Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Жизнь, про­хо­ди­мая с не­у­ко­риз­нен­ною со­вес­тию и со сми­ре­ни­ем, дос­тав­ля­ет мир, спо­кой­ствие и ис­тин­ное счас­тие. А бо­га­т­ство, честь, сла­ва и вы­со­кое дос­то­и­н­ство не­ред­ко бы­ва­ют при­чи­ною мно­гих гре­хов, и не­на­деж­но это счас­тие.

преп. Макарий

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

 

Страхования в молитве

В Казани, когда я был еще на военной службе, тепереш­ний митрополит Санкт-Петербургский Антоний прислал мне только что вышедшую в печать книгу: «Откровенные рассказы странника». Я прочитал ее и говорю себе: «Да... вот еще какой есть путь спасения, самый краткий и надежный — молитва Иисусова. Надо принять это к сведению». Достал я себе четки и начал молитву Иисусову. Вскоре начались разные звуки, шелесты, шатания, удары в стену, окно и тому подобные явления. Их слышал не только я, но и мой денщик. Мне стало страшно и одному ночевать, я стал звать к себе денщика. Но эти страхования не прекратились, и я через четыре месяца не выдержал и бросил занятия молитвой Иисусовой. Потом спрашивал о. Амвросия об этом, он мне сказал, что не должно было бросать. Вот вкратце условие моего поступления в скит: в миру не дал мне враг заняться молитвой Иисусовой, вот и думал я, займусь ею в монастыре. А здесь поднял на меня всю братию, хоть уходи из скита. Вот как ненавистна ему молитва. А теперь не вижу. Весь разобран там (батюшка показал рукой на женскую полови­ну). Конечно, по времени лепечу молитву. Уж не знаю, снимет меня Господь с сего поста или уже здесь придется умереть... Все, весь ход записан у меня в дневнике. А мне тогда уже бывали видения. Один раз видел я, несутся облака в виде турка, сидящего по-турецки, т. е. ноги под себя. Потом видел о. Адриана в церкви. Вижу, стоит у стены о. Адриан и смотрит на меня, а вид его был ужасен: весь черный, взгляд злобный. Я говорю: «Господи, Господи, помилуй!..» Потом смотрю: о. Адриан идет из алтаря или в алтарь, а «тот» исчез. Какая была у врага цель представиться мне в виде о. Адриана, я не знаю. Может быть, хотел, чтобы я вознена­видел его... Потом я видел о. Моисея, как он вошел в чулан через запертую дверь. Чтобы увериться окончательно, я посмотрел — он у себя в келье. Я пошел к о. Венедикту и говорю: «Имею вам нечто сказать». — «Скажите». Я рассказал все. Отец Венедикт сказал, что это — действие молитвы Иисусовой... (преп. Варсонофий).


Иисусова молитва есть необходимейшее оружие в деле нашего спасения. Но кто берется за нее, должен ожидать искушений и приготовиться к борьбе внутренней, к борьбе с помыслами. Бесы не любят Иисусовой молитвы и всячес­ки мстят человеку, бьющему их этим мечом. Они начинают нашептывать ему всевозможные сомнения: «А как доказать это? А какой смысл в этом? Это неправда! Этому никто не верит. Здесь обман» и т. д. Чем же бороться подвижнику с этими помыслами? Неприятием их? Но легко ли сказать — не принимать помыслов! Выпол­нить это дело настолько нелегко, что борьбу с помыслами Господь принимает за мученичество. Но хотя Иисусова молитва и дает человеку труд, она же несет с собой и великие утешения (преп. Варсонофий).


