Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Без сми­ре­ния нель­зя спас­тись. Ка­кое бы зда­ние доб­ро­де­те­ли вы не воз­ве­ли, оно рух­нет без сми­ре­ния.

преп. Никон

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

 

Родственники

...Не должно столь много беспокоить дела об участии родных, но более в терпении души возлагаться на Господа, тем паче, что такая привязанность как бедственна для серд­ца, чужда преданности Вышнего, так и потому, что все случаи не суть слепые, но водимые Провидением Мироправителя. Сколько бы мы чувствительны ни были, но ни­когда столько не можем сострадать о ближних, как Творец наш, чем же мы чувствительнее к какому предмету, тем слепее в рассудке о нем и тем страстнее... А для того-то наиболее и должно священно вручать себя и ближних на­ших Промыслу Отца Небесного, быть как можно умерен­нее, не допускать сердца до безмерного и безрассудного <огорчения>... (преп. Лев).


Помни слова, сказанные в старчестве: от ближнего живот и смерть... А скажу вкратце: умудряйся приоб­ретать жизнь и избегать смерти, живя с теми, с кем жи­вешь, стараясь иметь заповеданное Апостолом, т. е. «бла­гость, милосердие, сострадание и любовь» (Ср.: Гал.5,22), которая «есть исполнение закона» (Рим. 13, 10), а как? — послушай того же Апостола: «друг друга тяготы носите, и так исполните закон Христов» (Гал.6,2) (преп. Амвро­сий).


Спрашиваешь, как тебе быть с родными: получила совет оставить их, а между тем ни от кого не имеешь помощи и не знаешь, писать ли им или не писать? Я тебе говорил, чтобы оставить излишнюю заботливость о родных и близкую связь с ними, а не то, чтобы вовсе не писать им. По времени можно им писать. В теперешних же твоих обстоятельствах можешь не просить прямо, а спросить их, что вот прошло пять месяцев, как ты живешь кое-как, как они сами там живут, — воздухом, что ли, пита­ются, и платят ли за что-нибудь, или без денег все име­ют. — Если бы от других ты получила потребное, то могла бы и не напоминать им, а теперь почему же не сделать такого вопроса (преп. Амвросий).


...После всего, что тебе было писано мною, ты упорно стоишь на своем — не хочешь писать родным, а между тем, по причине твоего молчания, они не только огорчаются на тебя, но и тебе денег не высылают, и между собою не могут кончать дела, так что чрез тебя выходит общая неприятность. Ну, не безрассудная ли и не упрямая ли ты. Писала ты мне не раз о какой-то доверенности, но ни разу не объяснила толком, какого рода доверенность от тебя требуется. Как прежде писал я тебе, так и еще повторяю, что дельную и основательную доверенность следует по­слать, если того требуют семейные ваши обстоятельства. Ты оправдываешь себя тем, что обещала не писать родным. Древние отцы от всего родства отреклись, но зато ни у кого ничего не просили, а питались травами и зельями или от труда рук своих. Если ты не можешь подражать им, никого ни о чем не просить, работать и питаться от труда своих рук или, пожалуй, если можешь питаться воздухом, и при этом быть мирною, не роптать и никого не укорять и не обвинять, если можешь все это сделать, тогда и держись за свое обещание. А если не можешь, то сознайся в своей немощи и в нерассудном обещании и смиренно проси у Господа прощения: «Господи, солгала я окаянная, обещала, чего не могу исполнить! Прости мя грешную!» Спрашиваешь: кому лучше угодить — Богу или людям. Но ты, упорно держась за свое безрассудное обещание, людям досадишь, а Богу этим не угодишь (преп. Амвросий).


Что же касается до слабости <братьев> твоих, этому ты помочь не можешь, советовать можно о воздержании, а в прочем предать их Промыслу Божию, Он силен укрепить Свое создание, <если> их будет на сие произволение; ста­райся примирить себя к родителю, дабы и Божие благо­словение тебе содействовало его благословением (преп. Лев).


Видишь, что Господь не презрел тебя, но послал тебе велие утешение, умиротворил твоего родителя к тебе, это для тебя весьма немаловажное дело, и еще брат твой снабдил тебя нужным к прожитию. За все сие приноси Богу благодарение и старайся более себя смирить, тогда и больше будешь иметь от Бога промышление и от ближних соболезнование (преп. Лев).


Принимать... братьев в келью, хотя и родных, сверх благословенного времени решительно не советую, иначе навлечешь на себя искушение (преп. Лев).


