Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Царствие Бо­жие ну­дит­ся, и без по­нуж­де­ний его ник­то не по­лу­чал. На­до сно­сить тя­го­ты дру­гих, а для это­го про­си у Гос­по­да тер­пе­ния.

преп. Иосиф

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

 

Епитимия

...Нужно за грехи понести наказание здесь, на земле... многие говорят — зачем наказание? Господь милостив, и разбойника покаявшегося простил, и тотчас ввел с Собою в рай. Святые же толкуют иначе: разбойник нес уже нака­зание прежде, вися на кресте, да и потом ему перебили голени. Значит, смерть была мучительная. Вот он и понес наказание за свои грехи. Так и тебе в наказание наклады­ваю епитимию по двенадцать поклонов в день, на целый год, за всю твою прошлую жизнь, чтоб там, в будущей жизни, уж больше тебя не наказывать (преп. Амвросий).


О твоем устроении душевном очень сожалею, но я тебе не раз говорил и, кажется, писал, что этого должно было ожидать. Это — духовная епитимия. Не для тебя одной она дана, но закон духовный положил ее в основу всех правил на согрешающих, ибо из нас, грешников сущих, Милосердый Господь судил соделать Ангелов. А потому терпи, веруя искренно и непоколебимо, что за все наше страдание (хотя оно нами же подготовлено) воздастся сто­рицею (преп. Анатолий).


Епитимию нельзя не исполнять. Сам архиерей от нее разрешить не может (преп. Анатолий).


За опущение и неисполнение правил монашеских нало­жи на себя епитимию вот эту: никого не осуждай, всех прощай и считай себя худшею всех на свете в душе своей. Вот этим все опущения могут быть прощены и загладится множество грехов. Эта легкая епитимия всем на пользу (преп. Иосиф).


Опущенные поклоны можно выполнять и в другие часы и дни, и даже после года. Духовнику должно сказать, когда выполнишь их или что их исполняешь (преп. Амвросий).

Ересь

Чадо мое, знай, что в последние дни, как говорит Апо­стол, наступят времена тяжкие. И вот, вследствие оскуде­ния благочестия, появятся в церквах ереси и расколы, и не будет тогда, как предсказывали святые отцы, на престолах святительских и в монастырях людей опытных и искусных в духовной жизни. От этого ереси будут распространяться всюду и прельстят многих. Враг рода человеческого будет действовать с хитростью, чтобы, если возможно, склонить к ереси и избранных. Он не станет грубо отвергать догматы Святой Троицы, о Божестве Иисуса Христа, о Богородице, а незаметно станет искажать предание святых отцов от Духа Святаго — учение Церкви самой. Ухищрение врага и его уставы заметят только немногие, наиболее искусные в духовной жизни. Еретики возьмут власть над Церковью, всюду будут ставить своих слуг, и благочестие будет в пренебрежении. Но Господь не оставит своих рабов без защиты и в неведении. Он сказал: «По плодам их узнавай­те их» (Ср.: Мф.7, 16). Вот и ты по плодам их тоже, что по действию еретиков, старайся отличить их от истинных пас­тырей. Эти духовные тати, расхищающие духовное стадо, и «входит во двор овчий, но перелазит инуде» (Ср.: Ин. 10, 1), как сказал Господь, т. е. войдут путем незаконным, истребляя насилием Божий уставы. Господь именует их разбойниками... Большое притеснение от еретиков будет монахам, и жизнь монашеская тогда будет в поношении. Оскудеют обители, сократятся иноки; которые останутся, будут тер­петь насилие. Сии ненавистники монашеской жизни, име­ющие только вид благочестия, будут стараться склонить иноков на свою сторону, обещая им покровительство и житейское благо, непокорным же угрожая изгнанием. От сих угроз будет на малодушных тогда большое унижение. Если доживешь до этого времени, сын мой, то ты радуйся, ибо тогда верующим, не пожавшим других добродетелей, будут уготованы венцы за одно только стояние в вере, по слову Господа: «Всякого, кто исповедует Меня пред людьми, исповедую и Я пред Отцом Моим Небесным» (Ср.: Мф.10, 32). ...С ересью войдет в обитель и бес, будет она уже тогда не святой обителью, а простыми стенами... Не бойтесь скорбей, а бойтесь наглостей еретиков, стре­мящихся разлучить человека со Христом, почему и повелел Христос считать их за язычников и мытарей. Итак, сын мой, укрепляйся благодатью Иисуса Христа. С радостью спеши к подвигам исповедничества и переноси страдания, как воин добрый Иисуса Христа, рекшего: «Будь верен до смерти и дам тебе венец жизни» (Апок.2, 10). Ему со Отцом и Святым Духом слава и держава во веки веков. Аминь (преп. Анатолий).


