Аудио-трансляция

Нет вы­ше доб­ро­де­те­ли, как лю­бовь, и нет ху­же по­ро­ка и страс­ти, как не­на­висть, ко­то­рая не вни­ма­ю­щим се­бе ка­жет­ся ма­ло­важ­ною, а по ду­хов­но­му зна­че­нию упо­доб­ля­ет­ся убий­ству (1 Ин. 3, 15). Ми­лость и снис­хож­де­ние к ближ­ним и про­ще­ние их не­дос­тат­ков есть крат­чай­ший путь ко спа­се­нию.

преп. Амвросий

Ко дню памяти преподобного Льва ОптинскогоИз Летописи скита Оптиной Пустыни

Прп. Лев Оптинский

В октябре 1852 года, в день памяти преподобного Оптинского старца Льва, послушник Лев Александрович Кавелин, впоследствии наместник Троице-Сергиевой лавры, известный богослов и историк Русской Церкви, записал в «Летописи Иоанно-Предтеченского скита Оптиной Пустыни»: «После Литургии служили соборную панихиду по приснопамятном Старце иеросхимонахе Льве, 11-ть лет тому назад преставившемся в этот день. Служили о. Пафнутий, о. Гавриил и о. Нифонт.

Трогательно было слышать церковные песни, которые от прошения и умилостивления часто переходят в глас обетования, особенно утешительные, когда они воспеваются в память «мужа желаний» который не умер, но почил от трудов своих, завещав благой пример ученикам и чадам своим духовным.

Батюшка видел его в сей день после утрени в тонком сне, будто бы они вместе собираются идти на трапезу. О. Леонид подносит ему выпить маленькую рюмочку чего-то. Батюшка отказывается, говоря:

– Я не пью!

– Выпей, – повторяет Старец, и Батюшка, выпив, ощутил особую сладость, потом о. Леонид подал ему схимнический куколь, и вместе пошли в трапезу; при сем Старец говорил Батюшке много утешительного, но что именно – не упомнит, а может быть, и помнит, но, по слову Апостола, сего «не леть есть глаголати не имеющим ушей, во еже слышати!» (Ср.: 2Кор. 12, 4)  

Пророческое видение о схиме сбылось спустя несколько лет. В 1858 году старец Макарий принял постриг в великий ангельский образ, тем самым исполнив благословение своего духовного отца и наставника – преподобного Льва Оптинского.

В 1859 году о. Леонид (Кавелин), проходивший церковное служение в Русской духовной миссии в Иерусалиме, привез для старца Макария схимническое облачение, освященное на Гробе Господнем.

В последний год жизни старец Макарий все чаще говорил своим ученикам: «Пора, пора домой!» – ожидая переселения в Вечные обители и встречи с преподобным Львом.

Старец Макарий почил о Господе в сентябре 1860 года. По его завещанию, его облачили в схиму, привезенную из Иерусалима.