Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

От­се­ле пос­та­ра­ем­ся по­ло­жить твер­дое на­ча­ло не раз­ве­тв­лять путь Хрис­тов на мно­го­об­раз­ные от­рас­ли, но со­би­рать во­е­ди­но глав­ное: лю­бить Гос­по­да от всей ду­ши и иметь мир и свя­ты­ню со все­ми, ни о ком не ду­мая дур­но и по­доз­ри­тель­но.

преп. Амвросий

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

 

Молитва

Когда начинаешь молиться, приводишь себе на память грехи и оплакиваешь их. — Так и надо молиться. За тем иногда чувствуешь покой и радость и думаешь, что это от врага. — Но от врага если и бывает радость, то, по замеча­нию святых отцов, нестройная, не сообщающая душе мир и тишину. И не удивляйся тому, что Господь подает тебе в молитве мир и тишину, ибо не всегда бывает это по достоинству, а по неведомым судьбам Божиим. И потому, когда будешь ощущать такую радость и покой, считай себя всячески недостойною сего дара Божия и всячески укоряй себя пред Господом, что по нерадению своему не можешь удержать в себе этот дар, и вскоре теряешь его (преп. Иосиф).


Когда ж вы не можете так, как должно, молиться или приуготовить себя к оной, то неужели надобно совсем мо­литву оставить? Напротив, надобно себя нудить к молитве, хотя бы и противилось тому сердце, а Господь, видя тако­вое наше понуждение и насилие к молитве, подает Свою помощь, по словам святых Макария и Петра Дамаскина: даяй молитву молящемуся; кто молится добре простою молитвою, тому дает Господь дар молитвы умной. Помни­те, дар молитвы, а не собственность твоя, надобно сей дар заслуживать не одною молитвою, но и прочими благими делами: смиренномудрием, простотою, терпением, просто­душием, а без сих добродетелей, хотя мнится кто якобы стяжал молитву, но прельщается: не молитва это, но мас­ка молитвы (преп. Макарий).


Письмо твое получил и по содержанию его вижу, что ты добровольно предалась врагу нашего спасения. Если не будешь понуждать себя к молитве и искреннему смирению, то враг совершенно возобладает тобой. Понуждай себя проходить гласно и со вниманием при каждом ударе часов по десять Иисусовых молитв, а потом прибавляй по усер­дию. В церкви тоже проходи четки хотя бы слегка шепотом, выбирай место более уединенное и глаза по сторонам не води, а за борьбу с помыслами и сонливостью ты получишь мученические венцы, и чем тяжелее борьба, тем больше награда (преп. Иосиф).


Во время усердной молитвы желаешь, чтобы тебя виде­ли, как ты молишься. Это бесы влагают помыслы тщесла­вия. Хорошо, что на них не останавливаешься. И впредь их должно презирать (преп. Иосиф).


Просите молитв о вас, то молюсь, как и о всех, но сами больше молитесь, не ленитесь, потому что молитва есть пища души. Не морите же души ваши голодом, лучше пусть тело голодает. Не осуждайте никого, всех прощайте. Счи­тайте себя худшими всех на свете и спасены будете. Как можно больше смалчивайте (преп. Иосиф).


...Вы сейчас пойдете ко всенощной, помолитесь там, постарайтесь помолиться хорошенько, постарайтесь войти и углубиться в себя. Ведь в каждой из вас есть мир неиз­реченной красоты, в котором таится много чистых восторгов, неизглаголанных радостей. Войдите в себя — и они откро­ются вам. Впрочем, не ждите от молитвы одних восторгов, не унывайте, когда не ощутите радости. Ведь и так бывает, что стоишь, стоишь в церкви, а будто внутри не сердце, а так, деревяшка, да деревяшка-то неоструганная... Ну что ж, и за это, т. е. за деревяшку, спаси Господи. Значит, надо так было. Ведь иная душа, пережив высокие восторги, и во­зомнить о себе может, а такое состояние «окамененного нечувствия» смиряет ее. И вообще мы не можем требовать от Бога молитвенных восторгов — от нас требуется мо­литвенный труд, а радости посылаются от Бога, когда это Богу угодно и нам на пользу. Итак, будем молиться Ему и положимся во всем на Его Святую волю! (преп. Варсонофий).


