Собор Оптинских Старцев
Аудио-трансляция

Мы ищем и же­ла­ем сла­до­ст­но­го ду­хов­но­го нас­лаж­де­ния; не спо­рю, оно при­ят­но,– но ни­же крес­та, крес­том и оно нам да­ро­ва­но, и без крес­та проч­но быть не мо­жет. Оно при­хо­дит и ос­тав­ля­ет нас по ме­ре то­го, как идем пу­тем крес­та и сми­ре­ния.

преп. Макарий

<<предыдущая  оглавление  следующая>>

 

Спор

...Нам (особенно монахам) должно заботиться более о практических ведениях, а от спорных предметов, паче же от споров, удаляться, памятуя слово Апостола, что они ведут к разорению душ. Святой Исаак Сирин учит, чтобы нам, мо­нахам, не догматствовать (преп. Макарий).


...Спорить не нужно, так как через спор выходят иногда большие неприятности. Сказано: тот велик пред Богом, кто смиренно уступает ближнему, и смиренных Бог воз­носит, а гордых и спорливых Бог смиряет. Укорять надо только себя, а не ближнего, за свои недостатки (преп. Иосиф).


...Если святые апостолы Павел и Варнава спорили и прекословили между собою, как пишется в Деяниях Апо­стольских, так что один от другого разлучились, то нет ничего удивительного, если ты подобное увидишь или услы­шишь в том месте, где ты находишься. Время наше — время борьбы и подвигов, «и разногласиям подобает бытии -, как говорит Апостол, - да искуснии явятся» (Ср.: 1Кор. 11, 19) (преп. Амвросий).

Спорливость

...Со спорливым характером едва ли можно ожидать, чтобы был толк. В духовной жизни нет ничего хуже и вреднее спорливости. На время она иногда и притаивает­ся, а после опять обнаруживается в прежней силе... (преп. Амвросий).

Сребролюбие

Мне в вас очень не нравятся мелочные расчеты в деньгах; вы так заботливо ведете счет, чтобы и гривенник чей не перешел одной больше другой; когда же вам занимать­ся душевным спасением и пещися об искоренении страстей, когда главная страсть и корень всех злых — сребролюбие господствует над вами? Считая, как бы что мое не пере­шло за сестру, упустишь время на нужнейшие дела: самоукорение, смирение и болезнь сердца о грехах своих. Все, кроме этого, что не присуще душе нашей, останется здесь, и с нами пойдут туда или добродетели, или страсти, об истреблении коих здесь не пеклись и не очистили достодолжным покаянием. Итак, я не могу вам назначить, которой сколько положить денег на стройку; а если вы есть истин­ные ученицы Спаса Христа, Господа нашего, то стяжите и обогащайтесь любовью, а оной первый враг, сребролюбие. Если хощете послушать меня, то знайте, что мне то прият­нее будет, когда всякая из вас постарается истратить боль­шую часть пред другой, да и во всем надобно так поступать, чтобы низложить злое сребролюбие, которое бывает при­чиною многих зол: излишнее попечение о расчетах, мысль, в оное углубленная, гнев, злопомнение, оскудение любви и упования на Бога (преп. Макарий).


Матушка Магдалина! Забыл написать тебе еще о день­гах. Не деньги виноваты, а пристрастие к деньгам. Мало ли было царей и князей, которые жили в богатстве. Но так как они не имели пристрастия к богатству, то и оказались в лике святых, о чем свидетельствуют их нетленные мощи. Можно жить и в крайней бедности и в то же время иметь пристрастие или сердечную привязанность к богатству, и чрез это одно душа может погибнуть, если человек при жизни не раскается в этом грехе. Можно и наоборот, иметь деньги и не иметь к ним пристрастия, т. е. есть ли они, нет ли их, человек бывает равнодушен, тогда и деньги не помешают его спасению. Подавать же милостыню нуж­дающимся следует по силе и возможности. Преподобный Варсануфий Великий говорит: «Если кто не даст нуждаю­щемуся самому ему нужной вещи, тот не согрешит» (преп. Иосиф).


...Где сребролюбие имеет власть над нами, там вся­кую копейку считаем, чтобы не перешла лишняя, а где самолюбие и гордость, там не хотим ничем быть обязанным друг другу по части интереса, может ли быть тут сохранена дружба? Страсть, все страсть, не та, так другая, а они плохие посредницы в дружбе. Старец Василий в общежитии слово «твое и мое» называет пекул <опека> лукавого, оно не принесет благих плодов любви и мира. Ежели бы твое или ее что и перешло, то для чего иметь о сем расчет? Не только пять, десять, но даже хотя бы и сто рублей перешло чьих, не советую считаться и не думать, что я одолжаю или не хочу одолжаться, все это разрушает любовь. Любовь дороже всех сокровищ в свете. Советую и прошу вас обеих не считаться и не смущаться, когда что-нибудь перейдет; ваше ли оно? И чем вы заслужили это? все Божие даяние, и мы Божий (преп. Макарий).