<Одна монахиня, у которой остались сироты... взяла их воспитывать, и так привязалась к ним, что меньше стала заботиться о своем спасении.> «Любить надо, — говорил старец, — а привязываться страстно не надо. Заповедь повелевает чтить родителей, и даже награду назначает за это. Но если ты, говорит Тот же Господь, «любишь отца, матерь, или кого-либо больше Меня, то не достоин быть Моим учеником» (Ср.: Мф.10, 37). Значит, только пристрастие не позволяется, а не любовь» (преп. Амвросий).


В последнем письме твоем пишешь, что брат твой бо­лен и ты желала бы его видеть. Видеть бы приятно, да не всегда полезно, и сопряжено это со многими неудобствами. Уже мы, новые монахи, совсем изменили древний поря­док. Пимен Великий и его братья не захотели видеться и с пришедшею к ним матерью. Не ложно слово Господне: «всякий, кто оставит домы, или братьев... ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную...» (Мф.19, 29; Мк.10, 30). Молись Богу, чтобы Господь устроил полезное для брата по Своей святой воле (преп. Амвросий).


Вообще о почтении к старшим сказано в Писании: «старцу пакости не твори» (1 Тим. 5, 1). Кольми паче дети обязаны всячески почитать своих родителей, стараясь успо­коить их всем, что не противно заповедям Божиим (преп. Амвросий).


...Надежду же свою всю возлагай на Бога, всеблагим Своим Промыслом устрояющего все полезное нам. Этою же мыслию руководствуй себя и в отношении к родственни­кам. Если Господь возвестит им, то они возвратят тебе должное, хоть и не все, а если не отдадут, то лучше прини­мать от чужих, чем со своими ссориться. Что же касается до их собственной пользы — это предоставь им самим: пусть каждый поступает по своему усмотрению (преп. Амвросий).


Вы писали, что, подав однажды нищему милостыню о здравии вашего сына, смутились, когда он стал молиться об упокоении его. Не смущайтесь этим. От ошибки и недоразумения нищего не могло и не может произойти ничего противного для вашего сына, и ничего большего и лучшего никому нельзя пожелать, как в свое время сподобиться Царствия Небесного. А что вы в скорби своей о сыне иногда думали, что лучше бы было для него умереть, нежели жить так, как он живет, — за это укорите себя и с полною верою предайте и себя самую, и сына вашего воле Всебла­гого и Премудрого Бога. Если Господь чьи дни сохраняет, то благодетельствует, если чью жизнь пресекает, то паки благодетельствует, и вообще, по слову Святой Церкви, Гос­подь глубиною мудрости человеколюбне все устраивает и полезное всем подает. И потому для человека нет ничего лучше и полезнее преданности воле Божией, а нам судьбы Божий непостижимы. — Вы сознаете, что во многом сами виноваты, что не умели воспитать сына как должно. Самоукорение это полезно, но, сознавая вину свою, должно смиряться и раскаиваться, а не смущаться и отчаиваться, также не должно очень тревожиться вам мыслию, будто вы одни — невольною причиною теперешнего положения ва­шего сына. Это не совсем правда: всякий человек одарен свободною волею и сам за себя более и должен будет отвечать пред Богом. — Спрашиваете, не написать ли вам сыну вашему наудачу в Москву, и как ему написать, чтоб тронуть его сердце? Напишите ему сперва вкратце, чтоб узнать, где он теперь находится, а когда узнаете, то можете написать ему и подробнее. Можете тогда ему сказать, что он теперь, вероятно, собственным опытом испытал, к чему ведет безбожие и вольнодумство, что, стремясь к необуз­данной свободе, он забыл, что от греха, особенно досажде­ния родителям, произошло самое рабство, которого прежде не было на земле, и т. п. Помолясь Богу, пишите, как Господь положит вам на сердце. Но сперва, повторяю, нужно вам узнать, где он находится в настоящее время и в каком положении. И вообще, вам должно теперь не столько заботиться вразумлять его, но более молиться за него, чтобы Сам Господь, имиже весть судьбами, вразумил его. Велика сила матерней молитвы. Вспомните, из какой глуби­ны зла извлекла блаженного Августина молитва благоче­стивой его матери. А молясь за сына, молитесь и о себе, чтобы Господь простил вас, в чем вы по неведению со­грешили (преп. Амвросий).

Ропот

...Все грехи человеческие терпит Бог, а ропота не оставляет без наказания... (преп. Макарий).