Молитва Иисусова имеет громадное значение в жизни христианина. Это есть кратчайший путь к достижению Царствия Небесного, хотя этот путь долгий, и, вступив на него, мы должны быть готовы к скорби. Правда, немалое значение имеют и другие молитвы, и человек, проходящий Иисусову молитву, слушает в церкви молитвословия и песнопения, совершает обязательные келейные правила, но Иисусова молитва скорее других приводит человека в по­каянное настроение и показывает ему его немощи, следо­вательно, скорее приближает к Богу. Человек начинает чувствовать, что он величайший грешник, а это Богу только и нужно... Враг всячески старается отклонить христианина от этой молитвы, ее он больше всего боится и ненавидит. Действи­тельно, человека, всегда творящего эту молитву, сила Божия сохраняет невредимым от сетей вражеских, когда же чело­век вполне проникается этой молитвой, то она отверзает ему райские врата и, хотя бы он на земле не получил особых даров и благодати, душа его будет дерзновенно во­пиять: «Отверзи мне врата правды» (Пс. 117, 19). И вот враг внушает различные помыслы для смуще­ния неразумных, говоря, что молитва требует сосредоточен­ности, умиления и т. д., а если этого нет, то она только прогневляет Бога; некоторые слушают эти доводы и бро­сают молитву на радость врагу. ...Не следует внимать искусительным помыслам, надо гнать их далеко от себя и, не смущаясь, продолжать мо­литвенный труд. Пусть незаметный плод этого труда, пусть человек не переживает духовных восторгов, умиления и т. д. — все-таки бездейственной молитва остаться не мо­жет. Она бесшумно совершает свое дело (преп. Варсонофий).


Когда чувствовала беспорядочные движения в теле, не обращая особенного внимания, творишь молитву Иисусову, спрашивала, — так ли делаешь? — Это так... (преп. Иларион).


Писала, понуждаешь себя на призывание имени Иису­сова, чувствуешь пользу, хотя и не имеешь такого сокруше­ния, какого бы хотела иметь. Думаешь, не враг ли тебе представляет пользу молитвы? Молитва всегда полезна и может всякие помыслы прогонять. А если когда против желания ум пленится, — тогда продолжать молитву, а не противоречить, противоречить не твоей еще меры (преп. Иларион).