...Молитва, пост и бодрствование над собою, т. е. хра­нение своих мыслей и чувств, делают нас победителями врагов нашего спасения. Самое трудное из этих трех дел есть молитва — вечная добродетель, которая вследствие уп­ражнения обращается в навык, а молитва до самой смерти требует побуждения, следовательно, подвига. Молитва труд­на, так как ей противится наш ветхий человек, но она трудна еще и потому, что враг со всею силою восстает на молящегося. Молитва — есть вкушение смерти диаволу. Хотя, конечно, он уже умер духовно, но молитва как бы снова поражает его, а потому он всячески ей противится. Даже святые, уж кажется, должны бы только утешаться молитвой, но по временам она и для них трудна. Правда, молитва несет с собою и высокие утешения, и не только праведнику, но и грешнику (преп. Варсонофий).


...Заметьте эту последовательность: начинает хвалить Господа душа, и от этого приходит в веселие и начинает радоваться дух. Это относится ко всякому человеку, когда он начинает молиться или прославляет Бога (преп. Вар­сонофий).


Молитва к Богу всякая доходна. А какая именно об этом мы не знаем. Он Один Судия праведный, а можем ложь признать за истину. Молись и веруй (преп. Анатолий).


Молись больше! И ходя молись, и лежа молись. А что на тебя смеются, это тебе полезно и спасительно. За все благодари Бога! (преп. Анатолий).


Не хитри на молитве, а веди дело проще. Господь ска­зал: «Аще не будете яко дети, не можете войти в Цар­ствие Божие» (Ср.: Лк. 18, 17) (преп. Анатолий).


...Тебе хочется, чтоб я исполнял твое желание — писал бы к тебе, а мне желается, чтоб ты не письмами наслаждалась, а молитвою да чтением святых писаний. И в скорбях-то бежала бы скорей ко Господу. «Молитву пролию ко Господу и тому возвещу печали моя». Учись, Т.! Пора браться за разум... (преп. Анатолий).


...Затрудняешься исполнением молитвы и чтений, так как не одна в комнате. В таком случае оставь обрядовый чин, например, читать перед святыми иконами, со свечой и прочее, а делай проще: или ходя читай и молись, или уткнувшись в уголок, или где в передней (преп. Анатолий).


«Просите, и дастся вам: толцыте и отверзется» (Мф. 7, 7). Многие из вас, не получая долго просимого, уныва­ют. Унывать не следует. Вспомните, как Господь поступил с хананеянкой. Как она Его просила исцелить ее дочь! Даже апостолы стали умолять Господа, чтобы Он отпустил ее. А Господь даже с псом сравнил ее... А вы немного помолитесь и, не получая просимого, унываете. Это бывает оттого, что забываем, что между сеятвой и жатвой должно пройти известное время (преп. Никон).


Не прилагайте сердца к суете мирской. Особенно во время молитвы оставляйте все помыслы о житейском. Пос­ле молитвы, домашней или церковной, чтобы сохранить молитвенное, умиленное настроение души, необходимо мол­чание. Иногда даже простое, по-видимому, даже незначи­тельное слово может нарушить и спугнуть, как птичку, из души нашей умиление (преп. Никон).


Непрестанная молитва — дар Божий (преп. Никон).


Не забывай молитвы — она жизнь души (преп. Никон).


...В постигшей вас скорби да утешит вас Господь. Он зрит на сердце и слышит молитву, где бы она ни соверша­лась... (преп. Никон).


Молитвою испрашивается помощь Божия, привлека­ется Божие благословение... Будет человек призывать бла­гословение, и приидет к нему оно, и наоборот, как ска­зано: «Не восхоте благословения, и удалится от него» (Пс. 108, 17) (преп. Никон).


...Мы сами по себе, без божественной помощи, и по­молиться-то не в состоянии: не можем мы молиться как следует и не знаем, как и о чем молиться (преп. Никон).


Надо внимательно слова молитвы произносить, в смысл вникать, а не стремиться к слишком высокому... Ведь если мы неправильно читаем, не внимаем читаемому, то этим утешаем бесов... (преп. Никон).


Зависть диавола и всех демонов возбуждает их к иска­нию гибели человеков и борьбе с ними, особенно во время молитвы рабов Божиих, ибо молитвою правильною чело­век может получить и получает всякое благо. Порядок борьбы вражией: 1. Помыслы благовидные — вниманием к ним ум лишается свободы. 2. Явно грехов­ные помыслы — ум, утратив свободу при первых помыслах, побеждается и вторыми. Отсюда общее правило: во время молитвы отвергать всякий помысл. Закон сродства грехов между собою — непрекращаемость брани врага, усиление ее во время нашей молитвы (преп. Никон).


