Аудио-трансляция

Сво­бо­да су­ществ ра­зум­ных всег­да ис­пы­ты­ва­лась и до­се­ле ис­пы­ты­ва­ет­ся, по­ка ут­вер­дит­ся в доб­ре. По­то­му что без ис­пы­та­ния доб­ро твер­до не бы­ва­ет. Вся­кий хрис­ти­а­нин чем-ли­бо да ис­пы­ты­ва­ет­ся: один бед­нос­тию, дру­гой бо­лез­нию, тре­тий раз­ны­ми не­хо­ро­ши­ми по­мыс­ла­ми, чет­вер­тый ка­ким-ли­бо бедстви­ем или уни­чи­же­ни­ем, а иной раз­ны­ми не­до­у­ме­ни­я­ми. И этим ис­пы­ты­ва­ет­ся твер­дость ве­ры, и на­деж­ды, и люб­ви Бо­жи­ей.

преп. Амвросий

Неделя 8-я по Пятидесятнице Память святых отцов шести Вселенских Соборов

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа! Дорогие братья и сестры, так бывает в нашей жизни, что когда мы приходим к вере, то первоначально Господь дает нам ревность о Доме Божьем. Мы стремимся исполнять не только нравственные предписания, но и церковные правила весьма строго, иногда даже вызывая улыбку со стороны. Вряд ли это можно осуждать. Кто не ревновал поначалу в церковной жизни, тот, наверное, не имеет настоящего обращения к Богу.

Но со временем мы понимаем, что исполнение только внешних предписаний не дарует нам спасения. Происходит поворот в нашем сознании. Мы понимаем, что надо не только читать правила, но и жить истинно по-христиански. Надо настроить свое сердце по христианским заповедям. Это то, о чем говорил апостол Павел. Он сказал, что если мы умеем говорить на разных языках, совершаем всякие знамения, даже горы можем передвигать, но любви не имеем, то мы «медь звенящая или кимвал звучащий» (1 Кор. 13, 01). Человек обращается к исполнению заповедей Божьих, стремится, чтобы в сердце его поселилась любовь к Богу и ближнему, учатся терпеть, прощать, смиряться. Однако часто такое обращение к внутреннему деланию, к очищению своего сердца приводит к одному побочному явлению, когда человек охладевает к исполнению церковных правил, церковных предписаний и незаметно для себя начинает все больше пренебрегать ими. Это явление весьма распространенное, но, тем не менее, не допустимое.

Вот сегодня мы вспоминаем память святых отцов шести Вселенских Соборов. Отцы на этих Соборах установили правильные формулировки божественных догматов, изложили во всей полноте учение о воплощении Христа, соотношения Его природ — человеческой и Божественной. Но кроме того отцы изложили множество церковных правил, канонов, которые вошли в церковные предания, и являются также освящены Богом, как божественные догматы. Заметьте, что мы вспоминаем память не Вселенских Соборов, а святых отцов. Но очевидно, что на этих Соборах не все были святыми. Мы не говорим о тех еретиках, которые присутствовали на этих Соборах. Они, безусловно, не могут оказаться святыми. В каком-то смысле Церковь называет православных участников этих Соборов святыми. Не многие из них были святыми в нашем понимании. Не многие из них попали в святцы Православной Церкви.

Но называя участников этих Соборов святыми, Церковь тем самым исповедует одну очень важную вещь, о которой мы с вами должны постоянно помнить. Они святые в том же смысле, в каком свята Церковь Апостольская Соборная. Церковь свята не потому, что все члены ее все святы, а потому что Церковью управляет единственный в ней Святой Дух. Действовал тогда в четвертом, пятом, шестом, седьмом, восьмом веках от Рождества Христовым. Действует и сейчас. Апостол Павел прямо говорил, что Церковь есть Тело Христово, а голова Церкви Христос.

В каком смысле Церковь есть Тело Христово? Здесь уместна аналогия, которая имеет отношение к человеку. Как в теле человека находится душа, так и в церковном теле обитает Святой Дух. Церковь — Тело Христово. Но где же обитает Святой Дух? Вот часто чтобы объяснить человеку необходимость пребывания в храме, говорят о том, что храм есть место особое, место благодатного пребывания Божьего Духа. Но где пребывает Господь в храме? В иконах ли, пребывает ли в стенах, быть может в воздухе? Конечно, Господь вездесущ, и в тоже время Он вне этого мира, и пребывает неким необъяснимым образом везде, прикасаясь к этому миру в каждой его точке. Таким образом, храм, казалось бы, не должен отличаться ничем от любого другого пространства. Где же в храме пребывает Господь? Святой первомученик архидьякон Стефан, когда его судили иудеи, он преподал иудеям краткий пересказ всего того, что совершала Десница Божия в отношении израильского народа, начиная с Авраама, которого вывел Господь из Харрана, и заканчивая Соломоном, про которого Стефан сказал, что он создал Господу храм. И тут же добавил: «Но Бог не в рукотворенных храмах живет». Так где же живет Бог? Где живет Господь Святой Дух? Апостол Павел прямо на это отвечает: «Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?»(1 Кор. 3, 16).