Описанное тобою искушение происходит от диавольской зависти. В «Добротолюбии» — в главах Марка Под­вижника, о мнящихся от дел оправдатися, в главе 88-и сказано: «егда увидит диавол, яко ум от сердца помолися: тогда велия и злохудожные искушения наносит». Просто сказать, враг за сердечную молитву восстал на тебя и хочет отвратить от оной, но ты не покоряйся ему. Искушение это милостью и помощью Божиею пройдет, только ты про­тив вражеских помыслов не представляй доказательств, по­тому что, по слову Лествичника, враги злохитры и могут с своей стороны представить тебе много возражений, а просто продолжай молиться, стараясь не внимать вражеским по­мыслам и презирать их, повторяя Сладчайшее имя Господа нашего Иисуса Христа. Святой Лествичник пишет, что име­нем Иисуса бий ратники. Несть бо сильнее оружия ни на земли, ни на небеси. Не врагам противопоставляй, а сама про себя думай, что Святейший Сын Божий во время Своей земной жизни с грешниками ел и пил, и не отрекся вече­рять в дому Симона прокаженного, и дозволил заявленной в городе блуднице прикасаться и лобызать пречистые Свои нозе. Ежели свет солнечный, проходя нечистые места, иссушает многие и не повреждается, кольми паче великое ми­лосердие Божие сильно потребить все нечистые грехи каж­дой христианской души кающейся. В ад только пойдут те, которые от гордости не захотят принести покаяние. Ежели Манассия, столько соделавший беззаконий и развративший многое множество людей, получил прощение, то да дерзают все грешные кающиеся, и тем более, что Манассия, окован­ный железными узами и брошенный в медный вол, как бы невольно каяся, не могши преклонить телесных колен, пре­клонил только колено сердца. Словом, кратко сказать, ни­чего не отвечай врагам, а только молись и молись, призы­вая на помощь и милость Сладчайшее имя Господа нашего Иисуса Христа, пришедшего в мир грешных спасти. А бестолковые толки вражеские, делать нечего, потерпи и поне­си, через это стяжавается опытность духовная. Знай и твер­до помни и веруй, что Всеблагий Промыслитель Господь никому выше меры и выше сил не попущает искушения, а если кому и попущаются искушения, то в меру, и в то же время посылается свыше помощь от Господа, Которого нужно призывать во всякое время. Ты в болезни получила некоторую свободу от монастырских занятий и понудилась часто произносить сладчайшее имя Господа нашего Иисус Христа. Вот враг вооружился и восстал против тебя. Впрочем, знай и помни, что если, милостью и помощью Божиею, враг и прекратит брань, то прекратит только на время, чтобы с большею силою опять напасть нечаянно, как сказа­но об этом в 3-й части «Добротолюбия», во 2-й главе свя­того Исайи отшельника: «аще будеши противлятися вражде и узриши, яко она, изнемогши, от тебя вспять бежит, да не возрадуется твое сердце. Понеже злоба духов созади их есть. Уготовляют бо рать злейшую первые, и оставляют ю созади града, и заповедают оной не двигнутися. И аще противитися будеши, противоидя им, бегут от лица твоего от немощи: аще же возвысится сердце твое, яко прогна их, и оставиши град, ови возстают созади, ови же остановятся впереди, и оставляют окаянную душу посреде себя, не иму­щую же убежища. Град есть молитва, настояние же противоглаголание о Христе Иисусе, шествие же ярость». Вот видишь, оплошность с нашей стороны состоит в возноше­нии и оставлении молитвы. «А если, — по слову Лествичника, — ум заключит тебя в твердыне смирения, то только топоты и игры татей сих слышишь, и искушен же ни от единого быть не можешь». У преподобного Исайи выше сказано о противоречии, но немощным и новоначальным, по совету других отцов, удобнее молиться на помыслы, как можно реже противореча им или совсем не внимая им. Взялась, сестра, за дело, то не малодушествуй, а будь мужественна, вооружая себя верою и упованием, и будешь ощущать явственно помощь Божию, делом разумевая ска­занное у Апостола: «несть наша брань к крови и плоти, но к началам и ко властем и к миродержителем тьмы века сего» (Еф. 6, 12). Неправду говорят враги, что ты прежде много молилась и не была услышана. Была услышана, но оставила должное хранение и понадеялась на себя, а, может быть, кого-нибудь и осудила, от таких причин и возобновилось прежнее иску­шение. А если будем поступать по ветхозаветной заповеди, «делати и храните», то силен Господь сохранить нас (прей. Амвросий).


Один брат спросил другого: «Кто тебя обучил молит­ве Иисусовой?» А тот отвечает: «Бесы». — «Да как же так?» — «Да так, — они беспокоят меня помыслами гре­ховными, а я все творил да творил молитву, — так и привык» (преп. Амвросий).


А когда тебя начнет копать (т. е. когда во время молитвы станет беспокоить раздражительность на кого-либо), молись так: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас грешных! (преп. Амвросий).


Один брат жаловался старцу, что во время молитвы множество бывает разнообразных помыслов. Старец на это сказал: «Ехал мужик по базару, вокруг него толпа народу, говор, шум, а он все на свою лошадку: но-но! но-но! — так помаленьку, помаленьку и проехал весь базар. Так и ты, что бы ни говорили помыслы, все свое дело делай — молись!» (преп. Амвросий).

Прелесть

Спрашиваешь меня о молитве Иисусовой, но как я сам не искусный в сем делании, то и не могу дать тебе решения. Святые отцы учат, но и предостерегают от прелести, а мы принимаемся и ищем высоких; весьма много впали в пре­лесть от самочиния и самомнения. Призывать Иисуса со смирением и на страсти хорошо, но при оном воспаляться гневом несовместно, то как бы не попасть в прелесть? (преп. Макарий).

Молитва за врагов

...Прошу вас за обидящих вас молиться, говоря: не­навидящих и обидящих нас, рабов Твоих (имя рек), прости, Господи Человеколюбие, не ведят бо, что творят, и согрей их сердце на любовь к нам недостойным (преп. Антоний).