Я тебе удивляюсь, что ты не благодаришь Бога, при­звавшего тебя ко взятию «легкого Его бремени и благого Его ига» (Ср.: Мф.11, 30), и вместо того, ропща, делаешь себе и тяжким, и неблагим бремя и иго (преп. Макарий).


...Блюдитесь от ропота и малодушия, отягощающих и умножающих скорби (преп. Макарий).


...За все слава Премилосердому Богу, изливающему нам во всяком случае неизреченные блага! ибо Источник бла­гости не может источать из себя никаких других волн, кроме благостных, не понимая коих, человек часто роп­щет на Всеблагого (преп. Макарий).


Ропот на Бога бывает наиболее от людей горделивых или неразумных (преп. Антоний).


Что касается до ропотливости вашей на Всеблагого и Премилосердого Господа Бога, что Он будто бы неспра­ведлив и непризнателен к вашим добрым делам и по­жертвованиям, то таковую ропотливость должно отнести или к высшей степени гордыни, или к крайнему неразу­мию. И за что же роптать? Чем обидел вас Бог? По моему мнению, за такую безрассудную ропотливость свою не только должно стыдиться людей, но и самих стен своей комнаты (преп. Антоний).


И опять я остаюсь виноват, что засадил тебя в мо­настырь. А я ждал за это благодарности. Что хоть Бога-то поблагодаришь за толикую Его к тебе милость!.. Что ты согрешаешь помыслами, за это Бог простит, когда каешь­ся, а вот когда скорбишь, зачем не променяла Сладчайшего Иисуса на мужика, за это потерпишь. Ты все представ­ляешь, как муж кормил бы тебя блинами и тыквою, а обратной горькой стороны не хочешь видеть. И будто у мужа, какой бы он там ни был, больше сокровищ и на­слаждений, чем у Творца неба и земли? Не ропщи! Ста­райся зреть свои прегрешения! Будь благодарна Богу и С. терпи и люби! (преп. Анатолий).


...Пишете, что погружаетесь ропотом на Создавшего вас Господа; конечно, погрешительно, но умоляю вас любовью Сего же Спасителя нашего, не отчаивайтесь, но обратитесь и прибегните к Милостивому Господу Иисусу Христу, признайте грех свой со смирением и просите у Него прощения и милости; не сократились щедроты Его и до века не сократятся, но кающимся и толкущим двери милосердия отверзаются, т. е. согрешения наши вам мило­сердием отпущает. А что пишете, что на меня скорбите, сие неудивительно, и я человек подобострастен вам, но усердно прошу и молю потерпите Господу своему, что посылает, Он силен нас утешить всеми благами земными, только предайте себя безропотно Промыслу Его, а это все скоро минется (пре Лев).


...А от ропоту себя, яко от тлетворного яду, удержи­вать. И о сем много не предавай себя смущению и отчая­нию, что у вас внутри и вне противные действия возобно­вились, потому они внутри укрывались и таились. А как пришли нечаянно вины к действию яростной части и огор­чению со рвением, то сими винами открылись и вознеистовились, но да прибегаем по Бозе к Единой Предста­тельнице и Покровительнице, всеобщей нашей Заступнице, Пресвятой Богородице и Деве Марии, и Та Своими все­сильными молитвами и ходатайством уврачует наши все болезни, телесные и душевные! (преп. Лев).


Особенно остерегайся ропота, на кого бы то ни было. Ропот хуже и вреднее всего. Полезнее и покойнее винить во всем и за все себя, а не других. Особенно же должно остерегаться ропота на Промысл Божий, чрез Матерь Божию все благое и душеполезное нам устрояющий. Только мы, человеки, по малодушию своему, часто безумно мятем­ся и безрассудно скорбим за устрояемую нам пользу ду­шевную (преп. Амвросий).


В сердце благодарящее всегда вкапает благодать, так­же и сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит. Перестанем носить в себе двоедушие и роптать на добро­детель, для которой созданы, и в особенности призваны. Будто она неудобоносима? Правда, одними нашими силами она несносна, ибо требует в содействие благодатной муд­рости, мужества, правды и целомудрия, а мы в оных чув­ствуем себя весьма скудными. Так что же предпринять? Бежать от добродетели, понося оную хулою и возвещая всем людям, знаемым в Москве и Ярославце, что это не­сносное бремя, тебя убивающее. А кто оное на тебя возло­жил? Не Господь ли? Вспомни трех отроков, в пещь вверженных, как они выдержали себя среди ужасного пламени, прославляя Бога? Ты же малодушествуешь и воздеваешь руки свои куда? К людям немощным. Лучше возводи очи свои в горы, отнюдуже приидет помощь. «Лишен ли кто от вас премудрости, - говорит святой апостол Иаков, - да просит с верою, ничтоже сумняся» (Ср.: Иак.1, 5—6), и Господь близок ко всем призывающим Его, дает благодать просящим у Него. От людей же, как научает святой Исаак Сирин, сокрывай все твое состояние. На кого призирает Господь, только на кроткого и молчаливого... Да будет воля Твоя, Господи, во мне грешном. Покой обещан нам в бу­дущем веке, а здесь, на земле, труд и искушение. Блажен человек, иже претерпит (преп. Моисей).

