретаете благочестие и спокойствие совести. Но гораздо смиреннее, а, следовательно, и прочнее, не думая, что сами собою, но мо­литвами другого сие получили; высоким же путем шедшие многие пали велием падением. Рассудите, страха ли ради моего вы удерживаетесь от грехов? Я не сердцеведец. Еже­ли вы что от меня и скроете, взыскивать с вас и обличать не буду, и нечего вам меня бояться; из сего видите, что страх Божий понуждает вас исповедовать грехи, а, следова­тельно, и удерживаться от оных, а не мой (преп. Лев).


...Я заметил большое упущение по обители С., что приходящие в монастырь оставляются жить без духовного окормления, сами по себе, от чего происходит или высоко возьмет и впадает в прелесть, или низойдет долу и пора­ботится страстям. Не оттого ли и от вас много вышло, водясь своим разумом, уклонились в страсти славолюбия, властолюбия, сребролюбия и, не улучая у вас им веще­ства, удалились искать славы. Ты довольно читал отеческих книг и можешь видеть, как необходимо духовное окормление, а паче для новоначальных; не по телу только должно повиноваться, но и духовно, и все изгибы сердца изъяснять опытному, прошедшему уже путь сей, духовному старцу (преп. Моисей).


Советую тебе обратить внимание на сей важный пред­мет, и так как тебе самому невозможно, и время недоста­нет всех и каждого в особенности духовно окормлять, то избрать на сие духовных старцев, известных тебе опытно­стью жизни и духовного разума, и поручить оным братию твою в назидание, внушив тем и другим нужду и необходи­мость такового жительства и показав вышеписанные оте­ческие учения в подкрепление твоего поручения. Премилосердый же Господь, жаждущий нашего спасения, ниспослет свыше Свою помощь на твое благое произволение и стара­ние, ко спасению братии предприемлемое, и увенчает бла­гим успехом благоустройства обители внешнего и внутрен­него, и коварство и стрелы вражий сокрушит и ничтожны сотворит (преп. Моисей).


Если ваши наставники сами слабы и неисправны и слабо обращаются с духовными своими детьми, то вы старайтесь быть тверды, имейте страх Божий и храните совесть свою во всех делах ваших и поступках, более же всего смиряйте (преп. Амвросий).


...Если наставник и вблизи, и повсечасно напоминает нам наши недостатки, с сострадательностью советует и увещевает охраняться злобы, то нам злокозненный враг-диавол человеконенавистый не поредку предлагает, пови­нующимся ему в помысле, недостатки его человеческие и влагает презорство, дабы обезверить нас к нему и хлад­нокровно принимать благоназидательные его наставления. Этим-то и лишаемся пользы, посему святой и богодухновенный отец Симеон Новый Богослов и советует — не уча­щать входа своего в настоятельскую келью из предосто­рожности, дабы не впасть в презорство и дерзновение (преп. Лев).


Тебе хочется спастись, ибо ты ради сего оставила роди­ну и все на земле тебе любезное. И я желаю, и даже очень желаю, чтобы ты спаслась, чтобы ты со временем сделалась ангелом! Если ты этого достигнешь со временем — вот и все твое счастье, все твои радости, вся жизнь. И мне будет приятно, что этакая глупенькая девочка Д. такая счаст­ливая! Такая прекрасная! Невеста Бога моего и Господа Иисуса Христа! А она именовалась моею дочкою! И когда я представлю тебя истинному нашему Жениху, не испол­нится ли на мне слово, которое недавно читали в обедне: «Имеяй невесту жених есть: а друг женихов, стоя и слушая его, радостию радуется за глас женихов: сия убо радость моя исполнися» (Ин. 3, 29). А ты рассуждаешь по-детски. Ей бы жить к старцу поближе! Да дух-то выше тела, и больше предан старцу, кто предан духом, а не телом. Иуда телесно был самый близкий к Господу и не увидел вечной жизни, а Авгарь никогда не видал Господа, а был предан Ему всей душой и звал Господа к себе жить, обещая Ему все нужное. Но Господь, хоть и крепко любил Авгаря, но не пошел к нему. А почему? Чтобы исполнить волю Отца Своего Небесного (преп. Анатолий).


К старцу приходят для того, чтобы сломить свою злую волю и узнать волю Божию. За смиренный вопрос твой Господь откроет отцу твоему Свою волю (преп. Никон).