Пишешь: «Я не люблю так денег, что у меня никогда долго не держатся; потому и бываю всегда без денег, а после занимаю». Но ведь это бестолковщина, и в этом нужно не оправдываться, а лучше укорять себя и поста­раться исправиться. Если бы мог человек питаться и оде­ваться воздухом, тогда бы он справедливо пренебрегал деньгами, которые ему, как кажется, иногда надоедают. А как во время холода и голода нельзя пренебрегать по­требною одеждою и пищею, так нельзя пренебрегать теми средствами, чрез которые пища и одежда приобретаются. У святых отцов говорится, что «край бесовския суть», т. е. что крайности происходят от подущения душевных вра­гов. Безрассудно быть пристрастным к деньгам, и нерассудно пренебрегать ими; то и другое худо и ведет не только к смущению, но и даже ко вреду душевному чрез разные путаницы от неправильного пренебрежения. Деньги сами по себе или, вернее, по цели, назначенной от Бога, вещь весьма полезная. Они заменяют недостаток простоты и любви между людьми. Без денег кто бы расчел людей? Были бы вечные споры и ссоры, и даже драки до убийства, а малыми монетами и даже ничтожными бумажками люди от всего этого избавляются, сами не понимая того. Вред не от денег, а от безрассудной жадности, или скупости, или от злоупотребления, — пожалуй, скажем, и от неправильного пренебрежения. Пользуйся употреблением денег правиль­но, и будешь покойна (преп. Амвросий).


Мать N. спрашивает, можно ли у себя держать деньги сестер на хранении. Если бы сохранялся древний строгий порядок общежития, когда живущим выдавалось все по­требное, в таком случае было бы это неприличным и можно бы считать недолжным, а в настоящее время, по общей немощи как начальствующих, так и подчиненных, возбранить этого совершенно нельзя. Бывает нужда и необходимая потребность для последних (преп. Амвро­сий).


Скупость происходит от неверия и самолюбия (преп. Амвросий).

Ссоры

В купножитии вашем и подвиге на спасительном пути вам должно иметь залог мира и любви; да я и надеюсь, что оный есть у вас, но враг, завидуя сему, тщится воздвигать между вами раздор ничтожными вещами: «не так слово сказала! не так взглянула! не имела ко мне внимания!» — и подобным сим возмущает ваше душевное устроение, но вы, нисходя самоукорением во глубину смирения, низвращайте оное, всякая считая себя виновною, когда оскор­билась, и предваряйте друг друга в примирении, низлагая сим вражии козни. Вы имеете много книг духовных, читае­те их и знаете, что должно делать. Остерегайтесь же мыс­лить, что вы лучше других живете, но считайте себя хуже всех (преп. Макарий).


...После случившегося келейного вашего кораблекру­шения настала тишина. Слава Богу, не попустившему до конца поругаться врагу над вами. Всему причиною ваше самолюбие, которое колеблет внутреннее ваше море стра­стей. Ох! нужны, очень нужны смирение и любовь! Как мне вас жаль, что с вами случаются почти ежедневные потрясения, то отвне, то отвнутрь... Я заметил уже выше, что причиною сему ваше самолюбие, по которому враг так сильно на вас и вооружается и низлагает. Храните, говорю, храните келейный мир, оный нужен вам для удобоношения отвне бываемых приражений. Нельзя дивиться тому, откуда оные происходят, это Богу Единому сведуще и Ему попускающу. Случаи же сии, конечно, не без пользы для вас: как бы вы научились терпению, когда бы вас никто не трогал, а все бы вас ублажали? (преп. Макарий).


Пишете о двух монахинях, нарушавших мир обители вашей (о которых я хорошо помню), что они теперь расс­орились между собою и даже разошлись, а чрез это в монастыре стало покойнее. — Это, с одной стороны, хоро­шо. И что они живут по разным кельям — хорошо. По­лезнее им так жить. По крайней мере, теперь не праздно­словят и людей не злословят и не смущают. Но, с другой стороны, должно и пожалеть о них, живущих теперь в ве­ликом немирствии, ибо это — явная погибель душ. Кажет­ся, я уже писал вам, чтобы вы о них молились. И теперь напоминаю, продолжайте молиться: «Устрой, Господи, о чадах моих духовных (имена) полезное и спасительное по воле Твоей Святой!» (преп. Иосиф).


«Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут» (Мф.5, 7). Как же ты можешь надеяться милости, когда сам не творишь оной и взамен еще потчуешь тычками. Сколько бед случилось от одного тычка: 1) оскорбил чело­века, а писано есть: «Гневаяйся на брата своего всуе человекоубийца есть» (Ср.: Мф.5,22), 2) потащили самого в полицию, 3) ты купишь честь свою деньгами, стыдно, брат, и грех так поступать. — Гораздо лучше помириться и сказать «виноват» тому, кого обидел, нежели заводить тяж­бу, ибо сказано: «Да не зайдет солнце во гневе вашем!» (Еф.4, 26). Итак, скорее мирись с тем, кого обидел. Гораздо будет лучше, и он сам возьмет просьбу свою назад, и расходу будет меньше, и чести больше, и душе облегчение (преп. Лев).


И для чего ссориться, особливо со мною? Я готов со своей стороны во всем вам уступить и ни в чем вам не мешать, что вы захотите делать доброго. Готов ни слова вам не сказать в укорение вас, готов не обеспокоить вас ни­каким требованием своим, готов понести всякое от вас презрение, укоризну и оскорбление, какое бы вам захоте­лось нанести мне, по достоинству моему, готов и слово доброе вам сказать, когда того потребуете для своей души, готов помянуть имя ваше пред Богом и сердцем моим посочувствовать во всех обстоятельствах жизни, готов мирным быть с вами непрестанно и нахожусь в душе моей точно с таким расположением. Вас же к себе мирною сделать, переменить нрав и в доброе устроение привести, хотя и желал бы вседушно, но сделать сего отнюдь не могу. На это потребно Бога и самих вас. В вашей воле к Богу и ближнему быть какою хочется, доброю или злою, простою или лукавою, смиренною или гордою, целомудренною или невоздержанною и бесстудною. Вольно было вам держать на меня непримиримый гнев и пренебречь говение в минувший пост. А я, с моей стороны, старался и слова оскор­бительного для вас не сказать и, кажется, не сказал ни одного такого, с намерением раздражить вас, и как был, так и теперь нахожусь в доброжелательном к вам чувствова­нии. Будьте и вы мирны, хотя не для меня, но для Самого Христа и своей души (преп. Моисей).


...Между вами находится приражение друг к другу, так что вы всегда стараетесь уклоняться одна от другой. Кто из вас более прав или более виноват, этого я не знаю и не мое дело судить, а да судит Сам Господь Сердцеведец и Всеведущий, Иже воздаст комуждо (каждому) по делом его. Но меня устрашает страшное Евангельское слово: «аще не отпущаете человеком согрешения их от сердец ваших, ни Отец Небесный отпустит вам согрешений ваших» (Ср.: Мф.6, 15). — Жаль мне вас, весьма жаль. Сожалею и боюсь, как бы вам не лишиться милости Божией за упрям­ство свое по причине оскорбленного самолюбия за какие-то пустые претензии. Жаль мне и себя, как бы немощному и измождалому не протрудиться даром по той же причине, то есть, если не захотите истинно смириться и искренно примириться. О сем прошу каждую из вас и умоляю о Господе преискренно и усердно. Пощадите себя и меня, да не раскаиваемся после все тщетно и невозвратно. Поэто­му кто не пощадит себя, ради самолюбивых безрассудных претензий, тот виноват будет не только пред Богом и людьми, но и сам перед собою, когда раскаяние будет неуместно (преп. Амвросий).


...Те, которые на нас негодуют, они нас научают любомудрствовать в испытании себя: точно ли мы христиа­не? любим ли врагов наших? — и познанию в сем нашей немощи (преп. Макарий).


Пишете, что поссорились с младшим священником из-за старинных икон, отданных ему без вашего благословения одною сестрой. Не следовало бы ссориться, а должно бы вам с спокойным духом объяснить ему, что сестра поступи­ла вопреки монастырскому порядку — самочинно, что в обители сестры ничего не должны делать без благослове­ния настоятельницы. И после сего, можно бы с тем же спокойным духом попросить его возвратить иконы вам. Но если бы он стал упорствовать, то оставить на его совесть и не заводить ссор. А то, поссорившись, после просите у него извинения. Он же, хотя и не совсем прав, будет считать себя правым, а вас обвинять (преп. Иосиф).

Старец

Напрасно ты болезнуешь, что не имеешь пред собою старца, которому бы ты могла открывать, согласно с уче­нием святых отцов, свои помыслы и деяния. Ищи! Неуже­ли ложен Бог, рекший: «ищите и обрящете»? (Мф.7, 7) (преп. Анатолий).


