Аудио-трансляция

Нам не на­до ни­ког­да ос­та­нав­ли­вать­ся на по­мыс­лах. Пусть идут ми­мо, ес­ли они приш­ли к нам, от­ра­жай­те их Ии­су­со­вой мо­лит­вой. Пусть не на­хо­дят они в серд­цах на­ших со­чу­в­ствия се­бе. Ста­рай­тесь очи­щать свои серд­ца, для это­го-то и не­об­хо­ди­ма, кро­ме мо­лит­вы Ии­су­со­вой, па­мя­ти Бо­жи­ей, тща­тель­ная и отк­ро­вен­ная ис­по­ведь.

преп. Никон

«Рахиль плачет...» О потере детей

Великим постом 1878 года Достоевский слушал лекции Вл. Соловьева о Богочеловечестве, а в мае у него умер маленький сын Алеша (вторая смерть детей). «Чтобы хоть несколько успокоить Федора Михайловича… — пишет Анна Григорьевна, — я упросила Вл. С. Соловьева, посещавшего нас в эти дни нашей скорби, уговорить Федора Михайловича поехать с ним в Оптину пустынь, куда Соловьев собирался ехать этим летом. Посещение Оптиной пустыни было давнишнею мечтою Федора Михайловича»[1] .

Поездка состоялась (совместно с Вл. Соловьевым) в конце июня 1878 года. «Вернулся Федор Михайлович из Оптиной пустыни, — пишет Анна Григорьевна, — как бы умиротворенный и значительно успокоившийся и много рассказывал мне про обычаи Пустыни, где ему пришлось пробыть двое суток.

С тогдашним знаменитым «старцем», о. Амвросием, Федор Михайлович виделся три раза: раз в толпе при народе и два раза наедине, и вынес из его бесед глубокое и проникновенное впечатление… Из рассказов Федора Михайловича видно было, каким глубоким сердцеведом и провидцем был этот всеми уважаемый «старец»»[2]...

Об одном разговоре Достоевского со старцем Амвросием мы можем иметь некоторое представление. К словам Зосимы в главе «Верующие бабы» («…вот что мать… это древняя "Рахиль плачет"») (14:45–46), Анна Григорьевна делает такое примечание: «Эти слова передал мне Федор Михайлович, возвратившись из Оптиной пустыни; там он беседовал со старцем Амвросием и рассказал ему о том, как мы горюем и плачем по недавно умершему нашему мальчику. Старец Амвросий обещал Федору Михайловичу «помянуть на молитве Алешу» и «печаль мою»»[3] .

В романе Зосима так говорит плачущей бабе, потерявшей сына: «Это древняя "Рахиль плачет о детях своих и не может утешиться, потому что их нет(Иер. 31, 15; Мф. 2, 18) , и таковой вам, матерям, предел на земле положен. И… не утешайся и плачь, только каждый раз, когда плачешь, вспоминай неуклонно, что сыночек твой — есть единый от ангелов Божиих… Помяну, мать, помяну и печаль твою на молитве вспомяну» (14:47). Так мог говорить только «власть имеющий» (Мф. 7, 29).


[1] Достоевская А. Г. Воспоминания. С. 346.
[2] Там же. С. 347.
[3] Там же. С. 491 - 492.

Из Собрания сочинений Фуделя С.И.