Пишете о своем N., у которого живете, называя его идеально нравственным во всех отношениях, но прибавля­ете, верует он «по-своему» — по выбору. Но такое свое­образное верование не есть признак идеально нравственно­го человека. Напротив, такие люди всегда назывались и называются еретиками... (преп. Амвросий).

Жертва

...В Евангелии упоминаемая жена: купивши сткляницу многоценного мира, от великого усердия своего и любви стала возливать на главу Христа Спасителя. Ученики же Его, увидя сие, стали негодовать и сочли дело таковое за небогоугодное и погибельное, т. е. суетное, говоря: «к чему сия трата мира?» (Ср.: Мк.14, 4). Лучше бы было, когда бы продано было и роздано нищим. Но Спаситель не одобрил их за сие, рекши: «жена дело доброе сотворила Мне; нищих всегда иметь будете, а Мене не всегда» (Ср.: Мк.14, 6—7; Ин. 12, 8). Сим примером научает нас Спаситель, что всякое благое дело, которое относится соб­ственно к чести Самого Бога и к прославлению Его, там попечение о нищих оставлять должно до времени. Посему, если кто прилежит более о украшении святыни, тот не только ничего не теряет, но и весьма много приобретает, чему примером может служить преподобный Эразм Печерский... Богу угодное дело и строение вновь святых хра­мов. О пользе сей сама Матерь Божия, явившись, изве­стила некоему угоднику, что если кто на созидание церкви Божией и един кирпич подаст, то не только не погубит мзды своей, но и Ее соделает Молитвенницею о себе (преп. Антоний).


...О деньгах, которые она берет тайно... и употребляет оные как бы на полезное, но если от семейства за сие выходит вражда, то, судите сами, может ли быть приятна та жертва Богу, и Господь во Евангелии к вам говорит: «Милости хочу, а не жертвы» (Мф. 12, 7), — милости, т. е. любви и согласия в Дусе Святом (преп. Лев).


Одна монахиня рассказала старцу, что видела во сне икону Божией Матери и услышала от Нее: «Принеси жерт­ву». Батюшка спросил: «Что же ты, принесла жертву?» Та ответила: «Что же я принесу? У меня ничего нет». Тогда батюшка сказал: «В псалмах написано: «жертва хвалы прославит Мя» (Пс. 49, 23)» (преп. Амвросий).

Жизнь в городе

Я, чувствовавши скуку здешнюю и трудность душевную, мыслю хоть бы никогда не ездить в Москву. И когда б выбраться из нее! Самые коренные жители скучают ею. Н. А. говорит: «Возьми меня с собою в пустыню, надоела московская суета». — «Нет, — говорю, — узы ваши крепки, которыми скованы». О. П. лично знаю, верую же от слуха, что он добрый раб Божий, а в рассуждении жизни с нами определительного ничего сказать не могу. Пользу душев­ную нашу от него, и его от нас, в одном часе времени знать не можно. Побыть до меня можно согласиться, с благосло­вения старца моего, но не совсем открыто. Я не знаю его со стороны скромности. Ежели он безмолвной жизни ради мо­литвы ищет, то должен, во-первых, любить молчание и пока­зывать сие на самом деле. «Не от слов их, - говорит Спаси­тель, - познаете их, но от плод» (Ср.: Мф.7, 20) (преп. Моисей).

Жизнь вечная

Различны устроения людей, различную славу унаследуют они и в жизни будущей. Апостол Павел пишет: «Ина слава солнцу, ина слава звездам...» (1Кор. 15, 41). Даже Ангелы Божии не в одинаковой степени и славе у Бога. Ближе всех к престолу Божию пламенные Серафимы, за­тем Херувимы, потом Престолы, Господствия, Силы, Власти, Начала, Архангелы, Ангелы. Но эти девять чинов ангельских совершенствуются ежесекундно, так и души людей, смотря по тому, насколько они были приготовлены на земле, не остаются в одном состоянии, а переходят из клеточки в клеточку (преп. Варсонофий).


И мы узрим Его лицем к лицу. И внидем к Нему не как грешники, непотребные рабы, но как друга: «вы друзи Мои есте, аще любовь имате между собою» (Ср.: Ин. 13, 35), как дети: «Аз буду им в Отца и тии Мне будут в сыны и дщери», - глаголет Господь Вседержитель (Ср.: 2Кор. 6, 18). И еще больше: «Отче Святый, соблюди их во имя Твое, ихже дал еси Мне, да будут едино, якоже и Мы» (Ин. 17, 11). Вот какая высокая и страшная и непости­жимая жизнь ожидает нас! Вникай в сие особенно во дни Пасхи. И благодари Спаса и Жениха нашего Иисуса Хрис­та (преп. Анатолий).