Руководство

...Должно, принявши оный <монашеский образ>, со­блюдать три главные, преданные святыми отцами правила: веру к духовной матери, совершенное откровение помыс­лов и совершенное повиновение, и во всем надобно поста­раться отвергнуться своего разума и воли, хоть и кажется, что хорошо, что я понимаю или хочу сделать, но оному не верь, а когда подтвердит мать Н., тогда прими за истину (преп. Макарий).


Всегда несовершен пребывает тот, кто думает, что он сам есть доволен руководствовать самого себя, итак, потребен другой руководитель, а не мы сами; мы не должны никогда вручать самим себе таковое начальство; другому руководи­телю надобно нам посвятить волю свою и ему повиноваться, нам самим (преп. Макарий).


Ты пишешь, что некоторые из братии обращаются к тебе по временам за добрым словом и советом? И как тебе поступать в сем? Полезное сказать что знаешь — не отка­зывайся, но берегись командовать им и, сказав, что зна­ешь, — подвизайся против духа тщеславия. Говорить же надобно со смирением, памятуя о своих немощах и неис­правлениях, а не со властью и любоучительно (преп. Макарий).


Ты скорбишь о слабости матери Н., опасаешься за жизнь ее и боишься остаться одна без подпоры... Ежели Господь воззовет ее в будущность, то да будет Его святая воля, а дотоле ты старайся идти путем, показанным от отец, послушанием и отсечением своей воли и разума. Не доверяя оным совершенно и противясь противным оному действи­ям, ты получишь духовный разум, смирением руководимый и управляемый, и безопасно можешь идти путем спаситель­ным, но доколе не получаешь сего дара, опасайся вверить себе над собою управление; предайся воле Божией (преп. Макарий).


Ибо он <руководитель> — как никогда не увлекается сладостью страстей наших и как не чувствует самолюбия, которое обладает нашею душою, — имеет спокойный ум в рассуждении нас, понуждает нас ежедневно, со вниманием и весьма умеренно, и так ведет нас путем спасения (преп. Макарий).


...Господь даровал нам слово Свое, научающее нас в житии нашем, и вразумил богодухновенных отцев наших, прошедших путь жительства монашеского, оставить и нам учение, которое проходя, можем победить врагов наших, борющихся с нами чрез наши же страсти. Но как бы ни были разумны и старательны, а без видимого руководителя трудно одним подвизаться, и потому отцы уставили чин повиновения старшим и опытным в духовной жизни, дабы, отсекая свою волю и разум, повинуясь во всем руководи­телям, пришли в навык добродетелей и стяжали бы смире­ние, которое всю силу вражию сокрушает и все сети и козни его разрушает (преп. Макарий).


Воистину, только одна вера их есть для них руковод­ство, ибо когда в простоте сердца с верою предают себя в послушание, то Сам Бог руководствует ими и чрез наше недостоинство, а буде кто с испытанием, с самочинием и с лукавством приступает, то и пророка Бог обезумит сказать ему против развращенного сердца его (преп. Макарий).


Смирение рождается от истинного послушания и отло­жения самосмышления, когда мы ни в чем не доверяем себе, но, волю свою и разум, отсекая, вверяем другим, могу­щим нас управить, и то только приемлем за правильное и делаем, что они искусят быть спасительно, хотя бы нам и противным казалось, этот самый удобный путь, который нам показан в учении святых отцев, прошедших опытом духов­ную жизнь и потерпевших брани духовные (преп. Макарий).


Ты жалуешься на себя, что иногда порождается у тебя ревность к прочим сестрам, что Матушка более их предпо­читает и любит, нежели тебя, а с тобою обходится строго, и сама знаешь, что это козни вражий, ты знаешь сему и врачевство: должна тотчас же открыть это чувство Матуш­ке со смирением и порицанием себя, то при помощи Божи­ей и освободишься от сего недуга... (преп. Макарий).