От нападения вражия будем обороняться молитвою. Молитесь за творящих напасть. Притом же пренужно иметь престрогую осторожность в словах ропота против распоряжения власти. Одно слово, выпущенное неосторож­но, может подвергнуть многим неприятным последствиям. И нужно нам позаботиться, чтобы не подать вины, особливо ищущим оной (преп. Моисей).


Господь молился за распинающих, а первомученик Сте­фан молился за убивающих, чтобы не вменилось им в грех, глаголя: «Не ведят бо, что творят». Делай и ты то же, и получишь милость и помощь Божию, и успокоишься (преп. Амвросий).


Молись и за оскорбляющих тебя сими словами: «спаси, Господи, такую-то... и молитвами ее помилуй и меня греш­ную». Особенно молись так во время сильного смущения. Хорошо при этом полагать великие поклоны, если позво­ляет место (преп. Амвросий).


Молиться за ненавидящих и обидящих должно так: «Спаси, Господи, и помилуй рабу Твою, сестру мою возлюб­ленную (имя), и ее ради святых молитв помилуй и меня окаянную грешницу» (преп. Иосиф).


Мы молимся за обидящих, да и сердимся на него вместе, и оттого и нет успеха, стало быть, это дело не нашей меры, а наше дело объясняться, изыскивать расположение у ближнего, и это, кажется, ближе к смирению... (преп. Иларион).

Молитва за духовных чад

Вы в письме своем уведомляли меня, что пришлете мне целый воз с грехами, а посему и не отвечал вам доселе, и только чрез десять дней, вчера, притащил их ваш Нефед. Не знаю и сам, что мне теперь прежде делать? Благодарить ли вас за великое усердие ваше ко мне убогому? или горько плакать о бесчисленном множестве грехов ваших? Вы помните, что одного старца принуждали жать терние — великое поле — за то, что он принял от христолюбца одну только златицу, а я перебрал от вас оных несколько де­сятков, почему и трудиться, т. е. очищать греховную ве­ликую лядину вашу, должен весьма долго и много, полагая по нескольку сотен за день земных поклонов, а у меня и своих грехов бездна многа, а притом еще остави мя сила моя, и несть исцеления в плоти моей, а посему и не знаю, что сотворю? разве по пословице, разделим грех пополам, т. е. будем вкупе молиться и просить у Господа помилования и оставления грехов (преп. Антоний).

Молитва о ближних

Святой Марк Подвижник пишет: «Хорошо помогать ближнему советом и делом, но лучше — молитвою». А потому миром Господу помолимся: «Ты, Господи, сохраниши ны и соблюдеши ны от рода сего». Не увлекайся и ты печалями мира сего, помня слово Господа нашего к ученику, просив­шему погребсти отца своего... (преп. Анатолий).


Ответ касательно поминовения К. Если он нелицемер­но раскаялся и принес пред Господом и пред духовником искреннее сознание и исповедание всех своих согрешений, то справедливо слово Г. А. П., что, без сомнения, можно его поминать, как бы его ни похоронили. Вся важность не в образе погребения, а в <том>, с каким душевным настрое­нием отошел он из сей жизни. Если он только для виду и из каких-либо человеческих предположений принес только наружное раскаяние, то какая ему будет польза от цер­ковного поминовения. Но нам совершенно неизвестно, рас­каялся ли он искренно или нет, и даже приобщался ли, пусть разузнают те, кто об этом заботится, а потом пусть поступают сообразно с тем, что узнают. А что он лишен погребения и что получил конец такою позорною смертью и подобное — все это, при искреннем раскаянии, может послужить ему к облегчению тяжкой вины преступления, другим же послужит это к вразумлению, чтобы так не забывались и так далеко не простирали своей дерзости. Господь Всеблагий волею и неволею да вразумит нас всех и имиже весть судьбами да помилует произволяющих (преп. Амвросий).


Не должно говорить, что молишься (или будешь мо­литься) за других. Отец Антоний и тот говорит: «Обязыва­юсь молиться» (преп. Амвросий).