А главное — желаю тебе вступить в то лето, где зим не бывает, солнце никогда не заходит, и Солнце того лета — Иисус, вечно сияющий славою Отца Своего — Бога, где не будет ни скорбей, ни болезней, ни тьмы, ни даже тени, но все будет свет, радость, мир, всяк ум превосходящий и веселие несказанное. И ворота Небесного Иерусалима в то лето отверзутся и никогда не затворятся (преп. Анатолий).

Жизнь земная

Иерусалим... в духовном смысле означает Царство Не­бесное. Восхождение в него есть жизнь земная каждого верующего человека, содевающего свое спасение. Умили­тельно это изложено в стихире Великого Страстного Поне­дельника: «Грядый Господь к вольной страсти, апостолом глаголаше на пути: се восходим во Иерусалим, и предается Сын Человеческий, якоже есть писано о Нем. Приидите убо и мы, очищенными смыслы, сшествуем Ему, и сраспнемся, и умертвимся Его ради житейским сластем, да и оживем с Ним, и услышим вопиюща Его: не ктому в земный Иерусалим, за еже страдати, но восхожду ко Отцу Моему и Отцу вашему, и Богу Моему и Богу вашему, и совозвышу вас в Горний Иерусалим, в Царство Небесное». Спасающемуся о Господе необходимо предлежат степени восхождения в Горний Иерусалим. На жизненном пути неизбежно встречают его скорби и искушения. К ним нуж­но быть готовым. Наша немощь человеческая не хочет их, часто забывает о неизбежности их и желает лишь земного счастья. Обратите внимание, что даже святые апостолы, до получения дара Духа Святаго и дара разуметь Писания, не были чужды желаний временной славы и счастья, как и повествуется в Евангелии. После слов Христа о грядущих скорбях и смерти сыновья Зеведеевы просят у Христа поче­стей временного царства Его, которого они тогда ожидали. Но вместо этой почести — чашу смерти обещал Христос пить друзьям Своим. Посему, если видим жизнь нашу, ис­полненную скорбей и неисполнившихся надежд и желании, да не унываем. Так должно быть... Жизнь христианина должна быть подобна жизни Христа. Возвещает нам свя­той апостол Петр: «Христос пострадал за нас, оставив нам образ, пример, дабы мы шли по следам Его» (1 Пет. 2, 21) (преп. Никон).


Ошибаются ожидающие и ищущие удобств и спокойствия жизни, для спасения необходимы скорби, лишения, трудности. Если жизнь так переменчива, скоропреходяща, зачем к ней прилепляться? (преп. Никон).


Хороша и наша северная природа... Но нынешний мир есть только слабое подобие мира, бывшего некогда до гре­хопадения. Есть мир Горний, о красотах которого мы не имеем понятия, а понимают его и наслаждаются им толь­ко святые люди. Этот мир остался неповрежденным, но земной мир после грехопадения резко изменился. Все рав­но, как бы кто-нибудь лучшее музыкальное произведение, например, Бетховена, разделил на отдельные тона, тогда впечатление целого не получилось бы. Или картину, напри­мер, Рафаэля разорвал на клочки и рассматривал отдель­ные кусочки. Что увидели бы мы? Какой-нибудь пальчик, на другом лоскутке часть одежды и т. д., но величественного впечатления, которое дает произведение Рафаэля, мы, ко­нечно, не получили бы. Разбейте великолепную статую на части — впечатления прекрасного не получится. Так и ны­нешний мир. Некоторые подвижники даже отвращали от него свои взоры. Известен один подвижник, который заго­родил иконой единственное окно своей кельи, а из него открывался восхитительный вид. Его спросили: «Как это ты, отец, не хочешь даже взглянуть, а мы не могли налюбоваться и на небо, и на горы, и на Эгейское море и его острова». «Отчего я закрываю окно, вам не понять, но созерцать красоты мира сего я не имею желания», — ответил подвижник. Это оттого, что он созерцал красоту Горнего мира и не хотел отвлечь от него своего внимания. Действительно, кто познал высшее блаженство, тот нечувствителен к земным утешениям. Но для сего познания надо иметь высокую душу (преп. Варсонофий).


