Аудио-трансляция

Ежед­нев­но пе­ред сном на­до вспом­нить гре­хи, со­де­лан­ные за день, и по­ка­ять­ся в них пред Гос­по­дом.

преп. Никон

Толь­ко у Гос­по­да и в Гос­по­де ты мо­жешь най­ти се­бе мир ду­шев­ный. Твоя ис­тер­зан­ная ду­ша толь­ко в Гос­по­де, в по­ка­я­нии и исп­рав­ле­нии жиз­ни мо­жет най­ти се­бе от­ра­ду. Грех ядом сво­им уби­ва­ет ду­шу че­ло­ве­ка. Воск­ре­са­ет ду­ша от жи­ви­тель­но­го действия по­ка­я­ния.

преп. Никон

Всеб­ла­гий Гос­подь ни­че­го от нас не тре­бу­ет, как толь­ко од­но­го иск­рен­не­го по­ка­я­ния, и чрез оное вво­дит по­ка­яв­ших­ся в Царствие Свое Не­бес­ное и веч­ное, по ска­зан­но­му в Еван­ге­лии: по­кай­те­ся, приб­ли­жи­бо­ся Царствие Не­бес­ное (Мф. 3, 2).

преп. Амвросий

Об оставлении монашества

В «Положении о монастырях и монашествующих», принятом на Архиерейском соборе Русской Православной Церкви 29 ноября — 2 декабря 2017 года, отмечено, что «Принявший пострижение в мантию изменяет свой канонический статус и считается вступившим в монашеский чин. Принятие монашества является необратимым. Оставление монашества, согласно церковным канонам, является каноническим преступлением и подлежит определенному наказанию, срок и мера которого определяется епархиальным архиереем с учетом особенностей каждого случая» (§ 10.1.2).

Многие Святые отцы считали монашество таинством Церкви. Как отмечал преподобный Феодор Студит, «слагать монашество — то же, что слагать крещение. Однако осмеливаются и это делать; страшно и слышать».

Преподобный Амвросий также отмечал: «…О монашестве должно разуметь, что оно есть таинство, покрывающее прежние грехи, подобно крещению».

Преподобные оптинские старцы предостерегали от ухода из монастыря, от забвения монашеских обетов, которые были даны Самому Спасителю.

Преподобный Анатолий Оптинский учил: «Уйдешь из монастыря – потеряешь и вечное царство». В одном из писем он писал: «Кому, кому, а Г. К. всех тошней! Так тошно в монастыре, что взяла б она, да так-таки и сиганула б через ограду, да силенка не берет. Да тоже увидят. Да еще поймают. <…> Да очень вероятно, и там, и в Новом Иерусалиме Небесном, в свое время, встречая знаемых ликующих и веселящихся дев — невест Христовых, не нашел бы в кругу их Г. К. — она усигнула бы за стену Иерусалима. Значит, и там бы осталась вне Христова стада избранниц отроковиц — возлюбленных Богу девственниц…» 

Преподобный Иосиф Оптинский, укрепляя своих учениц в скорбях, давал им такое наставление: «Из монастыря не думай уходить — это враг смущает тебя, и тогда совсем можешь сбиться с пути. А лучше потерпи, Бог даст, все обойдется. Можно попроситься в другую келью, а не переведут, то оставайся тут. Молись Божией Матери и проси у Нее терпения себе»; «в мир уходить — это большой грех».

Преподобный Варсонофий Оптинский рассказывал своим ученикам два случая о том, как опасно покидать обитель.

«Один богатый купец имел сына. Этот сын поступил в одну из святых обителей, но не ужился в ней и ушел в мир, т. е. из царских чертогов в вонючее болото. Женился и жил с женой и детьми в своем доме. И вскоре после ухода из обители понял, чего лишился, но было уже поздно. И вот однажды, удалось ему как-то достать у какого-то старьевщика старый рваный подрясник послушнический. Принес он подрясник домой и в большие праздники удалялся в самую дальнюю комнату — маленькую, надевал этот подрясник и предавался горькому плачу, вспоминая свое житие во святой обители...

А вот еще: Однажды в баню пришел какой-то человек с маленьким сыном. Разделись. Отец сел на лавку, а сын все смотрит ему в спину. Отец тогда спрашивает сына:

— Ты, что смотришь мне на спину?

— У тебя на спине, папа, какое-то черное пятно.

Отец тогда понял, что невинному чистому младенцу были открыты глаза и, что это черное пятно ничто иное, как параман, ибо он прежде был монахом...»