Аудио-трансляция

Уте­ше­ни­ям или пред­ва­ря­ет, или пос­ле­ду­ет мя­теж, а се­му при­чи­ною на­ше стра­ст­ное уст­ро­е­ние; страс­ти на­ши суть дверь, зат­во­ря­ю­щая пред на­ми сию ду­хов­ную ра­дость.

преп. Макарий

Неделя 2-я по Пятидесятнице, Всех святых, в земле Русской просиявших

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Дорогие братья и сестры, сегодня мы празднуем память всех святых в земле Русской просиявших. Молитвами святых стоит мир. Эта мысль на разные лады исповедуется многими святыми и церковными авторами.

В истории Российского государства святые неоднократно ходатайствовали о спасении России, о спасении Москвы. Мы знаем из истории чествования иконы Владимирской Божьей Матери, как неоднократно спасали Москву от татар. А один святой видел, как преподобный Варлаам Хутынский и преподобный Сергий Радонежский молились Богу, чтобы Он спас Москву от нашествия Мехмед Гирея. Еще ранее мы имеем свидетельство преподобного Варсанофия Великого. В шестом веке он говорил, что в его время было трое святых, которые однажды встали на молитву и молили Бога спасти мир, помиловать мир, который был тогда близок к своему концу. И вот действительно святыми молитвами святых угодников Божьих стоит мир. И не только мир, но и часто жизнь каждого из нас связана с тем святым, имя которого мы носим и о котором часто, к сожалению, забываем.

Но святые не только молятся о нас. Они дают нам пример христианской жизни, истинной жизни во Христе. А один автор сказал такие слова: для того чтобы по-настоящему уверовать, нужно Христа увидеть, нужно встретиться с Ним. Как же увидеть, если апостол Иоанн Богослов говорит, что «Бога никтоже виде нигдеже» (Бога не видел никто) (Ин. 1, 18). Бог бестелесен и невидим. Как Его можно увидеть, если Христос однажды ходил по пустыням Иудеи, но сейчас нет Его с нами. И вот святые словно бы воплощают Христа в других обстоятельствах и в других условиях жизни. Как сказал один человек: они икона Божия, икона Христова. Или по-другому – они драгоценный оклад, в котором находится всегда один и тот же образ, образ Христа.

Оклады икон могут быть разными – один с каменьями, другой из дерева, из металла, но икона всегда одна и та же – святой, всегда изображение Христа в реальной жизни в условиях этого государства, в условиях этой культуры. Поэтому старцы, подвижники советуют всем новоначальным всегда читать Евангелие и дополнять его чтением житий святых. Потому что только в житиях святых можно встретиться с образом Христа в каждом новом Его воплощении. Но взирая на святых, мы должны помнить, что все они разные. Были святые ученые и не очень образованные, были суровые, внешне недоступные и были очень кроткие милостивые и любвеобильные. В каждом Христос изображается в зависимости от тех личных свойств того характера, который имеет этот конкретный святой. Но всех их роднят некие общие черты. Если мы спросим, большинства людей верующих, какое самое главное качество мы наблюдаем во святом, то большинство наверное не ошибется и скажет, что смирение.

Крестный ход вокруг монастыря

Смирение высокая добродетель. Однако же смирение не просто добродетель. Это некое фундаментальное свойство жизни любого святого. Настоящий святой всегда смирен. Без этого святой не может быть святым. Святость это не просто совокупность добродетелей. Часто люди на исповеди приходят и говорят, жалуясь и скорбя о том, что они перестали жить духовной жизнью. К сожалению несколько обидно может быть прозвучит, но часто на это можно было бы ответить, что трудно потерять то, чего мы сами не имели. Духовная жизнь есть жизнь в Духе, жизнь с Богом, соединение с Богом. В большинстве случаев мы только стремимся к духовно жизни. И само стремление по себе, оно, конечно же, хорошо и полезно. Но недостаточно просто знать, что надо больше молиться, больше ходить на исповедь, больше причащаться, исповедоваться, недостаточно больше поститься. Недостаточно иметь различные добродетели, совершать добрые дела. Это не гарантирует святости.

Святость дает Бог, а не мы сами достигаем ее. Святость означает наше освящение Святым Духом. Человек должен освятиться Богом. Христос должен войти в душу человека. Мы можем только приуготовить себя к этому, очистить внутренние скляницы свои, внутренность своей души, очистить от пороков, страстей, волевым усилием удерживая себя от грехов. Но это очищение еще не дарует святость саму по себе. В душу должен вселиться Христос. И вот смирение прямо противоположно тому, как живет современный мир, как живет зачастую каждый из нас. Достоинство смирения, как говорил преподобный Антоний Великий, смирение означает предаваться молчанию и ни во что же себя вменять, то есть не считать себя кем либо, чем-то великим. Вот в русском языке есть два местоимения «ничто» и «нечто». Вот ни во что же себя вменять, это «ничто», а «нечто» это что-то особенное.

Другой пример. Мы сами часто знаем и употребляем в своей речи такое выражение «самоутверждаться». Мы говорим о человеке, который с кем-то воюет, с кем-то борется, ведет себя, может быть, высокомерно, просто ведет себя ярко, мы говорим, что он самоутверждается. А чем же этот человек самоутверждается? А собственным мнением о самом себе, о том идеальном образе самого себя, который он хотел бы, чтобы о нем думали другие, о том образе, которым бы он хотел сам быть. Человек утверждается на некоем образе человека, который сам себя создал.

