Аудио-трансляция

Тог­да Гос­подь на­чи­на­ет яв­лять свою си­лу, ког­да уви­дит, что все че­ло­ве­чес­кие сред­ства к по­да­нию по­мо­щи нуж­да­ю­ще­му­ся в ней че­ло­ве­ку ис­то­ще­ны.

преп. Амвросий

Святителя Иоанна Златоустого архиепископа Константинопольского

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Сегодня мы поминаем память Святителя Господня — Иоанна Златоуста. Это великий учитель церкви — один из 3-х Вселенских учителей. Литургия его имени служится каждый день в церкви, за исключением некоторых дней Великого поста, когда служится Литургия Василия Великого.

Известный своим красноречием проповедник, пастырь, учитель церкви — Иоанн Златоуст — жил в IV веке по Рождестве Христовом. В самой ранней юности он возлюбил Христа и хотел уйти в монахи, но этого не получилось сделать до тех пор, пока жива была его матушка. После ее смерти он ушел на гору и жил в послушании у одного старца монаха, а потом притворился в пещере в течение двух лет: изучал там Священное Писание. Изучал зачастую практически не спя, находясь, пребывая в постоянном посту. Иоанн Златоуст изучил Священное Писание так, что потом свободно беседовал на любые темы из Священного Писания и, фактически не готовясь, толковал Евангелие, Апостолов, книги Ветхого Завета.

Современные исследователи подсчитали что в проповедях, беседах, письмах Иоанна Златоуста содержится порядка 11 тысяч цитат из Нового Завета и порядка 7-ми тысяч цитат из Ветхого Завета. Всех их он приводил по памяти, наизусть. Ибо Евангелие составляло всю его жизнь, пропитало его душу. Этот Евангельский дух он пронес во все время своей жизни, своего крестного пути.

Как известно, не долго патриаршествовал Иоанн Златоуст на своей кафедре — всего несколько лет, но как много он успел сделать. И, однако же, многие воспринимали его как человека заносчивого, раздражительного, высокомерного. Уже после изграния Иоанна Златоуста с кафедры, один из его недругов-епископов, говоря проповедь, говорит такие слова, что: «Даже если бы Иоанн Златоуст не совершал всех тех проступков, которые ему вменили на нечестивом Соборе, то за одно то, что он высокомерен и заносчив его следовало бы изгнать с кафедры». Так воспринимали Иоанна Златоуста многие его современники.

Это случилось с ним по слову Господню, который обращаясь к Своим апостолам сказал: «И будете ненавидимы всеми Имени Моего ради» (Мф. 10, 22). Господь не обещал Своим ученикам легкой жизни, Он не обещал им счастье на этой земле. Но более того, Он говорит эти странные слова, которые не вмещаются в нашем сознании, если мы по-настоящему задумаемся над ними: «И будете ненавидимы всеми Имени Моего ради». Неужели христианин, совершая добрые дела, живя добродетельно, любя других окружающих, не может надеяться на ответную любовь к себе людей.

Мы часто читаем описание подвижников благочестия, всяких старцев, которые любили весь мир и которых любил народ. И, действительно, Иоанн Златоуст очень почитал константинопольский народ, простой народ. И однако же, среди знатных вельмож, среди своих собратьев архиереев, он встречал зачастую глухое недовольство своим поведением, ропот на себя и открытую вражду.

Иоанн Златоуст был делателем Евангельских Заповедей. Он во все дни своей жизни жил исключительно сообразуясь с Евангелием, не идя на компромиссы с духом мира сего. Преподобный Иоанн Лествичник, живший в VI веке нашей эры, одно из определений монаха говорил такими словами: «Монах этот тот, кто во всех обстоятельствах своей жизни, во все время и везде руководствуется одним лишь Евангелием». Более того, монашество как таковое возникло вот из этой идеи — в полной мере исполнить в своей жизни, воплотить Евангельский идеал. Христиане уходили в пустыни, в отшельники, уходили в монастыри, чтобы иметь возможность невозбранно, без препятствий, среди подобных себе монахов, ревнителей благочестия, воплотить в своей жизни этот Евангельский идеал, т. к.сложно воплотить его в мирской жизни.

