Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Сми­ряй­ся боль­ше ду­хом,– сми­ре­ние и де­ла за­ме­ня­ет. Тер­пи все невз­го­ды и пре­да­вай­ся Гос­по­ду.

преп. Амвросий

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

 

Послабление в посте

...Спрашиваете: как проводить сей святой пост в отно­шении пищи? Если согласно с Типиконом, то находите, что для N., по его занятиями трудам, будет невыносимо, и физические силы изменят ему, хоть он и твердое намере­ние имеет следовать оному постановлению. На сие вам скажу: постановление Церкви всем равно, и в употребле­нии пищи все обязаны исполнять, и я не смею противо­речить уставу. Но надобно иметь рассуждение, которое свя­тые отцы называют «око некое души и светильник». Сие учит человека оставлять безмерие и путем царским шест­вовать... Если принять и в настоящем деле рассуждение, то найдете, что посвятившим себя на удаление от мира удоб­нее понести такое постановление. Они ничем внешним не заняты и не обязаны житейскими, а паче еще должностны­ми и важными делами, то хотя и изнемогут и пребывают (через то) в бездействии, ответа не дадут за опущение. А которые обязаны, да еще важными делами и не терпящи­ми опущения, то надобно сделать и телу снисхождение ук­реплением пищи в сей пост, я разумею не о рыбе, а о елее, с которым изготовленная пища более укрепляет телесный состав, нежели сухоядение. Дело другое, когда говеете, приготовляетесь к приобщению Святых Христовых Тайн, тут нужно и елей оставлять. В самых же правилах апо­стольских и отеческих сказано: «кроме немощи», и не есть ли это немощь, когда тело изнеможет от поста и неспособ­но будет к исполнению важных обязанностей? О времени же к употреблению пищи также должны сообразоваться с силою и крепостью тела. Кажется, не неуместно поступить так, как вы пишете (преп. Макарий).


Вы спрашивали, нет ли нынче в день предпразднства Благовещения, т. е. день недельный — разрешения на ик­ру? По уставу немощи, соединенной с чревоугодием, неко­торые разрешают с покаянием и самоукорением. В Уста­ве же церковном на этот день разрешения не полагается, хотя бы совокупилось каких-нибудь праздника три вдруг (преп. Иосиф).


Спрашиваете меня грешного, должны ли больные сест­ры, по предписанию доктора, употреблять скоромную пи­шу. — Какие сами пожелают, пусть употребляют с покая­нием, а какие не пожелают, тех принуждать не следует, ибо мы на опыте видим, что не всегда скоромная пища приносит больным монахам пользу. Сами же вы написали, что некоторых сестер от скоромной пищи тошнит. Какой же будет в таком случае толк от принятия этой пищи? Должно питаться такою пищею, которую просит натура (преп. Иосиф).


Что вы лишний раз в пост кушаете — это ничего. Ведь вы не от прихоти так поступаете, а по нужде. Впрочем, все-таки укоряйте себя, кайтесь и смиряйтесь. И тут укорного ничего нет, что вы по слабости ночью читаете молитву лежа и четки исполняете. Самоукорение же, покаяние и смирение и здесь не лишни (преп. Иосиф).


Просите своей учительнице разрешение в Великий пост на рыбное. — Разрешать на грех нельзя. Но если она чувствует слабость сил, то может для подкрепления упо­треблять что-либо и сверх положенного с самоукорением, а после должна покаяться Господу пред духовным отцом и получить от него разрешение по чину Святой Церкви. — Предостерегайте ее, чтобы она умеряла свою ревность, чтобы занималась с детьми с частыми передышками, и в приготовлении уроков тише говорила бы. А то ведь можно и заболеть (преп. Иосиф).


Пишете еще о себе, что и вы нездоровы, и сестры пристают к вам, чтобы разрешили Великим постом на рыбу. — Мое же мнение такое: придержитесь пока совета покойного нашего батюшки о. Амвросия — «кушать картофельку с верой». Вместе с тем хорошо бы вам сообщать­ся Святых Христовых Тайн почаще этим постом, хоть бы каждую неделю. По болезни вы можете поговеть только один день, например, пяток, а в субботу сообщитесь (преп. Иосиф).