Необходимо хранить плод молитвы. Он погубляется, теряется очень часто от празднословия сразу после молит­вы и от мечтания, которое есть то же празднословие, но лишь с самим собой. Молчание после молитвы весьма по­лезно: оно удерживает молитву в уме, сердце и даже на устах вслух себе (преп. Никон).


Так как молитва должна быть первым делом инока, то ему необходимо знать, что его встретит при молитвенном делании, чтобы это первейшее дело делать с успехом (преп. Никон).


Каждое дело необходимо начинать с призывания в помощь имени Божия, ибо занятия, освященные молитвою, будут благотворны для нашего душевного спасения (преп. Иларион).


Ты, верно, понимаешь, что хотя мы и должны молить­ся друг за друга, но не должны приписывать молитве своей чудодейственную силу, не должны думать, что просимое нами всегда Господом исполнится. Это мнение исходит от гордости и ведет в прелесть (преп. Иларион).


Во всякое время, что бы вы ни делали: сидите ли, идете ли, работаете ли, читайте с сердцем: «Господи, помилуй!» (преп. Нектарий).


Молись, чтобы Господь воцарился в сердце твоем, тог­да преисполнится оно великим ликованием и радостью, и никакая печаль не в силах будет потревожить его (преп. Нектарий).


Сила молитвы не в многословии, а в искренности мо­литвенного вздоха (преп. Нектарий).


Кого посетит Господь тяжким испытанием, скорбью, лишением возлюбленного из ближних, тот и невольно по­молится всем сердцем и всем помышлением своим, всем умом своим. Следственно, источник молитвы у всякого есть, но отверзается он или постепенным углублением в себя, по учению отцов, или мгновенно Божиим сверлом (преп. Лев).


Чтобы люди не оставались в беспечности и не возлага­ли свою надежду на постороннюю молитвенную помощь, старец повторял обычную народную поговорку: «Боже-то поможи, — да и сам мужик не лежи» (преп. Амвросий).


...Так как молитва есть сильнейшее оружие против невидимого врага, то он и старается всячески отвлекать от нее человека. Передавал старец такой рассказ: «На Афоне у одного монаха был скворец-говорун, которого монах очень любил, увлекаясь его разговорами. Но вот странно, — лишь только монах начнет исполнять свое молитвенное правило, скворец тут и разговорится, и не дает молиться монаху. Раз на светлый праздник Воскресения Христова монах подошел к клетке и говорит: «Скворушка, Христос Воскресе!» А скворец отвечает: «Вот то-то и беда наша, что воскрес», — и тут же околел, а в келье монаха разлилось нестерпимое зловоние. Тогда понял монах свою ошибку и раскаялся» (преп. Амвросий).


...Следует прочитывать и молитвы, и акафисты, а иног­да и псалмы. Но если есть внутренняя молитва, то следу­ет тогда остановиться и молиться уже духом. Когда же нет такой молитвы, то читать молитвы (преп. Амвросий).


...Жили на одном острове три пустынника, имевшие у себя икону трех святителей. И как были они люди простые, необразованные, то и молились пред сею иконою не иначе как простою своеобразною молитвою: «Трое вас, и трое нас, помилуйте нас». Так они постоянно твердили одну эту мо­литву. Вот пристали к этому острову путешественники, а старцы и просят, чтобы они научили их молиться. Путе­шественники начали учить их молитве «Отче наш», а выу­чив, поплыли далее морем на своем корабле. Но, отплыв несколько от берега, они вдруг увидели, что, учившиеся у них молитве, три старца бегут за ними по водам и кричат: «Остановитесь, мы вашу молитву забыли». Увидев их, ходя­щих по водам, путешественники изумились и, не оста­навливаясь, только сказали им: «Молитесь, как умеете». Старцы вернулись и остались при своей молитве (преп. Амвросий).


Читайте «Отче наш», да не лгите: остави нам долги наша, якоже и мы оставляем... (преп. Амвросий).


С покровенной главой <женщине> нужно молиться (преп. Амвросий).


Когда бьют часы, должно перекреститься с молитвою: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную; как пишет святитель Димитрий Ростовский, для того поми­луй мя, что час прошел, ближе к смерти стало. Можно не при всех креститься, а по рассмотрению, при ком можно, а то и не надо, в уме же молитву должно сотворить (преп. Амвросий).