Как трудно было Иоанну Златоусту встречаться с самого начала своего патриаршества в Константинополе с негативной реакцией на его действия христиан, многих христиан. Ибо известно, что когда его осуждали на «Соборе у дуба», так называемом, многие из его клира, подчиненных ему священников, они свидетельствовали против него, они принесли на него свои обвинения. Даже монахи свидетельствовали против него, ибо он обличал их, говорил, что монахам не должно жить в частных жилищах, не должно появляться в общественных местах, монахи должны жить в монастырях, жить в посту и молитве.

И вот мы видим, что уже в то время многие монашествующие желали влиять на судьбу мира, желали величаться и жить не по-монашески. Он обличал вдов за роскошные одежды, за красивые наряды, за то, что посещают общественные бани, ведут легкомысленную жизнь. Наставлял таковых, советовал им выходить замуж, только бы не соблазнять людей, которые должны видеть во вдовах образец благочестия. Ибо как сказал апостол Павел: «Истинная вдовица должна пребывать в постах и молитве, а сластолюбивая заживо умерла» (1 Тим, 5, 5–6).

Иоанн Златоуст возбудил на себя гнев братьев архиереев тем, что урезал финансирование епископского дворца, в котором любили останавливаться епископы из других епархий, приезжая в Константинополь — центр империи, желая решить какие-то свои дела в Константинополе. Он направил деньги, сократив роскошные приемы, обильную трапезу, направил эти деньги на обустройство больниц, на построение новой богадельни с целым составом, набором поваров, врачей. Он продал мрамор, который был приготовлен для обустройства церкви (одной из церквей столицы) его прежним патриархом, предшественником Иоанна Златоуста. Он желал построить лепрозорий, чтобы там могли окончить свою жизнь прокаженные, он заступался за вдовиц.

В итоге он оказался немилостивым у царицы Евдоксии, которая в это время фактически правила империей. По началу он хвалил ее, хвалил за благочестие, за христианское поведение, за помощь церквям, но и она не избежала обличения, когда вздумала отобрать виноградник у бедной вдовы. Зайдя в ее сад она съела несколько виноградин и сослалась на некий закон, что, если императрица съест винограда, то имеет право забрать этот виноградник себе, а владельцу виноградника даровать компенсацию денежную, либо же равноценный участок в другом месте. И вот, вдовица пришла к Иоанну Златоусту и просила у него заступления. Иоанн Златоуст пошел во дворец к императрице, увещевал ее, укорял, а затем, когда она осталась на своем и стала враждовать против епископа, когда вместе со свитой она пришла на праздник Крестовоздвижения в церковь, то он затворил перед ней врата церкви. Один из ее слуг бросился с мечом на привратника, желая отворить эти врата силою, рука отнялась у него, иссохла, он был вынужден припасть к ногам Иоанна Златоуста, молить его о пощаде, каяться перед ним слезно и тогда рука снова стала целой и здравой. Опозоренная, униженная, оскорбленная императрица, затаив глухую обиду, ушла от церкви так и не войдя в один из самых известных православных праздников, оставшись за пределами церкви.

Такое дерзновение имел Иоанн Златоуст! Трудно представить себе, что кто-то мог повторить нечто подобное: кто-то мог затворить врата перед императором или каким-нибудь могущественным правителем, даже в наше время, — не пустить его в храм. Наверное, любой бы из нас, из множества епископов, священников, скорее бы увещевали эту бедную вдовицу и говорили ей, что: «Ну как же ты не понимаешь, ведь это императрица, это покровительница христиан, смирись перед ней, ведь каждая душа должна быть покорна властям». Наверное так каждый бы из нас говорил, не желая вступать с императрицей или с любым могущественным правителем в спор, не желая конфликта с ним, полагая, что это плохо отразится на всей церкви и на христианах. И однако же, Иоанн Златоуст все эти расчеты вменил ни во что, ибо всегда следовал одному Евангельскому духу.

Совершенно не случайно, что Иоанн Златоуст с самой своей юности прилежно изучал Священное Писание. Ибо Священное Писание, Евангелие — это та дверь, то окно в иной мир, через которое мы можем войти в него. Ибо как сказал Евангелист: «Бога никтоже виде нигдеже» (Ин. 1, 18). Бог невидим, непознаваем, мы знаем о Боге только то, что открыто нам о Нем. И самый вернейший источник, открывающий нам о Боге, Его жизнь, Его наставления, когда Он был во плоти на земле — это Евангелие!

