Аудио-трансляция

Как во вся­ком де­ле доб­ром прип­ле­та­ет­ся тще­с­ла­вие и о се­бе мне­ние, то на­доб­но оно­му про­тив­лять­ся и от­вер­гать, а то как вь­ю­ще­еся рас­те­ние мно­гие да­же де­ревья ис­су­ша­ет, так и тщес­ла­вие доб­рые де­ла по­губ­ля­ет.

преп. Макарий

← все публикации

«Драгоценнейший памятник пастырской деятельности»

Праздничные послания преп. Амвросия Оптинского

Варвара Викторовна Каширина,
доктор филолог. наук

Доклад прочитан на секции "Оптина Пустынь в истории России: опыт для будущего" во время работы Оптинского форума-2010

Праздничные послания относятся к жанру духовной эпистолярной литературы. Духовная переписка имеет ряд особенностей. Основная тема письма – указание пути к христианскому спасению и совершенствованию, поэтому письмо приобретает обобщающий характер. В первую очередь, это духовное послание, а потом уже факт личной переписки. Практика публикации духовного эпистолярного наследия была распространена в XIX веке, о значении писем свидетельствовал тот факт, что многие из них публиковались еще при жизни адресатов. Причем, при публикации, как правило, использовались только ответные письма старцев, что указывало на их огромную значимость. Письма учеников имели частный характер, и поэтому опускались. Значение такого рода публикаций подтвердилось и в наше время, когда значительными тиражами переиздаются собрания духовных писем.

Еще одной особенностью духовной эпистолярной литературы было то, что авторы писем, – как правило, известные старцы, оставили потомкам только одно письменное свидетельство своей духовной жизни – письма к многочисленным ученикам и последователям. Собрание духовных писем – это уникальный памятник духовной мысли, отражающий эпоху, раскрывающий перед нами не только внешнюю сторону каких-либо событий и исторических явлений, а что гораздо важнее – внутреннюю сокровенную жизнь человеческого духа. Именно поэтому собрание духовных писем имеет огромное значение для всех читателей, искренно стремящихся к духовному совершенствованию. В письмах сконцентрированы духовные искания и основные вопросы эпохи.

Переписка со своими учениками воспринималась оптинскими старцами как часть пастырского служения. В собрании писем мы можем встретить уникальную летопись человеческой души, так как многие адресаты пользовались наставлениями старцев в течение всей жизни. Основной заслугой оптинских старцев было то, что они открыли путь духовной жизни для многих людей. Митрополит Трифон (Туркестанов) в работе «Древнехристианские и оптинские старцы» отмечал: «Многие миряне всю жизнь свою проводили под руководством старцев и ни одного дела не делали без его благословения и совета. Таким образом, средостение между монастырем и миром, уничтожалось и мирянин (разумеем людей, так называемых образованных) привыкал смотреть на монаха не как на чуждого себе человека, не имеющего никаких общих с ним интересов и живущего какой-то особенной, малопонятной, замкнутой жизнью, но как на пастыря, как на любящего отца, готового подать тотчас помощь, разрешить всякое недоумение, утешить и успокоить. И такое отношение к старцам поддерживалось не только личными свиданиями, но и обширною перепискою старцев. Можно утвердительно сказать, что подобных письменных сношений с духовными детьми мы не встречаем в истории монашества. <...> письменные сношения оптинских старцев очень редко ограничиваются одним письмом, но по большей части, начавшись за много лет, оканчиваются со смертью старца» [1].

Письмоводителями опытных старцев были обычно их ученики, которые нередко впоследствии сами становились видными церковными деятелями, достойно неся иго старческого служения. Письмоводительство было для них огромной духовной школой, которая подготавливала их для будущего служения. Так, например, письмоводителями у старца Макария были иеромонах Амвросий, впоследствии знаменитый старец; иеромонах Гавриил (Спасский), устроитель Белокопытовской общины; иноки Иоанн (Половцев), впоследствии архиепископ Литовский и Виленский Ювеналий; Лев (Кавелин), впоследствии наместник Троице-Сергиевой лавры архимандрит Леонид, известный церковный историк, археолог, писатель; Павел (Покровский), впоследствии иеромонах Платон, принимавшие активное участие в книгоиздательской деятельности монастыря.

О значении письмоводительства для духовного возрастания и опытности преп. Амвросия было написано в первом его жизнеописании, составленном архимандритом Григорием (Борисоглебским): «Отец Макарий в течение своего старческого служения писал необыкновенно много писем. С каждой почтой он получал десятки писем с разных сторон с просьбами советов и наставлений. На те из них, которые действительно нуждались в ответах, старец непременно отвечал. Вот в этой-то переписке и помогал старцу о. Амвросий. Многие из ответных писем старца, которые изданы в целых пяти томах, написаны под диктование старца рукою о. Амвросия. А некоторые писаны прямо о. Амвросием по указанию старца. Большинство писем, которые присылались к старцу, конечно, прочитывались о. Амвросием. Это участие в огромной переписке было весьма важно для будущего преемника о. Макария. Это переписка совсем особого рода. Тут, во-первых, только одна правда. Тут наболевшие человеческие души обнажали пред благочестивым старцем самые сокровенные свои тайники, раскрывали самые глубокие язвы. В подобных письмах виден весь человек, во всей его истинной, неприкрашенной наготе; в них говорят истинное горе, настоящая печаль. Участие в этой переписке знакомило наперед, и знакомило самым основательным образом, о. Амвросия с человеческой душой, с ее тайными изгибами, с ее немощами и силами, знакомило с мирским человеком» [2].