Покойный батюшка о. Амвросий, как ни бывал болен, не разрешал Великим постом на рыбу. Еще пример: жил у нас в Оптиной на покое о. архимандрит Ювеналий (те­перь Виленский архиепископ). Пришлось ему однажды встретить Великий пост больному. В недоумении он гово­рил: «Чем я теперь буду питаться?» И однако все-таки не разрешил на рыбу. Впрочем, прибавлю к сему: смотрите на свои телесные силы, — если они со дня на день будут ощутительно ослабевать, в таком случае можете несколько придержаться и докторского совета, с покаянием и самоукорением. В крайних случаях и батюшка о. Амвросий имел обыкновение повторять народную поговорку: «Бей в решето, коли в сито не пошло» (преп. Иосиф).


...Как матушка N. провела первую неделю <поста>? По-прежнему или по-новому как? Нужда и немощь муд­рены, хоть кого заставят смириться и покориться — сни­зойти. Есть старинная пословица: где бритвы нет, там и шило бреет; нужда законов не имеет. Впрочем, так ду­маю я только, давнишний немощный и застарелый боль­ной. А вдруг новому немощному трудновато поддаться снисхождению. Впрочем, есть и святоотеческое слово, что мы должны быть не телоубийцами, а страстоубийцами. Но Апостол пишет, что «Всякий [поступай] по удостоверению своего ума» (Рим. 14, 5) (преп. Амвросий).


Спрашиваешь, если доктор и мать Игуменья будут при­нуждать есть рыбу в Великий пост, как тебе быть? Если будешь очень изнемогать от постной пищи, то можешь согласиться употреблять и рыбу по болезни, а после в этом должно приносить покаяние. Впрочем, смотри и на свою совесть, насколько она может вместить это разрешение. В книге Аввы Дорофея сказано, что по вере и зелие или картофель может заменять яйцо. Всячески надо испро­бовать, насколько сносна будет для тебя постная пища, хоть бы немножко и пострадать, а затем и видно будет, на что должно решиться (преп. Амвросий).


Ежели совесть ваша не соглашается, чтобы употреб­лять вам в пост скоромное, хотя и по болезни, то не должно презирать или насиловать совесть свою. Скоромная пища не может исцелить вас от болезни, и потому после вы будете смущаться, что поступили вопреки благих вну­шений совести вашей. Лучше из постной пищи выбирайте для себя питательную и удобоваримую вашим желудком. Бывает, что некоторые больные употребляют в пост ско­ромную пищу как лекарство и после приносят в этом покаяние, что по болезни нарушили правила Святой Церкви о посте. Но всякому нужно смотреть и действовать по своей совести и сознанию и сообразно с настроением свое­го духа, чтобы смущением и двоедушием себя еще больше не расстроить. Вот я вам высказал свое мнение, как разумею, а вы избирайте для себя полезнейшее (преп. Амвросий).


О разрешении понедельника мы не можем вас успоко­ить, ибо положено святыми отцами непременное правило монашествующим: понедельник не разрешать на скоромное; то как же мы можем разрешить на употребление оного? В сем случае умудритесь сами. Это не есть добродетель, но долг. За добродетель бывает награда, а за неисполнение долга наказание (преп. Макарий).

Мера поста

Приходит пост Великий, которому прилично более всего благоразумное молчание (не то чтобы быть, как будто рыба безгласная, но вещание в меру). Потому что, по сло­ву Василия Великого, всякую вещь украшает мера, то есть соразмерность, которая потребна будет более всего к предлежащему Великому посту. Пишешь, что и матушка N. начала побаиваться сего поста. И у тебя и у меня есть боязнь к оному. А это явно показывает, что крепость телесная уменьшилась у всех нас, разумеется, в разной мере. Кто был постником, тот боится, не надеясь соблюсти поста по-прежнему. А кто хромал и ослабевал в прежних постах, тот боится, что еще более будет ослабевать и изнемогать против надлежащих правил поста. Я постником никогда не был, ссылаясь на немощь и болезненность телесную, и в оправдание свое придерживаюсь апостольского правила (70-го или около сего), в котором слабым родильницам на Страстной недели разрешается виноградное вино и елей. Правильно или неправильно это, только немощь и болезненность телесная мудрена, и мудрено с ней справляться. Не без причины святой Исаак Сирин, первый из великих постников, написал: если понудим немощное тело паче силы его, то приходит смещение на смущение. Поэтому, чтобы бесполезно не смущаться, лучше снисходить немощи телесной, сколько потребно будет. Преподобный Иоанн Дамаскин говорит, что немощному смирение и благодарение полезнее непосильных подвигов телесных. Впрочем, кто прежде мог поститься, тому нелегко вдруг отступить от своего правила. Но и опять повторяю, что нужда мудрена. Мы не выше святого Иоанна Златоуста, которого немощь телесная понудила жить в городе, чтобы иметь подобную пищу, хотя и простую, но удобоваримую. К стыду своему должно сознаться: как я никогда не был постником, то и написал вам все сказанное, как бы в свое оправдание. И к сказанному прибавлю Евангельское слово Самого Господа: «Кто может вместить, да вместит» (Мф.19,12) (преп. Амвросий).