Земля — это место изгнания, ссылка. За уголовные преступления людей осуждают на каторгу, кого на двенадцать, кого на пятнадцать лет, а кого и навсегда, до смерти. Вот и мы провинились, согрешили пред Господом и осуждены на изгнание, на каторгу, но так бесконечно любвеобилен Гос­подь, что даже в этом месте изгнания оставил Он нам много красот, много отрады и утешения, которые особенно пони­маются натурами, обладающими так называемой художе­ственной чуткостью. Эти красоты здешнего мира только намек на ту красоту, которой был исполнен мир первозданный, каким его видели Адам и Ева. Та красота была нарушена грехом первых людей. Грехопадение первых людей разрушило кра­соту Божьего мира, и остались нам только осколки ее, по которым мы можем судить, как прекрасно все было раньше, до грехопадения. Но придет время всемирной катастрофы, и весь мир запылает в огне. Загорится земля, и солнце, и луна, — все сгорит, все исчезнет, и восстанет новый мир, гораздо прекраснее того, который видели первые люди. И настанет тогда вечная, радостная жизнь, полная блаженства во Христе (преп. Варсонофий).


...Мы живем-то в юдоли плача; поэтому и приходится проводить время-то иногда скача, а иногда плача. Будем хоть утешать себя тою мыслию, что эта — юдоль плачевная — временная. Все промчится, все промелькнет, как тень, как эхо, и настанет вечность постоянная, неизменяемая, бесконечная, и о, дабы для нас блаженная, светлая! Будем надеяться, что Господь, по беспредельному милосердию Своему, не лишит нас сей милости (преп. Амвросий).


Внешний мир с его красотами благотворно действует на человека, и душа, способная наслаждаться красотою мира, есть душа возвышенная, но человек, достигший совершенства созерцает в душе своей такую красоту, перед которой видимый мир ничего не стоит. Господь сказал про душу человека, любящего Бога: «к нему придем и обитель у него сотворим» (Ин. 14, 23). Непостижимо, как это в маленьком сердце помещается Сам Господь, а где Господь, там и рай, там и Царство Божие. «Царство Божие внутрь вас есть» (Лк. 17, 21) (преп. Варсонофий).


Впрочем, надобно знать, что только в Царствии Небес­ном будет совершенно покойно. А «на земле, - сказал Гос­подь, - скорбни будете» (Ср.: Ин. 16, 33). Да и люди глаго­лят: «там хорошо, где нас нет». Поэтому всегда заканчивают словами: как ни прикинь — все выходит клин. Поэтому люди по нужде и умудряются соединять клины и сшивать, чтобы выходил четвероугольник. Не без причины называ­ется земная жизнь юдоль плача: плачут подчиненные и бедные, воздыхают начальники и богатые. Без скорби и печали на земле никого нет. Соображая все это, обратимся мыслию и сердцем ко всеблагому Промыслу Божию, ко­торый нас доселе питал и все потребное давал. Возверзем печаль свою на Господа (преп. Амвросий).

Жизнь иноческая и мирская

...Все роды жизни имеют свои кресты и утешения, это вам довольно известно, а ежели вы будете представлять себе в семейной жизни одни только удовольствия, а, напро­тив, в монастырской одни только трудности и кресты, то само собой воля плоти возьмет перевес над духом, а надоб­но представить себе и тягость семейной жизни, и, напро­тив, бесзпечалие о житейских обстоятельствах монастырской и спокойствие совести, от малых пожертвований собою приобретаемое, то, верно, весовая стрелка станет на сторо­не монастырской. Святой Апостол не возбраняет жениться, только предпочитает лучше безженное жительство, а говорит: «скорбь плоти имети будут таковии» (1Кор. 7, 28). Вам известен образ мирской суетной жизни: надобно подражать всем ее приличиям. Рассмотрите себя, способны ли вы к оному? Вы любите заниматься словом Божиим и учением святых отцов, но так ли это удобно в мирской жизни? И вообще, когда хотите жить благочестно, то не избежите того, о чем святой Апостол говорит: «а хотящий благочестно жити, гонима будут» (2Тим. 3,12). Неизвестно еще, какая будет партия? Всем сим рассуждением я не возбраняю вас от светской жизни, равно и не привлекаю к монастырской. Без звания Божия невозможно презреть мир и прелести его. Ожидайте, как Бог о вас устроит, конечно, Его устроение на лучшее проис­ходит, а паче когда свою волю предаем совершенно Его святой воле (преп. Макарий).