Человек создан Богом, чтобы быть храмом Божиим. В человеческом сердце должна воссиять Пресвятая Троица, и именно человек есть самый совершенный, самый главный храм Божий, в котором Святой Дух хочет и желает жить. И мы все сами уже по дару крещения причастны этого Святаго Духа. Святой Дух действует в той или иной степени в каждом из нас, если он верен Церкви, исповедует Христа и старается жить по заповедям. Это очень важный момент, что Святый Дух действует не только в святых и в подвижниках, но в каждом из христиан, в каждом по мере его внутреннего очищения, в каждом по мере его самопожертвования и желания исполнять заповеди Божии. И по этой причине сегодняшняя Церковь не менее свята, чем Церковь первых веков христианства. Этот вывод, который часто мы не понимаем и пренебрегаем им. Мы судим современную нам Церковь. Мы если не вслух, но в сердце своем думаем, что сейчас какие-то вещи не так в ней происходят, что не те священники, быть может, не те епископы — какие-то из них, по крайней мере. Мы все с вами судим, тем сами не понимая, что своим судом в первую очередь согрешаем против этого догмата о святости Православной Апостольской Соборной Церкви. Церковь свята, и Святой Дух в ней по-прежнему управляет. Управлял и в советское время, управляет и сейчас. Во все времена святая Церковь не была еретической, и Святой Дух является в ней законным и всемогущим властителем. Отдельные люди могут противиться, могут в силу греховности своей воли противиться Духу Святому, но они не способны изменить по-настоящему курс церковного корабля.

Мы часто полагаем, что Святой Дух и Церковь, она как бы теплится в тех немногих святых подвижниках, в тех святых епископах, священниках, мирянах, которых очень малое число. На самом деле, хотя взгляд этот и благочестивый, но не верный. Святой Дух наполняет все церковное тело. Каждый из нас в даре крещения получает печать Святаго Духа. Только он находится в наших сердцах под спудом. Бог очень деликатен. Он не насилует нашу волю. Он предоставляет нам свободу, свободу действовать, как мы желаем. Если мы направляем свои действия по воле Божьей, то дар Святаго Духа в нас раскрывается, преображает нашу личность, наполняет ее Божьей благодатью. Если же мы противимся Духу Божию, живем по заповедям мира сего, то это сокровище христианского крещения пребывает в нас под спудом. Оно как бы зарыто в землю.

Вы помните, в притче о талантах обвиняется тот раб, который зарыл свой талант в землю, который не употребил его в дело. Одно из толкований — что это дар крещения. Что человек, который не живет по христианским заповедям, в то время как он получил крещение, зарыл талант в землю. Святой Дух не действует на него, хотя он пребывает рядом с ним. И вот мы должны постоянно с вами помнить о том, что мы живем в святой Церкви, в которой действует Святой Дух. Действует именно сейчас. Она свята не только потому, что она Апостольская, не только потому, что в ней священство от апостолов. Не потому что в ней содержится Священное Писание. Такое, какое было написано в первый век христианства. Но в ней до сих пор Святой Дух действует и влияет на всех людей. Именно поэтому Господь сказал: «Созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ей» (Мф. 16, 18).

В Церкви всегда останутся люди, которые будут правильно исполнять заповеди Божии. Церковь часто уподобляют кораблю, кораблю спасения, вокруг которого житейское море. И вот на корабле может быть очень много людей, предположим, тысяча людей. Но для того чтобы корабль благополучно шел своим курсом, и на нем все происходило как положено, необходимо быть может не тысяча людей, а сто людей, которые могут содержать этот корабль в святости и чистоте. И вот Господь Святой Дух всегда обладает этой возможностью, что даже если кто-то отдельно противится чему-то в Церкви, то все равно сохраняется ее святость и непорочность. И заповеди Божии и предписания, и церковные обычаи сохраняются неповрежденными в ней покуда она Православная Соборная Апостольская. Мы с вами часто пренебрегаем в сердце этой заповедью о святости и непорочности Церкви Божьей. Мы полагаем, что исповедуем тот лозунг, который прозвучал однажды в Евангелии о том, что не человек для субботы, а суббота для человека, считаем, что на основании этого можно опускать какие-то правила, можно пренебрегать какой-то церковной дисциплиной. Это весьма распространено сейчас. Люди смотрят, скажем, на греческую Церковь и говорят, что там люди причащаются и не надо исповедоваться для этого. Действительно в греческой Церкви есть такой обычай. Там люди причащаются без исповеди. Но это греческая Церковь. Каждая поместная Церковь содержит истину православной веры в полноте, но при этом каждая имеет свои национальные и исторические обычаи и особенности.