Пост похвален и нужен в свое время и в своем месте: лучше держись умеренного употребления пищи и пития, избегая сытости, которой признак малое отягощение, и, с другой стороны – излишнего и неуместного воздержания. Обе крайности нехороши и вредны. Умеренность же и среднее из них делает человека более способным к духовному деланию (преп. Амвросий).


Готовясь к Причастию должна употреблять (кроме болезни) пищу без масла: накануне Причастия, после повечерия, ничего не вкушается. В другие дни, после всенощной, здоровые и крепкие также не должны ничего вкушать, а слабые и немощные да соображаются со своей немощью: если могут, пусть потерпят, а если не могут, пусть вкушают мало и смиряются за это и за немощных и неисправных себя считают (преп. Амвросий).

Как проводить пост

В рассуждении святой Великой Четыредесятницы советую вам по мере сил каждого держать правило молитв и поста, чтоб от излишнего подвига не унывать. В первую седмицу, ежели вместительно употребление пищи через день, хорошо, а если немощны, употребляйте без сомнения всякий день с воздержанием и чтение общее проходите с умеренностью и согласно друг с другом. И потом обще со всеми старцами сообщитесь Святых Таин (преп. Моисей).


Святую Четыредесятницу проводить вам я советовал в прошедший случай через отца Арсения. Держите во всем умеренность: в правиле и пище, чтоб от чрезмерия не унывать, но мирным и благодушным быть в деле Божием. Пописывайте, и почитывайте, и поделывайте что нужно, с пособием друг другу. Впрочем, поручаю вас благодати Господа нашего Иисуса Христа, и Причистой Его Матери, и хранителям Ангелам (преп. Моисей).

Постриг

Матушка Игуменья благословила тебе готовиться к мантии, спрашиваешь: не грешно ли с радостью и желанием принимать оную? Надо с благодарением принимать ее, что Бог сподобляет такого сана, и считать себя недо­стойною (преп. Иларион).


Поздравляю тебя... с принятием святого ангельского образа, с новым именем. Да поможет тебе Бог, видимо совлекшись ветхого человека и облекаясь в нового чрез исполнение животворных заповедей Евангельских и хране­ние обетов, данных при пострижении, совершить сей вы­сокий подвиг и получить блаженство, уготованное избран­ным Его, о котором сказал Сам Господь устами Пророка: «в соблюдении их великая награда» (Пс.18, 12). Проходя подвиг сей, избегай во всем приумножений и оскудений, а иди среднею стезею, памятуя слова святого Исаака Сирина, что умеренному деланию цены несть. Господь да подкрепит тебя и утешит Своею благодатью (преп. Иларион).


...Вы изволите писать, что крайняя печаль непрестанно снедает вас, а причины представляете благословные... что вас многие убеждают, дабы вы потщилися восприять свя­той великий ангельский образ, то есть схиму, но боязнь ваше сердце устрашает при внятии чувства величества сана. Но ежели кто из благоразумных и опытных старцев вопро­сит нас с тобою и именно скажет: мы наслышаны, матуш­ка, что вы страшитесь восприять на себя великий образ схимы, дабы в будущем веке не было вам во осуждение, в рассуждении ваших слабых сил и слабого произволения. Но скажите же, пожалуйста, какой вы должны ответ воздать за настоящий вами восприятый образ и данные при оном обеты, и можешь ли ты или могла оные исполнять своими естественными силами, а притом вникни и прочи­тай, как велика разница в обетах пострижения схимнического с манатейным, и воистину мало обрящешь разницы. ...Как в мантию даешь обет сохранить себя в дев­стве до кончины жизни нашей и иметь нестяжание; сии два пункта вышеестественные, коих мы без Божией помощи соблюсти не в силах, да и прочее все, когда со смирением и терпением не будем прибегать к Премилосердому Госпо­ду и просить, и молить Его всемогущей помощи, то мало можем стоять против мысленного. Амалика. Итак, мы, хотя непотребные, но советуем — возвергши всю свою участь на помощь Всемогущего Господа —- согласиться на совет ста­рец и прочих богомыслящих лиц, потому что они вам сове­туют душеполезное принять таинство!., (преп. Лев).