Очень может быть, что и враг мешает вашему откро­вению, коего он ненавидит в ком бы то ни было, а в начальственном лице тем более ненавистно ему обращение к старцу, чтобы примером самосмышления и самоволия и подначальных держать в плену замкнутости, целого лаби­ринта и мысленной и желательной деятельности. А пока язва закрыта от взора врача, она неудобоисцелима. Врагу же нашего спасения только и нужна наша проказа душев­ная, чтобы вернее направлять корабль жизни нашей вместо тихой пристани в пучину потопляющую. Этой пучиной мож­но назвать самопрельщение и на нем основанные — заб­вение, неведение, и нерадение, и зазрение ближнего (преп. Анатолий).


...Хоть помысл и гонит тебя поближе жить к старцу, а ты тверди одно: «Я пошла в монастырь не для того, чтобы быть любимицею старца, а чтобы быть возлюблен­ною Жениха моего Иисуса Христа. Если старец способ­ствует к сему, я и его люблю, а если препятствует — отрицаюсь его». Будь же, Д., мирна и разумна. Верую, что пока будешь по силе блюсти себя, — Господь всегда будет с тобою. И меня грешного, тебя любящего, порадуешь сим. А потому по силе понуждай себя к монашеской жиз­ни... (преп. Анатолий).


...Если бы у тебя и у подобных тебе была капля разума, вы бы и не подумали лезть в сети. Да как же вы доверите свою душу и всю жизнь человеку малоизвестному? Да как же этот новоиспеченный старец возьмет вас? Чему он будет учить вас, когда сам не имеет понятия о старчес­ком пути? Как же вы не рассудите о таком важном деле? Ну, попробуй дать кружева плести кучеру. Он тебе напле­тет, что и десять настоящих старцев не расплетут! И все кружевницы голову потеряют! (преп. Анатолий).


А переменять руководителя на полдороге опасно. Ко­нечно, перейти к батюшке ровно все равно, но это оттого, что учение наше одно, и Учитель наш был один. Но не все так. Есть пословица: «каждый молодец на свой образец». К батюшке Амвросию всегда можешь писать ничтоже сумняся. А к неизвестным опасайся. Особенно при твоем устроении на полдороге (преп. Анатолий).


Спрашивать старцев и по самосмышлению не испол­нять их советов грешно, а по немощи не исполнить — простительно. А если не исполнить и укорить себя — спасительно (преп. Анатолий).


...Еще же вашей любви и о сем дополняю, что хотя Михаил и писал к вашей любви, чтобы вам, перейдя в Борисовку, и мнимой моей ученице матушке игуменье Ана­толии открывать свои чувства и помыслы, но я вам поясняю, во-первых, по приезде туда прежде помолитесь Премилостивому Господу, дабы вам даровал благопотребное чувство и веру, сорастворенную благорасположенностью к ее свя­тыне, и потом, ежели ощутите в сердце своем к ней любовь и благоговение, тогда самая привлекательность чувств при­нудит тебя открывать свои чувства... (преп. Лев).


Знаете ли вы, что старцы при жизни своей никогда своей обители не оставляют; неужели же отступятся от нее после кончины? Нет, — все будет с ней, как и прежде (преп. Амвросий).


Дело не в том, чтобы иметь пред глазами своего учите­ля! Иуда злочестивый был почти неотлучно пред лицом Самой Вечной Истины, Иисуса, и не воспользовался. Стало быть, недостаточно смотреть в глаза и на уста учителю своему. Ибо апостол Павел не видел перед собою того, что видел Иуда, но это не помешало ему быть верховным из апостолов. Так и ты, вспоминая Павла, не скорби и утешай себя, что Любвеобильный Иисус, Жених наш, не возгнушался, но внял и призвал нас к Себе, хотя и нечистых, но Им любимых. Ибо Он за грешников умер. А потому и мы, грешные, да не отчаемся (преп. Анатолий).


...Душа наша есть дух. Следовательно, кто сообщается с другим духовно, тот достойно христианину живет и дей­ствует. Ибо наша — особенно монашеская — жизнь не плотская, но духовная. Вот и Авгарь, царь Эдесский, не видел Господа, а любил Господа, и Им взаимно был любим (преп. Анатолий).


Кто, пришедши ко мне, нисколько не хочет дожидаться и лезет вперед всех, у того не может долго держаться в памяти то, что я ему говорю. В другой раз спрашивает и опять забывает. А кто, пришедши для объяснения своих нужд, с терпением и смирением пережидает других и предпочитает их себе, у того каждое слышанное им слово напечатлеется в сердце, и он целую жизнь будет помнить то, о чем ему однажды было сказано (преп. Лев).

Старообрядцы

За старообрядцев можно молиться только домашней молитвой, и только за живых, так как мы надеемся еще, что они обратятся (преп. Никон).

 

<<предыдущая  оглавление  следующая>>