Все святые прилежали к тщательному изучению Евангелия, ибо, как говорят современные врачи, человек это то, что он ест: ест мясо — становится агрессивным; ест растительную пищу — умиряется его дух и душа. Так же и с духовной пищей: что читает человек, на что обращает свое внимание, если делать это регулярно, то со временем именно это становится достоянием его души. Под действием Евангелия, от регулярного чтения, душа христианина постепенно меняется. Она воспринимает, вбирает в себя вот эти Евангельские советы, тот образ действий, который продемонстрировал Христос в Евангелие. Она напитывается вот этим духом.

Преподобный Серафим Саровский имел правилом каждую седмицу полностью прочитывать всех четырех Евангелистов и Апостола. Он говорил, что душа христианина должна как бы плавать в Евангелие, должна свободно вспоминать все заповеди, которые касаются нашей жизни. Христианин в своей повседневной жизни, сталкиваясь с какой-то ситуацией, должен быть настолько начитанным Евангелием, что Евангельские Заповеди, ситуации, то, как действовал Христос, должны сами всплывать в его душе, в его сознание. Если такое происходит с ним, то он, даже если не хочет, начинает руководствоваться Евангельским Духом в своей жизни.

Многие христиане сегодня, сталкиваясь со всей сложностью церковной и современной жизни, пытаясь найти какой-то компромисс между тем как жить по-христиански и по-мирски, они забывают о необходимости вот этого чтения и прилежного изучения Евангелия. Но именно с него все и начинается.

Преподобный Порфирий — иеросхимонах, живший в Киеве в XIX веке, однажды решил читать Евангелие за душу благоволившего его христианина. 40 дней он читал Евангелие за него и каждый раз поминал его. И вот, однажды в видении было явлено, что есть некое поле, покрытое тернием и вдруг с неба сходит огонь и пополяет все терние. И был ему голос, что: «это терние — это грехи той души, за которую ты читал Евангелие, а огонь — это вот само чтение Евангелие, которое попалило грехи вот этого человека, который благотворил тебе». Так сильно Евангельское Слово! Не случайно на погребении священников принято читать Евангелие. Все время пока тело священника находится в храме, его собратия или миряне, если священников не хватает, читают за него Евангелие.

Мы с вами должны постараться воплотить в своей жизни этот Евангельский идеал, мы с вами должны, по возможности, уподобиться Христу в этой жизни. Это главное наше делание! Все, что есть в церкви, все что мы делаем в ней, служит только одному — уподоблению Христу! А как можно уподобиться Христу, не зная Его, не зная, что Он делал, что Он говорил? Совершенно невозможно! Поэтому христианину вменяется в правило ежедневное чтение Евангелие, хотя бы по одной главе. На самом деле и этого не достаточно. Евангелие надо читать как можно больше, так же и Апостола, а потом и отдельные книги Ветхого Завета.

Только таким образом мы можем воспринять этот Дух, только таким образом Христос может вообразится в нас. Без этого все, что мы делаем, даже исповедуемся, причащаемся, оно словно остается чем-то частным, нет связующего материала, который связывает все наши действия, все наши поступки в церкви в нечто единое. Только стремление стать подобным Христу, проникновение души вот этим Духом Христовым Евангелия, способно направить наши шаги и сделать их цельными.

Поэтому церковь во все времена призывала христиан читать и поучаться в Евангелии. Бывает, что на исповедь приходит человек, который, вообщем-то, уже не первый месяц, даже может быть годы ходит в храм, оказывается, что он так и не удосужился прочесть Евангелие. Христианство такого человека сомнительно. Нет, он верует в Бога, конечно, конечно он чувствует Божию помощь, как-то по-своему молится. Но кому он молится? Как он может правильно молиться, как он может правильно понимать о своей жизни, о том, что он должен делать, если он даже не читал Евангелие, если он знает о Боге понаслышке, если он знает о Боге, исходя из каких-то собственных представлений.

Поэтому не будем оставлять, забывать это важнейшее делание в жизни христианина. Через Евангелие в душу обращается Свет Христов. Евангелие — это та дверь, которой является Сам Христос! Господь сказал: «Аз есмь дверь: Мною аще кто внидет, спасется, и внидет и изыдет, и пажить обрящет» (Ин. 10, 9). Евангелие — это дверь и окно в иной мир. Эта дверь и есть Христос, ибо само Евангелие изображает Христа во всей Его полноте, насколько это открыто для нашей жизни, для этого мира. Спаси всех Господь.

Иеромонах Димитрий (Волков)