...Спрашиваешь, есть ли или будет ли воля Божия на то, чтобы ты облеклась в монастырское платье. Иное дело принять пострижение в мантию, а одеться в монастырское платье особенной важности не составляет, когда пожела­ешь это сделать. Потому что уже не один год живешь в обители и не думаешь возвратиться в мир, и, наконец, ты живешь в этом месте по благословению. А по Апостоль­скому слову, «сеяй о благословении, о благословении и по­жнет» (2Кор. 9, 6) (преп. Амвросий).


Ты говоришь, хочется тебе нарядиться в ангельскую одежду, т. е. мантию. Тогда надо и жить ангельски. И по­том говоришь, что ты достойна не мантии, а грязного кафтана. Хорошо это смиренное сознание своего недо­стоинства. Только бы не на одних словах, а и на деле исполнять (преп. Иосиф).

Поступление в монастырь

Всякому благому делу или предыдет, или последует искушение, а без того оное и прочно быть не может. Также вера и любовь к Богу противными искушаются. Вы пишете, что по возвращении вашем случились вам неприятности: препятствие от маменьки вашей на вступление в монастырь, отчего вы скорбите и все находитесь в слезах. Из сего замечайте, что сему благому вашему пред­приятию есть искушение: точно ли вы имеете истинное, а не ложное желание поступить в монастырь и уневестить себя Христу. Когда пребудете постоянны в своем намере­нии, не уклоняясь к светским веселостям и рассеяниям, то Бог, узрев таковое ваше произвольное желание, и мамень­ке вашей возвестит не противоречить и не препятствовать вашему намерению, да и сами вы увидите в себе прочность вашего желания, когда при скорбях и искушениях непоко­лебимо пребудете в оном (преп. Макарий).


...А что вам теперь представляется тяжестно и молвно продолжать в мире жительство, и сего ради скучаете, и что, кажется бы, на крылышках полетели бы в желаемое вами тихое пристанище, но, о прелюбезнейшие, да будет вам известно, что теперешняя ваша сия жизнь, она вам по­служит в предбудущее время в пользу, <а именно>, ежели вас Господь по Своему милосердию удостоит в монастырях жительствовать, то по времени будут от общего врага и мысленные брани, будет наводить и воспоминать прежнюю жизнь... и в приятность представлять, а монастырскую представлять неудобною... И вы теперь хорошенько пораз­мыслите... и вкусите до сытости горести ее, тогда <сим> можете отражать мысли вражеские... (преп. Лев).


Как видно из письма вашего, что предлежит вам быть в доме родителей. Бог да благословит тебя! Конечно, <каждого>, а следовательно, и тебя, жителя мира, будут развле­кать от благочестивого пути единственного самоотверже­ния, на которое взывает тебя Отец Небесный, и не только развлекать, но они преследовать тебя будут, а может быть и угнетать. Так <что> требует терпения, долготерпения и великодушия. Итак, старайся доказать твое усердие к Богу не состязанием, но смирением, молчанием, кротостью и благоговением. Сердце твое посвящай Богу, чувства храни, внимай и надейся, будь непоколебима произволением, и Всемогущий Бог о тебе устроит лучшее... Ты еще не мо­нахиня и не совершенно вступившая во образ монастыр­ской жизни, хотя, впрочем, уже имя твое записано в число сих — Богом мира и Отцем щедрот. Повторяю тебе, что должно, кажется, тебе претерпеть искушения от родствен­ников, но будь готова, и Бог тебя не оставит. Убеждай их более благосклонностью отпустить тебя в монастырь... Сохраняй и созерцай более молитвы, ибо они есть свя­щеннейшее средство к получению духовных успехов и <всех> даров Вышнего и сокровище преданности к Богу. Размышляй также о любви и милосердии к нам Иисуса Христа Господа, ибо ты хочешь вечно с Ним соединиться и царствовать в дому Отца Небесного... (преп. Лев).