Мы не можем взирать на другой опыт и говорить, что вот там правильно, а у нас неправильно. Тем самым мы оскорбляем свою Церковь, оскорбляем матерь. Священно мученик Киприан Карфагенский говорил, что кому Церковь не мать, тому и Бог не отец. Если Церковь зовется матерью, то взирая на других матерей, говоря нашей матери родной, что вот там по-другому все устроено, что она чем-то отличается в лучшую сторону от нас, тем самым мы оскорбляем свою мать, оскорбляем свою собственную поместную Русскую Православную Церковь Когда мы не доверяем священству, не доверяем Патриарху, мы оскорбляем свою Церковь, оскорбляем, потому что в ней живет Святой Дух, потому что он в той или иной степени проявляется на Соборах, проявляется на Синоде, проявляется в пастырской деятельности пастырей Церкви, её священников, благочестивых мирян и мирянок.

Нарушается дисциплина современная Православной Церкви. Люди относятся пренебрежительно ко многим правилам при подготовке к причастию. Многие считают, что не нужно поститься три дня, другие считают, что не обязательно быть на вечерней службе. Приезжают в нашу обитель и говорят, что как же так, мы ехали, и это вменяется нам вместо вечерней службы. Но простите, представьте такую ситуацию, что вы отдыхаете на курорте в каком-то городе и приходите в отель и говорите: дайте нам скидку, дайте нам льготу. А за что вам дать ее? Ну как же, мы к вам приехали, мы совершили такой долгий путь, и вы просто обязаны дать нам скидку. Разумеется, на нас посмотрят соответствующим образом, и скидку мы не получим. Почему приезжая в монастырь, мы желаем, чтобы нам дали скидку. Ведь мы сами планируем свое путешествие, свое паломничество. Мы знаем, что есть такое церковное правило быть на вечерней службе, и в тоже время считаем, что мы заслужили некое снисхождение.

Действительно, ситуации бывают разные. Бывает так, что человек может получить снисхождение по ряду причин. Это может решать духовник, но это не должно становиться правилом. Святыня в церковной жизни заключается не только в знании божественных догматов, а именно в исполнении этих предписаний, церковных обычаев и традиций. Вот был в начале двадцатого века такой богослов, будущий священномученик Илларион Верейский. Вот тема его богословской деятельности заключалась в раскрытии догмата о Церкви. Он писал и утверждал, что главная беда России начала двадцатого века, которая привела ее к известным октябрьским событиям 17-го года, заключалась в том, что основная масса граждан Российского государства расцерковилась. Многие не верили во Христа, но они считали себя верующими. Более того, в тридцатых годах уже при другой власти большевики провели перепись населения. И большая половина людей, населявших тогда Россию, признали себя верующими людьми. И это после двадцати лет безбожной пропаганды. Разумеется, что проведи такой опрос еще до революции, это, наверное, 99% назвали бы себя верующими. Но как они веровали? Веровали многие без Церкви. Масса   расцерковленных людей считали Церковь не нужной, и считали Церковь посредником, в которой весьма образованные священники преподают людям истины, которые люди, казалось бы, и люди и сами знают. Знают из философии из чтения Священного Писания. Зачем, казалось бы, эта Церковь нужна, если мы и так имеем доступ к Богу в молитве? Ведь мы и так знаем правила Божии и церковные законы и заповеди. И вот это расцерковление стремительно привело к тому, что люди потеряли духовную силу, потеряли связь со Святым Духом, который живет преимущественно в Церкви и нигде еще.

Поэтому призываю вас хранить святыню Православной Церкви в своем сердце и никогда не забывать об этом, что Церковь матерь. Мать мы слушаемся в детстве, не спрашиваем, почему это так, почему ты велишь делать это. Так и Церковь мы должны слушаться. Хочу завершить словами блаженного Августина, жившего в четвертом веке по Рождеству Христову. Он говорил: Все можно иметь, можно иметь почести, можно иметь таинства, можно петь «аллилуия», можно говорить «аминь». Можно веровать в Отца и Сына и Святаго Духа, можно проповедовать эту веру. Но нигде, кроме Православной Церкви, нельзя иметь спасение. Спаси всех, Господи!

Иеромонах Димитрий (Волков)