Сестер и братьев твоих, сбившихся с доброго пути, — жаль. Молись о своих братьях так: «Устрой, Господи, о братьях моих (имена) полезное и спасительное по воле Твоей Святой» (преп. Иосиф).


Молиться за старца — всегда молись, но только не так, как молилась, а говори: «Упокой, Господи, душу его и его святыми молитвами меня грешную помилуй». Можно и к нему обращаться, с простой верою (преп. Иосиф).

Молитва о немощных сестрах

...Вы писали о какой-то 30-летней послушнице, которой хотели сделать выговор, что вы знаете все ее козни. Можно погодить об этом говорить, а вместо сего молиться с усерди­ем: «Спаси, Господи, и помилуй сестру (имя) и ее ради святых молитв помилуй и меня грешную» (преп. Иосиф).

Молитва во время опасности

...Многие примеры показывают, что чтение с верою псалма «Живый в помощи» ограждает читающих от мно­гих опасностей, и если кто ради забвения с верою на по­мощь Божию носит на себе написанный этот псалом, в этом нет ничего противного. У одного офицера была на шее икона Святителя Николая, завернутая с написанным этим псалмом; пуля пробила платье, дошла до бумажки, но ни иконы, ни бумажки не повредила (преп. Амвросий).

Молитва о пропавших

Анну, без вести пропавшую, должно поминать о здра­вии и спасении до тех пор, пока не получится достоверное известие о ее кончине (преп. Иосиф).

Молитва против антихриста

Избави мя, Господи, от обольщения богомерзкого и зло­го антихриста, близ грядущего, и укрой меня от сетей его в сокровенной пустыне Твоего спасения. Даждь ми, Господи, крепость и мужество твердого исповедания имени Твоего Святого, да не отступлю страха ради диавольского, да не отрекусь от Тебя, Спасителя и Искупителя моего, от Святой Твоей Церкви. Но даждь ми, Господи, день и ночь плач и слезы о грехах моих и пощади мя, Господи, в час Страш­ного Суда Твоего. Аминь, (преп. Анатолий).

Молитва о семье

Говорите: «В руце Твоего превеликого милосердия, о Боже мой, вручаю душу мою и многоболезненное тело, мужа, от Тебе мне данного, и всех возлюбленных детей. Ты будь помощником нашим и покровителем во всей жизни нашей, во исходе нашем и по кончине, и во всем, как в радости и печали, в счастии и в несчастии, в болезни и здоровье, в жизни и смерти, во всем да будет с нами воля Твоя святая, яко на небеси и на земли. Аминь» (преп. Антоний).

Молчание

Безрассудное и не в разуме молчание хуже многогла­голания, а мерное или малое укрепление никакого вреда не принесет, а еще смирит и подаст силу к творению подвигов и трудов. Но безмерие и в том и в другом приносит весьма великий вред (преп. Макарий).


Приучай себя как можно больше молчать и все тверди в мыслях: «Богородице Дево, радуйся, Благодатная Марие, Господь с Тобою...» (всю до конца), и тем самым избегать будешь многих грехов. Святые отцы учат так: кто тебя ни смущает, тому не говори. Лучше молись о сестре, чем ее учить, считай себя негожею и хужею всех на свете. Никого никогда ни в чем не осуждай и всех прощай, и без труда спасешься тогда. Но осуждатели, и злопамятники, и горделивые, хоть они молись, хоть постись, хоть раздавай деньги, если они не исправляются, то им нет и не будет места на небе, но пойдут они во ад к бесам навеки мучиться без конца (преп. Иосиф).