В письме вашем... вы описываете свое положение и расположение идти в монастырь... Отец ваш, видя вашу наклонность более к миру, опасается дозволить вам всту­пить на сие поприще и говорит, что надо быть ангелом, чтобы жить в монастыре, и видит противное в оных... Мы не можем быть ангелами, но, при сознании своих немощей, можем иметь смиренное мудрование, считая себя хуже всей твари, и это есть наш долг и подвиг (преп. Макарий).


...Ты не закабалила же себя в вечное ярмо безмезд­ного служения миру! Пошалила, повольничала — толку нет? Ну и брось неблагодарного господина, иди к Сущему и Истинному Владыке своему — Господу Иисусу и служи Ему верою и правдою. И вчинит тя Милосердый Владыка в числе избранных Своих. Он до невероятия любочестив, и многомилостив, и щедр на награды. Приемлет последнего, якоже и первого. И последнего милует, и первому угождает, и оному дает, и сему дарствует. И дела приемлет, и намерение целует, и деяние почитает, и предложение хвалит. Никтоже да ры­дает - явися бо общее Царство. Никтоже плачет пре­грешений, прощение бо от гроба возсия. Видишь, с кем мы имеем дело? С каким Господином? Следовательно, слезы твои и помыслы мрачные бессмысленны! Но вижу, ты желаешь, сбросив модные со шпорами башмаки и бальное платье, сию ж минуту сделаться святою, преподобною, сра­зу просветлеть. Нет, матушка, в деле духовном так не бывает. Тут на первом плане стоит терпение, за ним еще терпение и, наконец, все это венчает опять-таки тер­пение. И Господь, оставляя возлюбленных Своих учени­ков, сказал: «В мире будете иметь скорбь. Но печаль ваша в радость будет. И радости вашей никто не отнимет у вас» (Ср.: Ин. 16, 33, 20, 22) (преп. Анато­лий).


Одна в старости очень боялась поступить в монастырь и все говорила: «Не могу исполнить правил монашеских». Батюшка ответил на это рассказом: «Один купец все так же говорил: то не могу, другое не могу. Ехал он раз по Сибири ночью, закутанный в двух шубах. Вдруг увидел вдали свет — точно огоньки мелькали. Стал всматривать­ся и заметил, что это стадо волков приближалось к нему. Спасения ждать было неоткуда. Он выскочил из саней и в одну минуту влез на близстоящее дерево, забыв свою ста­рость и слабость. А после рассказывал, что раньше того он отроду не бывал ни на одном дереве. Вот тебе и не — добавил старец (преп. Амвросий).


...Юные скоро забывают цель вступления своего в монастырь, которое требует и твердого постоянства, и трезвенного внимания, и даже понуждения по немощи человеческой: то в настоящее время предлагаю мой ску­доумный совет, чтобы С. пожил еще года полтора в родительском доме... занимаясь и домашними делами, и благовременным хождением в церковь, равно и чтением духовных книг, в особенности же книги Аввы Дорофея и «Лествицы». Такое пребывание нисколько не повредит душе его, а между тем он в это время может укрепиться еще телом, ибо жизнь монастырская, церковные службы и другие труды требуют и возможной крепости телесной (преп. Амвросий).


Сравнение твое воина с монахом в том отношении было бы справедливо, если бы ты выходила на едино­борство духовное в пустынном уединении и отшельниче­стве, а ты желаешь поступить в общежительный монастырь, и потому сравнение это тут не идет. Дети сами себя приготовлять к поступлению в заведение не могут, а если их приготовляют, то наставники и наставницы. Кто же тебя в деревне будет приготовлять к монастырю? Есть такие заведения, куда принимают детей, если они знают хоть читать и писать. Ты это знаешь, и тебя могут принять в Т. заведение. В детях весьма одобряется и похваляется кроткое и скромное поведение: это не мешает иметь в виду и тебе. Обратимся опять к сравнению воина. Ты слишком высоко взяла, сравнивая себя с воином обучен­ным. Смиреннее и ближе к делу сравнить себя с рекрутом. Рекрутов принимают в военное звание и необученных: после обучат, кто к чему будет способен, кто к артилле­рии, кто к кавалерии, а иной к пехотному хождению, по русской пословице: у кого много толку в голове нет, то ногами отвечай, т. е. ходи да ходи, куда пошлют. А у кого будет толк в голове, тому и головной работы дадут, лишь бы только не высокомудрствовал и не унижал ходящих занимающихся делами внешними, но необходимыми (преп. Амвросий).