Они <мирские> не понимают образа жизни духовной, думают, что все равно и там <в миру> можно молиться и прочее, но ты теперь отчасти искусила ту и другую жизнь; верно нашла, что тут истинное училище, и не можно обольститься мнимыми добродетелями, а тотчас покажут, как далеко еще отстоим от настоящей жизни. А там похва­ла людей и бесов, и свое мнение подавало бы еще руку к мнимому доброделанию, но ежели бы ты еще пожила дома, то немудрено попасться и в дом умалишенных. Некоторые из мирских называют таковых: «зачитался», а надобно сказать: «впал в прелесть» (преп. Макарий).

Жизненный путь

Слава Богу, что хоть телом бывала в храме, хоть поже­лала к Господу обратиться. Вся жизнь проходит в суете. Ум идет посреди суетных мыслей и соблазнов. Постепенно он навыкнет помнить о Боге так, что в суете и хлопотах, не думая, будет думать, не помня, помнить о Нем. Только бы шел не останавливаясь. Пока есть в тебе это стремление вперед — не бойся, цел твой кораблик и под сенью креста совершает свое плавание по жизненному морю, цел он, и не надо бояться могущих случиться бурь. Без непогоды не обойдется и никакое обыкновенное плавание, тем паче жиз­ненный путь, но не страшны жизненные невзгоды и бури шествующим под прикрытием спасительной молитвы: Гос­поди, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную, — не страшны они, только бы не впасть в уныние, ибо уны­ние порождает отчаяние, а отчаяние уже смертный грех. Если и случится согрешить — верь в милосердие Божие, приноси покаяние и иди дальше, не смущаясь (преп. Варсонофий).


Жизнь всякого человека, а в особенности монаха, идет по некоему таинственному плану; все в ней целесо­образно и премудро... (преп. Варсонофий).


...Ты не тужи, что у тебя не ременные гужи. Лыко да мочало оборвалось; связала, и опять помчала. На вопрос: «Что это значит, батюшка?» — старец ответил: «А вот ехал богатый барин на тройке; у него и лошади были хорошие, и сбруя ременная. Ехал и бедняк. У того и лошадь была плохая, и вся сбруя — лыко да мочало. Оба попали в за­жору (подснежная вода в ямах и рытвинах на дороге при таянии снега). У обоих сбруя порвалась. Высвободившись кое-как из зажоры, бедняк связал свое лыко да мочало, и поехал себе вперед, а богатый остался на месте — ременные гужи надо было сшивать» (преп. Амвросий).


...Вся жизнь... есть дивная тайна, известная только одному Богу. Нет в жизни случайных сцеплений обстоя­тельств — все промыслительно. Мы не понимаем значения того или другого обстоятельства, перед нами множество шкатулок, а ключей нет. Были... такие люди, которым открывалось это... (преп. Варсонофий).


Вопрос: «Как жить?» Ответ: «Жить — не тужить, никого не осуждать, нико­му не досаждать, и всем мое почтение» (преп. Амвросий).


Вопрос: «Как жить?» Другой ответ: «Нужно жить нелицемерно и вести себя примерно, тогда наше дело будет верно, а иначе выйдет скверно» (преп. Амвросий).


...Жить можно и в миру, только — не на юру, а жить тихо (преп. Амвросий).


Мы должны жить на земле так, как колесо вертится, — чуть только одной точкой касается земли, а остальными непременно стремится вверх, а мы как заляжем на землю, так и встать не можем (преп. Амвросий).


Касательно устройства судьбы своей клади утром и ве­чером по шесть поклонов, т.е. три Святителю Николаю и три преподобной Евфросинии, с молитвою Святителю Ни­колаю: моли Бога о мне грешной и устрой судьбу мою по воле Божией ко спасению! (преп. Анатолий).

Забота о ближних

...Не должно столь много беспокоить дела об участии родных, но более в терпении души возлагаться на Госпо­да, тем паче, что такая привязанность как бедственна для сердца, чужда преданности Вышнего, так и потому, что все случаи не суть слепые, но водимые Провидением Мироправителя. Сколько бы мы чувствительны ни были, но ни­когда столько не можем сострадать о ближних, как Творец наш, чем же мы чувствительнее к какому предмету, тем слепее в рассудке о нем..., а для того-то наиболее и долж­но священно вручать себя и ближних наших Промыслу Отца Небесного, быть как можно умереннее, не допущать сердца до безмерного и безрассудного <огорчения>, притом рассуди и сие: как бы братья твои себя ни считали, как бы отец твой строптив ни был, но все они более им обязаны, нежели... ими. Тебе не должно и входить в посредство их, когда <уже> вступила в достойнейшее Божия самоотвер­жение звания. О них, посильно соболезнуя, говорить в душе своей: «воля Господня да будет» и возвергать печали На Господа, а себя стараться направлять о Господе (преп. Лев).

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>