Здесь отмечена важная черта оптинского духовничества – преемственность: ученик одного старца со временем сам становился наставником для своих учеников, таким образом не прерывалась духовная нить, связывающая все оптинское служение. Это было особенно важно для лиц, обращавшихся за советами к оптинским старцам. По смерти наставника они обращались к его ученику, который в дальнейшем руководил их жизнью.

К преп. Амвросию обращались не только простые люди, но и многочисленные монашествующие и представители интеллигенции. Среди последних можно отметить Ф.М. Достоевского, К.Н. Леонтьева, Л.Н. Толстого, Вл. Соловьева, С.П. Шевырева, И.В. и П.В. Киреевских, М.П. Погодина и многих других. По воспоминаниям современников: «Батюшку нельзя себе представить без участливой улыбки, от которой становилось как-то весело и тепло, без заботливого взора, который говорил, что вот-вот он сейчас для вас придумает и скажет что-нибудь очень полезное, также трудно представить его и без того оживления во всем (в движениях, в горящих глазах), с которым он вас выслушивает и по которому вы хорошо понимаете, что в эту минуту он весь вами живет, и что вы ему ближе, чем сами себе» [3].

В Предисловии к собранию писем преп. Амвросия 1909 года протоирей Сергей Четвериков писал об актуальности и важности этой публикации для современного общества: «Читая и перечитывая письма оптинского старца иеросхимонаха Амвросия общество увидит, что православное русское монашество, которое обвиняют в упадке, в утрате своего древнего духа, пока еще не перестало быть верным себе. В о. Амвросии живет и действует тот же самый дух, перед которым мы благоговейно склоняемся в лице Антония и Феодосия Печерских, Сергия Радонежского, Зосимы и Савватия Соловецких и который еще так недавно проявился в лице преп. Серафима Саровского» [4].

Праздничные послания – это определенный жанр духовного письма, который писался в канун великого христианского праздника.

Первый жизнеописатель старца Амвросия Григорий (Борисоглебский) писал о важности подобных посланий: «они важны для всех, ибо для всех и писаны. Они писались старцем из года в год, к каждой Пасхе и Рождеству. Обыкновенно он или сам писал или диктовал первый экземпляр послания. Затем с него снималось тут же несколько копий, которые рассылались в ближайшие женские монастыри, где монахини-почитательницы старца наперерыв спешили изготовить как можно более копий. Участвовать в этом добром деле почиталось сестрами за счастье. Особенно много таких копий писалось в Белевском (Тульской губернии) женском монастыре. Затем, когда достаточно копий было изготовлено, они присылались к старцу, он их подписывал своим именем и рассылал тысячами. Получившие же их также старались распространить между своими близкими, как лучшие праздничные подарки. Старец смотрел на это дело серьезно. И потому обычно писал эти послания с большим усердием. Они – необыкновенно назидательны; в них – глубокая аскетическая мудрость. Все они проникнуты горячей любовью старца к своим духовным детям: это пишет именно отец своим нежно любимым детям. Сии послания – самый драгоценнейший для будущего памятник пастырской деятельности почившего» [5].

Эти послания после кончины старца были собраны и впервые опубликованы в журнале «Душеполезное чтение». А арх. Григорий (Борисоглебский), составляя жизнеописание старца и признавая их значимость, посвятил им целую главу. Впоследствии Рождественские послания вошли во все сборники писем преп. Амвросия.

Старец писал их, начиная с 1870 года и до своей кончины. В 1875 году преп. Амвросий написал два пасхальных посланий, адресовав одно из них специально начальствующим «О власти как послушании Богу». Последнее Пасхальное послание написано в 1891 году, в последний год жизни старца.

Это были послания, обращенные ко всем чадам Русской православной церкви. Рассмотрим более подробно Рождественские послания. В них в сжатой и доступной форме излагался смысл праздника: «О Великом снисхождении Рождшагося Господа и о нашем окаянстве» (1870), «Должно помнить ангельское славословие и не прилепляться к скоропреходящему» (1873). Приводились разъяснения рождественской службы: «Объяснение кондака Рождества Христова» (1879), «Объяснение ирмоса: Христоc рождается» (1881), «Объяснение Рождественского ирмоса: Таинство странное» (1882). Разъяснялся смысл Священного Писания: «Объяснения псалма 22» (1880), «Объяснение слов: милость и истина сретостеся» (1884), «Объяснение слов: «сердцем веруетеся в правду, усты же исповедятся во спасение» (1886), «Объяснение слов псалма: благ и прав Господь, сего ради законоположит согрешающим на пути. О покаянии» (1887), «Объяснение слов первого послания апостола Павла (1, 14–16). О страхе Божием как средстве к достижению святости» (1888), «Объяснение слов псалма (117, 18–21): Наказуя наказа мя Господь, смерти же не предаде мя. Отвенрзите мне врата правды, вшед в ня, исповемы Господеви: сия врата Господня, праведнии внидут в ня» (1889), «Объяснении слов псалма: Еда забудет ущедрити Бог, или удержит вол гневе Своем щедроты Своя. О милосердии Божием» (1890). Давались общие советы по борьбе со страстями: «Об унынии, забвении и неведении, как врагах нашего спасения» (1876), «Об искоренении зависти» (1878), «Смысл скорбей» (1885).