...Пишете, что, по вашему мнению, монастырская жизнь была бы понятна, если бы поступали в монастырь на вре­мя, для исправления своего характера и отсечения своей воли, а потом возвращались бы опять в мир для благотво­рения и наставления других. Думать так можно, а к делу это неприложимо. Из поступающих в монастырь не все достигают совершенного исправления и совершенства в добродетели, а многие едва-едва могут и себя исправ­лять. — Как же такие могут поступить в мир для исправ­ления других? Кто может других пользовать, тот может и не выходя из монастыря это исполнять, как вы сами это испытали, побеседовав с некоторыми живущими в жен­ской общине, которым вы удивлялись, как они получили спокойствие духа (преп. Амвросий).


...Списываете свое внешнее положение и душевное рас­положение и испрашиваете моего скудоумного совета, какой род жизни избрать вам: принять ли монашество или посту­пать в белое духовенство? — Куда имеете более наклон­ности, той стороны и должно придержаться. Сами вы пише­те, что в продолжение всей вашей жизни мысль ваша более преклонялась к монашеству, а о белом духовенстве стали помышлять только в последнее время, и более по совету других. В белом духовенстве волею и неволею долж­ны связать себя житейскими заботами, а вы ищете сво­боды мыслей, поэтому и не следует вам поступать в белое духовенство, а лучше принять монашество. В монасты­ре удобнее вам будет служить Богу так, как вы желаете. Впрочем, и в монашестве не вполне придется так, как думаете, — теория с практикой не всегда сходится. Иное предполагать и иное на деле это испытывать, но все-таки в монашестве более найдется такой свободы, о какой помыш­ляете и какой желаете (преп. Амвросий).


Не предавайся грусти в наступающем твоем положе­нии <желание поступить в монастырь, хотя препятствуют родные>. Христианская жизнь требует благодушия и тер­пения, как Сам Господь сказал: «в терпении вашем стяжите душы ваша» (Лк. 21, 19). С маменькой твоей старайся поменьше спорить, — менее будешь раздражаться и ей менее досаждать. Этим исполнишь пословицу смысла слов батюшки отца Макария: «веди себя так, чтоб тебя отпус­тили свободно в монастырь», а вторая пословица слов его будет заключаться в том, если поискуснее и осторожнее будешь обращаться с посторонними и приезжими, если бу­дем хранить страх Божий в сердце, то он будет сохранять нас от всякого вреда душевного. — Поститься тебе не­удобно, а употребляй пищу умеренно во славу Божию. Раз­дражительность постом не укрощается, а смирением, и самоукорением, и сознанием, что мы достойны такого не­приятного положения. Также и молиться в каждый час по определенному назначению тебе неудобно, а молись, какое подаст Бог время и удобство, и опять со смирением, без гнева и негодования на других, а если бы это случилось по немощи, то прежде всего молись, да укротит Господь сердце твое, прося с тем вместе всякого блага тем людям, на которых, по немощи, смущаешься. Ты спрашиваешь, нуж­но ли тебе открывать о своем желании братьям? В этом случае старайся поступать смотря по обстоятельствам, соображаясь с тем, что будут говорить братья об устрой­стве тебя. При удобном случае можешь сказать им, что надобно же тебе устроить жизнь свою сообразно с твоим желанием и настроением духа. Если будут назначать тебе часть земли — не отказывайся. И вообще, предавайся Промыслу Божию и моли благость Его, да имиже весть судьбами, устроит тебя на пути спасения (преп. Амвросий).


Если кто из приходящих в вашу обитель упомянет и мое грешное имя, что ему сказано простое благословение, по его желанию, отправиться в вашу общину. В принятии же приходящих сами усматривайте для вас и для обители. И к этому прибавлю, что недугующих пустою завистью и не следует принимать. В таких людей нужно всматриваться (преп. Амвросий).


Пишешь, что мамаша и дедушка рады твоему желанию поступить в лик преподобных мудрых дев. И я радуюсь и утешаюсь твоим желанием. Да и как нам не радоваться о тебе, когда такому делу радуются даже Ангелы на небе­сах! Блажен, егоже избрал и приял еси Господь! Особенно в юности! (преп. Анатолий).


Вновь желающим поступить в монастырь — в приня­тии весьма уклоняться из братий других монастырей, а из светского звания прямо поступающих с рассмотрением при­нимать и по довольном удостоверении в поведении хоро­шем определять советую (преп. Моисей).

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>