До меня дошли слухи о немирствии духовных детей моих. Враг рода человеческого внушает некоторым мысль, что в случившемся виноваты м. И. и м. А., и они, поддав­шись этой вражией мысли, не только так думают, но и говорят другим. Как духовный отец запрещаю так го­ворить и в случае упорства наложу епитимию. Пусть зна­ют все, что такова воля Божия, пред которой надо сми­риться и благоговеть. Слава Богу за все!.. Сердце мое болит о всех вас, детях моих духовных... А я ожидал, что общая скорбь объединит всех любовью о Господе... Бог есть Любовь. И всякая злоба, какою бы благовидной при­чиной она ни прикрывалась, противна Ему. Противна она и мне... Еще раз прошу прекратить всякие свои догадки че­ловеческие, а потому ошибочные, о причинах нашей скор­би... Прошу и умоляю образумиться... Если смириться и потерпеть нашу разлуку, можно получить большую пользу, а ропотом, неразумным неприятием воли Божией наносится вред душе... (преп. Никон).


...Хотя телом мы и разлучены, но духом своим всегда вместе (преп. Никон).


Старайтесь очищать свои сердца, для этого-то и необ­ходима, как я не раз говорил вам, кроме молитвы Иисусо­вой, памяти Божией, тщательная и откровенная исповедь, а я должен с прискорбием заметить, что некоторые из вас не только не открывают своих недостатков, но даже обма­нывают меня, духовного отца своего, лгут мне... К духовнику надо иметь откровенность и искренность, а не лукавство (преп. Никон).


Вопрос: «Как просить прощения?.. Достаточно ли про­сто сказать: "Простите"?» Ответ: «Надо сказать «простите» и ждать, пока в ответ все выскажет отец духовный. Не <спешить> кланяться, как если бы для того, чтобы прекратить выговор, а все выслушать со вниманием» (преп. Никон).


Богу угодно, чтобы человеки наставлялись человека­ми. Вся суть в том, что всякий инок должен сам вступить в подвиг с самоотвержением и сам себя должен понуждать с болезнью сердца на борьбу со страстями. Если же он не будет так подвизаться, то никакие старцы ему не помо­гут. Сказал один угодник Божий: «Старец о нем (учени­ке) молится, плачет, а тот скачет» (преп. Никон).


Полное беспечалие бывает при полном послушании, по вере в духовного отца (преп. Никон).


...О сем, дочь, не скорби, что вы еще по своей застен­чивости не можете всех чувств своих изъяснить пред моим непотребством, потерпи, придет время, и все ваши жела­ния Премилостивый и Великодаровитый Господь вознагра­дит и утешит утешением неизреченным... (преп. Лев).


...Вы пишете, что вы лишены <нашего> лицезрения и душеспасительных наставлений, но, о дочь духовная, не малодушествуй и не унывай о сем: Всемилостивый Господь всесилен и всемогущ нам навсегда посылать невидимо, по нашему благому желанию, способы и спасительные примеры, и таковых искуснейших старцев силен послать и оными нас утешать и окормлять к благоназиданию душевному, только мы да не ослабеем в нашем намерении и со уповани­ем и благодушием да просим Господа, но и я, окаянный, хотя телом и отлучен от вас за недостоинство мое, а духом с вами неразлучен, но и сими худосложными строками бе­седую с вами, якоже лицом к лицу... (преп. Лев).


Без поддержки, т.е. духовного руководства старца, в монастыре не проживешь. Ты вот про меня говорил дру­гим; что бы я тебе ни говорил, другим не передавай. А если будешь поступать по-своему, то ко мне и не ходи (преп. Амвросий).


Вопрос: «Как хотелось бы мне пожить поближе к вам!» Ответ: «Нет, уж лучше подальше, а то станешь судить и старца, что не так делает, как кажется тебе» (преп. Амвро­сий).


Когда долго старец не берет, и заскорбишь, он скажет: «чтобы я принял, надо быть поблагоговейнее» (преп. Амв­росий).


Вопрос: «Всем бы я была довольна, да вы, батюшка, от меня далеко». Ответ: «Ближние мои далече от меня стали. Близко да склизко, далеко да глубоко» (преп. Амвросий).


...Огорчаемый непослушанием некоторых из сестер оби­тели, старец со скорбью говорил: «вот Бог отнял у меня слух и голос, чтобы не слышать, как вы просите благослове­ния жить по своей воле, и чтобы не говорить, потому что не слушаетесь» (преп. Амвросий).


Представлять лицо духовного отца в церкви и на мо­литве келейной не только не благовременно, но и противозаконно и вредно. Это просто благовидное искушение вражие, которого нужно избегать всячески. Первая и главная заповедь Евангельская: «возлюбиши Господа Бога всем сердцем и душою и помышлением» (Ср.: Лк. 10, 27). Этой заповеди и нужно всячески держаться. О духовных же от­цах заповедь другая, так как бдят о душах наших, должно повиноваться им, а не представлять их во время молитвы. Это не только не нужно, но и вредно, особенно тому, кто еще не освободился от земных чувств ветхого человека (преп. Амвросий).