Хорошо молиться перед распятием, вспоминая страда­ния Спасителя: заплевания, заушения, наругания, биения, при этом смиряется дух (преп. Амвросий).


Святые отцы научают предызбирающего молитву дру­гим деланиям, что такой должен оставить и обычную друж­бу прежних своих посетителей, а иначе не может иметь успеха в своем делании, оставляя беседу с Богом и беседуя с людьми о вещах и предметах суетных, а иногда и неполез­ных и зловредных (преп. Амвросий).


...Пишешь, что ты желаешь молиться и молиться: мо­лись про себя, ища одной только милости и воли Божией, в Церкви ли бываешь, вне ли церкви, идешь ли, сидишь ли, лежишь ли, молись: Господи, помилуй, якоже веси, якоже волиши (преп. Амвросий).


Ревнующему о молитве следует всегда помнить слова Самого Господа: «не всяк глаголяй Ми: Господи, Господи, внидет в Царствие Божие: но творяй волю Отца Моего, Иже на небесех» (Мф. 7, 21). Воля же Отца Небесного объявлена в Евангельских заповедях, исполнение которых есть единственный незаблудный путь спасения. На сем пути должно иметь три признака: смирение, милость и любовь, которые различаются только одними названиями, свойство же их одинаковое. На сию троицу добродетелей весь полк бесовский ниже противовзирати может (Добротолюбие, ч. 2, Каллиста и Игнатия, гл. 73) (преп. Амвросий).


Преподобный Марк Подвижник в Слове о покаянии говорит: правое дело для начинающих, средних и совершен­ных есть: молитва, очищение помыслов и терпение постига­ющих нас скорбей. Без сих трех нельзя совершать и прочие добродетели. Да и самая молитва без очищения помыслов и без перенесения скорбей совершаться не может. В этой триплетенной верви, если где одна нить ее прерывается, там прерываются и другие нити. — То же самое выражает и апостол Павел: «долготерпите ко всем; всегда радуйтеся; непрестанно молитеся; о всем благодарите: сия бо есть воля Божия» (1Сол. 5, 14, 16—18). А апостол Иаков объяс­няет, когда мы должны радоваться, т. е. когда впадаем в различные скорбные искушения, которыми испытывается наша вера, а вместе очищаются наши согрешения (преп. Амвросий).


Ревнуя о молитве, почаще прочитывай «Семь слов>> Макария Египетского, по прежним переводам. Там ты уви­дишь и узнаешь, что молитва без любви, и смирения, и терпения непрочна. Хотя во-время и подаются молитвен­ные действия, но, по недостатку любви, и смирения, и терпе­ния, скоро отнимаются (преп. Амвросий).


....Молитва всегда сильнее псаломскими словами, неже­ли собственными нашими (преп. Амвросий).


С новоначальных не взыскивает Бог нерасхищаемой молитвы: она приобретается многим временем и трудами, как писание святых отец говорит: «Бог дает молитву моля­щемуся... » (преп. Иларион).


Молись пока, как можешь и как умеешь, ожидая конца от Промысла Божия. Веруй, что силен Господь помиловать тебя. Он пришел не праведники спасти, но грешники при­звать на покаяние, как Сам объявил в Евангелии, прибавив, что радость бывает на небеси о едином грешнике кающем­ся. Страх, бывающий при молитве, считай искушением от врага, который старается отвратить от молитвы всякого желающего молиться. Приступая к молитве, ограждай себя крестным знамением и продолжай молиться, и по времени милостью Божиею избавишься от сего искушения, если поменьше будешь гневаться на других и удерживать себя от осуждения. Вкратце сказано: «многими скорбями подо­бает нам внити в Царствие Небесное» (Деян.14, 22). Помни это и старайся терпеть все находящее неприятное и скорбное, прощай разумеющему и не разумеющему, по слову Господню: «оставите, и оставится вам» (Ср.: Мф. 6, 14). Вот что значит умудряться во спасение (преп. Амвросий).


...Принуждение себя и понуждение на молитву очень нужно в молитвенном подвиге (преп. Варсонофий).


Ты ищешь чистой и горячей молитвы, что достигается многим временем и смирением (преп. Макарий).