Из Евангелия мы знаем, что утверждаться надо на камене евангельского учения, который есть Христос. Если мы утверждаемся на некоем образе, даже очень добродетельном, великом, то мы утверждаемся не та том основании. Все святые утверждались на Христе. Его они считали источником своих действий, своих поступков, мыслей и чувств. С Ним они сверяли свою жизнь. На самом деле можно стремиться к добру, делать добрые поступки, утверждаться продолжать на самом себе. Это свойство падшего человека. Адам согрешил в раю тем, что обособился от Бога, тем, что он посчитал, что он может быть автономным бытием, что он сам по себе, а Бог сам по Себе, что он может без Бога прожить, без Бога чувствовать, без Бога жить, без Бога действовать. Но всякий раз, когда мы закрываемся от Бога, от людей, когда мы укрепляем себя самого любимого своими действиями, пусть и благотворительными, мы тем самым отвращаем себя от Христа. Святые, называя себя последними грешниками, подразумевали под этим то, что человек, по сути, пустое место, человек ничтожество. Человек ничего своего от себя не имеет, он очень слаб и немощен.

Каждый из нас оставшись наедине с самим собой, признает, что он не самый умный, не самый образованный, не самый сильный, не самый волевой, а зачастую прямо противоположное — подумает про себя. Эта мысль страшит ветхого человека, и ветхий человек постоянно от нее бежит. Он постоянно старается утаить себя в своих глазах и в глазах других людей. Он постоянно строит основание своей жизни на этом ветхом основании и не преуспевает.

Святые отказались от этого построения человека, построения на своих собственных способностях, на своем характере, на своих достоинствах. Они считали себя ничем, ничтожеством. По этой причине Господь мог селиться в них, открывшись всему миру, открывшись Богу и людям, не препятствуя Богу действовать в них. Они вот эту границу уничтожили между собой и Богом, за счет этого соединились с Ним. Вот каждый из нас должен взирать на себя и смотреть для чего он делает то или другое, к чему он стремится в этой жизни. Стремится ли он утвердить свою личность, как некий непоколебимый камень, или он стремится раскрыться, уничтожить всякую обособленность от Бога и от своего ближнего.

Сегодня мы вспоминаем еще святого праведного Иоанна Кронштадтского. Он в своих дневниках оставил нам множество примеров того, как он боролся со своим ветхим человеком. Всякий раз, когда он кого-то осуждал, когда он на кого-то раздражался, он писал, что становится тесно в душе, душа словно бы темнеет, на нее нисходит мрак. И напротив, от горячего покаяния, от добродетельных дел душа просветляется. Она словно бы расширяется, становится светлой радостной и покойной. Это образ того, как каждый грех действует на нашу душу. Каждый грех отъединяет нас от Христа, возводит между Ним и нами барьер, сквозь который божественная благодать не может проникнуть. По этой причине всякое обособление, всякое обоготворение человека приводит к тому, что человек отключается от Бога.

Современный мир, западный мир и наш тоже с вами западный мир, он человека обоготворил. Человек стал мерой всех вещей. Даже возникла такая совокупность мыслей, концепций, идеологем, которое все можно назвать «гуманизм». Человек в гуманизме звучит гордо. Человек этот мыслится как существо, безусловно, доброе, терпимое к окружающим, стремящееся жить в соответствии с заповедями Божьими в массе своей, может быть за исключением некоторых. И, однако же, этот человек оказывается замкнут в своем собственном душном мирке, в своей личности. Он не имеет выхода наружу, он очень ограничен. И в этой ограниченности человек задыхается, ему тяжело жить. Почему самоубийцы и имеют этот внутренний мир. Самоубийство характеризуются этим страшным мраком со страшным унынием и отчаянием, потому что гордость затворяет от них весь мир. Она становится той бронированной стеной, метровой стеной, которая не позволяет им пробиться наружу.

Вот мы с вами, думая о святых, взирая на них, читая их житие, должны помнить еще одну такую вещь очень важную. Дело в том, что к святости призваны мы все с вами. Многие полагают, что можно потихоньку молиться, можно исполнять правила церковные, исповедоваться, и так понемножку потихоньку мы дойдем до своего спасения. А на самом деле спастись могут только святые. Господь не потребует от нас чудотворений, исцелений больных и бесноватых. Но на самом деле это истина, которая Им часто повторяется, спасаются святые. Каждый, кто хочет спастись, должен стать святым хотя бы перед самой своей смертью. Преподобный Симеон Новый Богослов говорил, что если кто не соединится со Христом в этой жизни, тот не соединится с Ним и в следующей жизни. Если врата его души останутся затворенными от Бога и людей, то в такой скорлупе окажется и следующая жизнь, затворенная от Бога, от божественного света. Поэтому совершенно необходимо, чтобы мы не думали, что святость это для каких-то особых людей, для каких-то особых подвижников. Святость заключается в том, что мы не вменяем себя ни во что, что мы осознаем свою немощь, во всем уповаем на Бога. По этой причине никого не осуждаем, не считаем себя лучше других. Такое состояние является тем настроением, которое привлекает в наши души Христа.

Поэтому будем молиться всем святым даровать нам не долголетие, не здоровье, не достижения в этой бренной жизни, а помочь нам стать святыми.

Спаси всех Господь.

Иеромонах Димитрий (Волков)