О сущности праздника Рождества Христова и его значении в нашей жизни преп. Амвросий писал: «Всем известно, что в первую ночь Рождества Христова небесные воинства ангелов между небом и землей, на пространстве воздушном, прославляли Господа пресладчайшим пением: «Слава в вышних Богу, и на земли мир в человецех благоволение». Да и доселе ежедневно в Церкви православной повторяют слова сего ангельского пения. Но мы, будучи ослепляемы суетою помыслов и печалей, и попечений житейских, или земных, не всегда вникаем достодолжно в великий смысл и в великое значение сей ангельской песни. За все постигающее нас скорбное или болезненное, а иногда и утешительное, не воздавая должного благодарения и славы Богу, в вышних живущему во свете неприступнем, мы лишаемся мира Христова, превосходящего всяк ум, даруемого достойным по неизреченному благоволению Божию к роду человеческому. О, дабы Всеблагий Господь не лишил всех нас того, о чем пишу вас. Только нужно позаботиться нам о том, чтобы соответствовать Божию благоволению нашим благим произволением» (из послания 1873 г.).

Особенно назидательным чтением являются те строки, в которых старец на основе своего молитвенного опыта истолковывает слова рождественских песнопений. Рождественский ирмос «Христос раждается, славите, Христос с небес срящите. Христос на земли, возноситеся. Пойте Господеви вся земля, и веселием войпойте людие, яко прославися» преп. Амвросий объясняет следующим образом: «Прародителям нашим, изгнанным за преступление из рая милосердый Господь обещал послать Избавителя, Которого древние называли Мессиею и Христом. Избавителя Сего люди ожидали пять тысяч с половиной лет. И когда Он родился, Церковь торжественно побуждает всех прославлять Его: Христос раждается, славите.

А что значит: Христос с небес срящите? Христами, т.е. помазанниками Божиими древние называли царей, первосвященников и пророков. Поэтому Церковь торжественно и объявляет, что родился не простой христос, а Христос с небес, т.е. Бог и человек, как сказано в псалмах: Бог Господь и явися нам. Благословен грядый во имя Господне (Пс. 117, 27, 26).

Христос на земли, возноситеся, т.е. торжествуйте внутренно и внешно.

Пойте Господеви вся земля, и веселием войпойте людие, яко прославися. Как прославился? Только что родился Христос, и тотчас вся воинства небесная в полунощи, в виду бдящих пастырей, прославляют Его: Слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение. И восточные мудрецы, или волхвы, пришли из далеких стран на поклонение Рождшемуся Христу, и принесли ему дары – злато, ливан и смирну. Прославился Христос и несказанным смирением: родился в убогом вертепе, и в пеленах положен был в скотиих яслях, будучи Единородный Сын Божий и Бог всех».

Современными и актуальными для современного читателя звучат и слова преподобного Амвросия о смысле скорбей, которым он посвятил Рождественское послание 1885 года: «Всегда люди жаловались на различные скорби и напасти, и болезни; а в настоящее время, кроме других скорбей, все почти жалуются и на тяжелые обстоятельства. И удивляться этому не должно. Настоящая жизнь есть ничто иное, как приготовление к жизни будущей. Как кто проведет настоящую жизнь, сообразно тому получит участь в жизни будущей – или блаженную, или злополучную. Все христиане, особенно правоверующие, желают наследовать блаженную участь в жизни будущей. А для получения сего неизбежно понести различные болезни, по сказанному в слове Божием: Многими скорбми подобает нам внити в Царствие Небесное».

Рождественские и пасхальные послания преп. Амвросия всегда публикуются отдельно от остальных писем. И это совершенно обоснованно, ибо в них выражено существо христианского праздника, его духовное осмысление и переживание.

[1] Трифон (Туркестанов), митр. Древнехристианские и оптинские старцы. М.: Мартис, 1997. С. 241–243.

[2] Григорий (Борисоглебский), архим. Сказание о жизни Оптинского старца отца иеросхимонаха Амвросия. М., 1893. С. 43–44.

[3] Агапит (Беловидов), архим. Житие преподобного Амвросия, старца Оптинского. Изд. Свято-Введенской Оптиной Пустыни, 1999. С. 295–296.

[4] Собрание писем оптинского старца иеросхимонаха Амвросия: В 3 ч. М., 1995. Ч. II. С. VIII.

[5] Григорий (Борисоглебский), архим. Сказание о жизни Оптинского старца отца иеросхимонаха Амвросия. М., 1893. С. 64.

 

← все публикации