Пусть никто из вас не говорит: «Теперь поживу как-нибудь, а вот когда будут соответствующие условия, тогда я и буду молиться». Но разве можно быть уверенным, что завтра ты будешь жив? Прочтите в 3-м томе Игнатия Брянчанинова. Надо не забывать о том, что только этот день дан тебе. Нельзя надеяться на завтрашний день. Пом­ните всегда: «Се, ныне время благоприятно, се, ныне день спасения!» (2 Кор. 6, 2) (преп. Никон).


Пишешь, что усердия и теплоты не ощущаешь в молитве. По Божиему смотрению бывает сие, к смирению нашему, иногда же и за осуждение ближних или за превозношение попускается сие. Надо смиряться более, и признавать себя недостойной дарований, и более прилежать молитве. Остав­лять же молитву никак не должно. За терпение не оставит Господь. Если ответы и советы покойного батюшки подхо­дят к тебе, то и придерживайся их, призывая себе в помощь молитвы его. Спать не раздеваясь — древнее отеческое пра­вило, и многими отцами советуется. Попробовать можешь. Если пользу какую увидишь чрез это, то можно следовать сему правилу. А если по немощи трудно покажется, то можно и оставить, укорив себя (преп. Иосиф).


Когда в будни нельзя бывать в церкви, пораньше вста­вай и прочитывай что-нибудь молитвенное в свое утешение. Неопределенным положением своим не смущайся, а жди с терпением устроения себе от Промысла Божия (преп. Амв­росий).


..Надо взять... молитву «Заступнице усердная» (Ка­занской Божией Матери) и читать ее ежедневно. Затем псалом 90-й «Живый в помощи Вышняго...» и читать также ежедневно, а «Богородице Дево, радуйся...» утром и вечером читать по 12 раз. Эта молитва имеет также великую силу. Собственно, ее надо читать на каждый час по одному разу, но батюшка о. Амвросий говорил, чтобы читать за дневные 12 часов — утром, а за вечерние — вечером (преп. Варсонофий).


«Богородице Дево» читать хоть с поясными поклона­ми, как одной, явившись во сне, сказала Сама Божия Ма­терь, прибавив, что это для ее же пользы (преп. Амвросий).


«Богородицу» читать 12 раз или 24 раза в день. Она у нас одна Заступница (преп. Амвросий).


За пятисотницу держитесь, как за столп. В ней великая сила. Почему? Это — тайна, это — закон монашеской духовной жизни (преп. Варсонофий).


...Ты жалуешься на рассеянную свою жизнь и на сухую безотрадную молитву. Ежели мы должны в терпении нашем стяжавать души наша, то и в этом случае надобно предаться терпению. Горячая и утешительная молитва есть дар Божий и награда, но оная не столько даруется нашему деланию, сколько смирению, а когда мы и в делании еще скудны, то больше должны смиряться, а награды не искать. Будем молиться мытаревою молитвою, который не искал отрады, а просил милости грешному. Молитву нашу мы не можем сами ценить, но молиться со смирением, когда и отрады нет, должны смиряться, молитву не оставлять и не искать отрады, получив оную, можем обольститься, а терпевши лишение, получим милость (преп. Макарий).


Когда не имеешь время много на молитву, довольствуйся тем, сколько имеешь, а Бог примет твое произволение, помни, что мытарево чувство бывает приятно Богу в молитве, и опасайся давать цену своей молитве: это дело Божие, а не наше (преп. Макарий).


Огорчение твое о том, что не могла горячо, усердно помолиться, неправильно... Смиренный может ли когда по­думать, что он хорошо молится? Он всегда видит свою худость и не мечтает о высоте молитвы, а вопиет, как мытарь, а Бог приемлет молитвы смиренных и дает им цену, а не сами мы (преп. Макарий).


Вы, прибегая к молитве, видите ее нечистою и гово­рите: какая это молитва? Правда, что худая, однако ж не фарисейская, но, кажется, хотя не совершенно мытарева, но ближе к ней. И не должно ее оставлять, укоряя себя за скверну ее и стараясь воззвать от помыслов. Оставивши ж ее, какую приобретете пользу? Там, по крайней мере, за неисправность ее осуждаем себя, а может быть, когда и одно слово может умилостивить Бога, нам неведущим, а только смиряющим себя. Оставя ж молитву, совершенно охладеем (преп. Макарий).


Молитва вещь такая, что, проживши в монастыре не­сколько лет, не скоро научишься молиться как следует, а теперь пока молись, как умеешь и как можешь, только с мытаревою мыслью (преп. Амвросий).