...В чем мог, я его предостерегал, и в настоящее время не беру на себя такой обязанности, чтобы те, которые просят моего совета, непременно исполняли, а предоставляю их свободной воле, да и тех, которые имеют близкое сожитель­ство и сношение со мною, не могу понудить, а всякий по мере своего произволения и веры — или получает пользу, или напротив, и это зависит не от меня, а от них, а кольми паче живущие в дальнем расстоянии и в год раз или два пишу­щие, а паче еще без произволения — могут ли пользоваться, не знаю, да и что я значу, сам подверженный немощам душевным и телесным? (преп. Макарий).


Хотя чувствуешь себя и немощною, а все приходящим, по вере, возвещай путь спасения, да поне (чтобы, по крайней мере) сим устыдишься самой себя, и случающиеся попущением Божиим скорби приемли яко должница, обвиняя себя и не ропща на других (преп. Макарий).


Пишешь о вновь ищущих иметь к тебе отношение: сама не наскакивай и не ищи быть наставницею, а когда кто ищет и просит сего с верою — нельзя отвергать; вера их и твое усердие сказать то, что мнишь им полезно, — не на свой разум надеясь, но на Божию помощь, может быть, и послу­жит им во спасение... (преп. Макарий).


Кто же из сестер, изливая скорбь свою, ищет от тебя утешения, то можешь подать готовность к оному и уте­шить, побуждая к терпению, за что ожидает вечная на­града. А ежели придет кто и начнете обе судить других, то вместо врачевства более болезнь принесете друг другу... (преп. Макарий).


К матери понудь себя иметь расположение; тебя это много успокоит, хотя и слово когда услышишь не по тебе, — все это тебе полезно, а что тебе враг представляет на нее хулы, то это завидуя твоей пользе и не хотя допустить тебя до оной. Вспомни о святом Елисее: какие ему были брани на старца Исайю? Враг то представлял, даже в виду, чего и быть нельзя было, и он всем приходящим к старцу пользы ради говорил: зачем идете к идолослужителю и блуднику? но они, невзирая на это, все пользу получали. Но после он исправился наказанием Господ­ним. Ты видишь, что многие пользуются ею, почему ж и тебе уклоняться от оной? (преп. Макарий).


Ты скорбишь, что водишься своею волею и не можешь предаться так, как отцы повелевают. Где же этого взять? когда уже старец Паисий, в его время и в центре мона­шества, или в монашеской колыбели — святой Афонской горы, не мог найти сего блага, то что речем о наших бедственных временах? Оскудели старцы! Нет и учеников! Разве ты одна о себе так мечтаешь, что могла бы поко­риться с отвержением себя; живи хотя с равным себе и, по возможности, покоряйтесь друг другу, то Господь поможет созидаться вашему душевному граду, и спасение получишь несомненно благодатью Божиею (преп. Макарий).


Не имея никого окормляющего, или, по-твоему, с кем бы душу отвести, — паче должна читать книги и окормлятися ими с призыванием Божией помощи (преп. Макарий).


Не могу одобрить отвержения твоего N., иногда и сама возымеешь нужду в духовном укреплении. Не берись за окормление, но в скорби утешить не отрицайся, ты о сем найдешь у Симеона Нового Богослова и у прочих (преп. Макарий).


Ежели нет руководителя человека, может руководствовать своя совесть и разум. В случае же скудости разума, может наставиться от Писания. Писания ли здраво не может разуметь, может, по совету святого апостола Иако­ва, обращаться к Богу и молиться об оном. «Если же у кого из вас недостает мудрости, да просит у Бога, дающего всем просто и без упреков, - и дастся ему» (Иак.1, 5) (преп. Моисей).

Рукоделие

Не надейся на то, что ты можешь успеть более в руко­делии, оставляя Божественную службу, напротив, более бу­дешь иметь скорость и успеха, когда будешь тщиться о благоугождении Божием... (преп. Лев).


Рукоделия чужого лучше не бери, а ходи в церковь и дома занимайся чтением и молитвою, от уныния же мо­жешь заняться своим рукоделием не на срок, и это после за что-нибудь продашь. Господь доселе промышлял о тебе, и далее силен это сотворить, подая потребное к жизни (преп. Амвросий).


Пишете, что по слабости глаз не можете заниматься тонким рукоделием, и просите меня назначить вам какое-нибудь послушание. От скуки можете вязать чулки или иное что подобное (преп. Амвросий).

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>