Молчание, без которого никак нельзя жить, есть подвиг. Ибо когда кто молчит, то враг тотчас говорит другим: «Смотри, какой он гордец, даже говорить с тобой не хочет». А это вовсе не так. Отсюда скорби. Поэтому кто решается на этот подвиг, тот должен приготовиться к скорбям. Да и само оно не скоро и не легко дается. А почему оно так высоко и необходимо, то это потому, что «молчание есть тайна жизни будущего века», кто молчит, тот прямо го­товится к будущей жизни. Батюшка о. Макарий это часто говорил: «Посмотрите, все святые молчали: преподобный Серафим Саровский молчал, Арсений Великий молчал, да потому он и Великий, что молчал, когда его спросили, почему он все время молчит, он отвечал: «Поверьте, братия, что я вас всех люблю, да не могу быть и с вами, и с Богом, поэтому я и убегаю от вас». И святой Иоанн Лествичник говорит: «Когда я говорил даже о душеполезном, я часто раскаивал­ся, а в том что молчал — никогда» (преп. Варсонофий).


...Больше молчите. А если что спросят, даже в церкви, ответьте без всякой раздражительности, не показывая уг­рюмого вида (преп. Варсонофий).


Помни монашеское правило — не начинать говорить самому, не быв спрошенным (преп. Никон).


Молчание подготовляет душу к молитве. Тишина, — как она благотворно действует на душу! (преп. Никон).


Молчание полезно для души. Когда мы говорим, трудно удержаться от празднословия и осуждения. Но есть мол­чание плохое, когда кто злится и потому молчит (преп. Никон).


Грядущих Бога ради принимать надобно, покуда позво­ляет положение места и общая потребность, только бы единомысленными быть могли. Беседа с приходящими дол­жна научить вас искусству в словах и познанию пользы молчания. Праздному и гнилому слову обыкновенно после­дует уныние, а в разуме сказанному — тщеславие, почему молчание спасает от обоих. По святых же отец рассуждению все делать — молчать и говорить Бога ради — полез­но. Каково теперь мое положение, сравнивая с вашим? Видение мира, слух и беседа непрестанная с тем и с другим подлинно очень иногда причиняет уныние духу, и стыд покрывает лицо, когда идешь по Москве. Но воображая, что того требует общая нужда, и по исправлении имею возвратиться на место покоя келейного, облегчаю свою тя­готу (преп. Моисей).


Между собою храните молчание, кроме нужного ничего постороннего не говорите, да будет чист ум ваш в молит­вах. Укоряйте себя мысленно и уничижайте, и худшими всех себя имейте, и Бог призрит на смирение ваше и по­кроет от всех искушений (преп. Моисей).


Царствие Божие не в словах, а в силе; нужно меньше толковать, больше молчать, никого не осуждать, и всем мое почтение (преп. Амвросий).


Благое говорить — серебро рассыпать, а благоразумное молчание — золото (преп. Амвросий).


Лучше предвидеть и молчать, чем говорить, и потом раскаиваться (преп. Амвросий).


Сама ты написала, что скорбишь о своем излишнем глаголании и ревнуешь о благоразумном молчании, а с ком­паньонкой и поневоле должна будешь лишнее говорить. Конечно, нужно взять только кого попроще, чтобы могла послужить твоему слабому благородию. Впрочем, я хорошо не знаю М. Г... Поэтому сама смотри, как лучше и полез­нее. Есть старинная пословица: ум хорошо, а два лучше, а три хоть брось. Но это человеческое замечание. Господь же глаголет во Святом Евангелии: «идеже бо еста два или трие собрани во имя Мое, ту есмь посреде их» (Мф. 18, 20). Посмотри на свое чувство внутреннее повнима­тельнее: как будет покойнее и ближе к твоему устроению, так и сотвори. Один мудреный юродивый толкует: «Гусь да гагара — неладная пара». Впрочем, у нас на скотном дворе умер столетний старец Пахомий, который и среди множе­ства людей умел сохранять глубокое молчание. Случалось, что некоторые станут приставать к нему с разными вопро­сами, он встанет и пропоет им: «Ангел вопияше Благо­датней», и опять сядет молча, почесывая в голове или роясь в своей сумке, как будто бы что-то отыскивает. Если, бы­вало, кому что-либо скажет, то помни и не забывай. На многих сбывались слова его (преп. Амвросий).

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>