Молиться о даровании молитвы внимательной можно, но молиться о даровании высоких молитвенных состояний, я полагаю, погрешительно. Это надо всецело предоставить Богу. Некоторые выпрашивают себе молитву высокой сте­пени; Господь давал им по безграничному Своему мило­сердию, но им самим она не была впрок... (преп. Варсонофий).


...Пишешь, что молилась псаломскими словами: «искуси мя, Господи, и испытай мя...» (Пс. 25, 2), и после этого ис­пытала сильное нападение вражие. Вперед так не молись, эти слова Давидовы к тебе нейдут. Молитва каждого долж­на быть сообразна с его мерою, должна быть смиренна и разумна. А ты сама не понимала о чем молишься, просила Господа испытать тебя, а когда после необдуманной твоей молитвы Господь попустил испытание, то и оказалось, что ты ни к чему не годна еще и немощна (преп. Амвросий).


...Пишешь, что иногда от брани хульных помыслов не можешь взглянуть на икону. Чтобы помыслы меньше стужали тебе, можешь изредка только взглядывать на иконы, но должна знать, что иконы только для глаз внешних, и потому, стоя на молитве, мы должны помнить, что предсто­им пред Богом. Икону же воображать во уме ни в каком случае не следует (преп. Амвросий).


...Враг сильно нападает на вас. Это от того видно, что обе вы помолиться любите, а смирения потребного для сего, должно быть, не стяжали. И выходит, что молитвою вы врага только раздразнили, а, не имея нужного смирения, не имеете против него потребного оружия. Преподобный Филофей Синайский в 13-й главе говорит: «многое сми­рение нам потребно предлежащим к хранению ума о Гос­поде, первее пред Богом и перед людьми... понеже к гордым бесом брань имамы». И преподобный Исихий, пресвитер, в 20-й главе говорит, что подвизающемуся во всякое мгно­вение времени подобает имети при молитве внимание и смирение: яко с гордыми бесами противными имеет он брань, да помощь Христову в руце сердца имать, зане Гос­подь гордых ненавидит. Прочтите сами указанные две гла­вы во 2-й части «Добротолюбия». Прежде всего рассмотрите свое сердце, не таится ли в душе мысль и мнение, что немножко, да лучше других живет. Такая мысль явно обна­руживает в нас горделивое самомнение, за которое, по слову святого Исаака Сирина, и попускается блудная брань и мучительство от бесов с этою бранью (преп. Амвросий).


...Все эти нападения на тебя, со стороны других, проис­ходят по ухищрению вражию, чтобы воспрепятствовать тебе заниматься внимательно молитвою. Покойный игумен Антоний, брат о. архимандрита Моисея, говаривал: «вни­мательная молитва молящегося — врагу нож по горлу». Ты сама заметила это на твоей келейной, которая ни с того ни с сего придирается к тебе и не хочет делать то, что нужно, при всем том, что тебя любит. Кольми паче тебе нужно разумевать это относительно других, что не все и не все они это по злобе делают, а более по внушению и наущению исконного врага, который хочет отлучить тебя от внимательной молитвы, и вместе с тем от любви к ближним. «А любовь эта, - по слову Апостольскому, - долготерпит, милосердствует; и николиже отпадает» от бла­га расположения к собратиям (Ср.: 1 Кор. 13, 4, 8), иску­шаемым от общего врага нашего, частью же и от своей немощи. Если твердо это будешь помнить, то не будешь бесполезно смущаться (преп. Амвросий).


Пишешь, что во время молитвы у тебя бывают плот­ские движения и скверные хульные помыслы. Должно быть, ты во время молитвы держишь внимание ума внутри очень низко. Сердце человека находится под левым сосцем, и ежели молящийся человек держит внимание ума ниже, тогда и бывает движение плоти. Держи больше устную молитву, тогда и избавишься от подобных движений; устной молитвы никто не впадал в прелесть, а умную, сер­дечную молитву без наставления проходить опасно. Такая молитва требует наставления, безгневия, молча­ния и смиренного самоукорения во всяком неприятном слу­чае. Поэтому безопасней всегда держаться молитвы устной, так как мы скудны в терпении, смирении и безгневии, по­тому и требуется молитва особенно во время смущения и за себя, и за оскорбивших: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас грешных» (преп. Амвросий).

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>