Лучше вместо поездки к нам, дома позаботься о тех немощах душевных, о которых писала мне, молясь с верою и смирением Врачу душ и телес, да исцелит внутренние и невидимые немощи наши. — Един Он Всесилен увраче­вать тайные страсти наши. — Потому что доброненавистник поставил тайные сети на пути духовного отношения, чтобы вместо пользы нанести душевный вред. Но да упраз­днит все сие Всеведущий и Всесильный Господь мановени­ем Своим. Впрочем, и мы сами, разумевая козни вражие, да отвергаем вредное и душевредное, полезное же да содер­жим. — Можно вспоминать отца духовного, но не в церк­ви или на молитвенном правиле, когда весь ум должен быть обращен к Богу Единому. Да и в другое время воспомина­ние должно очищать от неполезной примеси, обращением и к Богу, и призыванием Его всесильной помощи и помило­вания, и избавления от вредной примеси (преп. Амвросий).


Хотя О... о твоем отце духовном говорит справедливо, что он человек многогрешный, но тебе слушать это молча не должно. Феодор Эдесский пишет: «всякого хулящего тво­его отца духовного заусти», т. е. всякому такому заграждай уста; пусть так толкует где хочет и с кем хочет, но ты сего толковать перед тобою не попускай, повторяя: «толкуйте об этом где хотите, но предо мною неприлично вам это гово­рить, да и вам самим это без душевного вреда и ответствен­ности не обойдется» (преп. Амвросий).


Ты все толкуешь нелепицу, что мне тебя не жаль. Если бы так было, зачем бы я стал бранить тебя много раз (преп. Амвросий).


Пишешь: «простите мне, что я ничего вам радостного не пишу: все грехи да немощи; ни разу не утешу вас в исправлении каком-либо». Пиши о немощах своих, этим ты меня более всего утешишь. Какие-либо высокие исправле­ния не твоей меры; покаяние же выше всего и нужнее всего для всякого человека, и утешительнее для других, нежели поведания о мнимых собственных добродетелях (преп. Амвросий).


Еще замечу тебе — будь откровенна. Как же это ты там страдаешь и мне не пишешь, «боясь, что Бога оскор­бишь». Да ведь, матушка моя, если Бога оскорбишь да покаешься духовному отцу, Он, то есть Бог, и простит согрешение и оскорбление Его тебе. А то ты страдаешь и не каешься — а конец-то выходит гнилой (преп. Анато­лий).


Что диавол тебя пугает и запрещает открывать мне свои немощи и помыслы — это не новость. Я тебе пока­зывал 43-ю главу Феодора Эдесского. Демоны зело скре­жещут зубами своими на живущих под отеческим руководством. А ты пиши, уповая на Бога. И спасешься (преп. Анатолий).


...Воспомяну о духовнике; ты должен уже утвержденно избрать и не переходить от одного к другому: Таинство покаяния имеет свою силу, а совет другое дело (преп. Макарий).


М. боится, как бы ее от меня не отбили. Сытого от каши скоро отобьют, а голодного едва ли. Пока будешь зорка и осторожна и не потеряешь своей любви и предан­ности — никто не отобьет. В особенности если сдержишь свое, меня радующее обещание: «чтобы по своей воле ни­чего не делать». Тогда нас никто не разлучит. Прочти в книге Аввы Дорофея сказание о юном Досифее. Такую преданность ни человек не в силах побороть, ни враг душ. А отчего? Оттого, что Господь сказал: «Идеже два или трие собрани во имя Мое, ту есмь посреде их» (Мф.18, 20). А когда между нами с тобою Бог — то кто против нас? (преп. Анатолий).


Дожил я, наконец, до того, что и М. стала от меня бегать! Вот тебе и преданность! Вот те и постоянство! Отказывается от меня уж и та, за которую я терплю поношение, что чересчур балую! И где теперь искать прав­ды, не домышляюсь! Не знаю, с какой стороны теперь и подойти к тебе. Рассердилась (преп. Анатолий).

Духовные отношения

Старайся святую ненависть иметь особенно к тем, кто очень льнет к тебе, чтобы отталкивать от себя, чтобы иска­ли только духовного, а не праздного препровождения времени. Посерьезнее и погрубей будь с духовными чадами, чтобы они не смели себя держать с тобой как с равной или признаваться в любви. И мы любили своих отцов духовных и старцев, но никогда не смели говорить им об этом. Если любят, то пусть Богу молятся, да слушаются, а не любезничают (преп. Иосиф).

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>