Аудио-трансляция

Те­лес­ные под­ви­ги и тру­ды тре­бу­ют­ся толь­ко от креп­ких те­лом, не­мощ­ным же бо­лее по­лез­но сми­ре­ние со бла­го­да­ре­ни­ем. Сми­ре­ние мо­жет за­ме­нять тру­ды те­лес­ные, ко­то­рые без сми­ре­ния не при­но­сят ни­ка­кой поль­зы.

преп. Амвросий

Неделя 19-я по Пятидесятнице Память первомученицы равноапостольной Феклы

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Сегодня Евангелие возвестило нам о том, что Господь призывает Своих учеников. Как это делается? Поскольку народ со всех сторон теснил Иисуса, когда Он проповедовал на Генисаретском озере, Он увидел, что рядом стоят две лодки. И Он вошел в одну из них и попросил отплыть немного от берега, и учил оттуда народ. Когда Он закончил Свою проповедь, Он сказал хозяину этой лодки будущему апостолу Петру: отплыви на глубину и закинь свои сети для лова (Лук. 5, 1-4). Петр сначала несколько поворчал: мы всю ночь трудились и ничего не поймали. Но все же в конце концов смирился и сказал: но по слову Твоему закину сети (ст. 5).

Какое же смирение должен был иметь Петр, чтобы послушаться после длительной безуспешной ловли. Но он исполнил слово этого незнакомого для него этого Проповедника, и потом уже не мог вытащить свои сете из-за множества рыбы, так что даже сеть начала разрываться. Он вынужден был позвать другую лодку с будущими апостолами Иоанном и Иаковом, чтобы они помогли ему. И обе лодки наполнились рыбой настолько, что стали тонуть (ст. 6-7).

Обычное чудо Иисуса. Как мы привыкли к ним, читая о них день за днем в этой уютной и мудрой книге – в Новом Завете. Но когда-то это совершилось впервые, совершилось на глазах обычных людей, не ожидавших никакого, чуда в утренней дымке Генисаретского озера. Но разве не похож этот преизбыток лова на известные нам дары молитвы, дары благословения, которыми Господь отвечает на решимость человека довериться Богу: отплыви на глубину. Только сейчас мы можем по-настоящему увидеть двойной, более глубокий смысл этих слов Христа. Где твоя глубина, Петр, где твоя настоящая жизнь? В этом ночном безрезультативном труде, в желании поймать несколько рыбок? Для этого ты создан? Оставь свою суету; глубже, глубже закидывай свои сети.

Так и мы зачастую пытаемся в ночи своей тварности поймать какие-то божественные смыслы, закидываем сети своего ума, своего сердца. Но зачастую лов наш абсолютно не приносит ничего. Но вот приходит истинный Свет, сшедший с небес, и наши сети переполняются и разрываются, наши лодки отягощаются и начинают тонуть, потому что божественные дары человеку, внимающему Ему, они неисчислимы, они не могут вместиться в творение.

Петр повинуется слову незнакомого Учителя и получает взамен обилие милости – чудесный улов. Но разве рыболовы, получившие такой улов, пользуются им? Разве в их сердце есть место радости о том, что вот поймали и теперь продадим столько рыбы? Нет. Они бросают весь этот улов, бросают свои сети, бросают свои лодки, кормившие их множество лет, бросают все, что составляло прежде смысл их существования. Зачем? Чтобы идти за Светом, Который открылся ныне, от тьмы невидения в свет Божьего бытия, в реальность чуда. Вот зачем нужен чудесный улов, чтобы уловить неводом веры души свидетелей этого чуда. И все чудесные исцеления Христа, все воскресения, Им совершенные, делаются вовсе не для того, чтобы возвратить некоему человеку зрение или возможность ходить. Хотя и это уже само по себе замечательно, но в первую очередь, чтобы прозрели сердца, чтобы сердце человека способно стало узреть свет божественного соприсутствия, рождающий изнутри свет истины. За какие-то мгновения все изменяется в сердце и уме озабоченного своим рыболовным занятием человека. Свет пришел в мир, чтобы невидящие стали видеть (см. Ин. 12, 46). Христос приходит как научающий свет, который не просто разгоняет какую-то темноту и непонимание каких-то тайн, заключенных в Священном Писании, но свет, который несет в себе истинную тайну, которая, несмотря на то, что она превосходит всякое понимание человека, способна изобильно напитать его, согреть всякого, кто обратится к ней. Приходит не только как посторонний идеал нравственного совершенства, противостоящий тьме греха, но как свет, действующий непосредственно в сердце, свет, своей энергией обновляющий изнутри всего человека. Ведь чудо только толчок, только повод увидеть.

Свет воссиял не просто перед Петром, но внутри него. Это не рыбки, которые извне заплыли в сети, и их вытащили. А свет, который проник внутрь самой сущности Петра. И именно явление этой божественной силы обличило бывшую в нем нечистоту. Не будем думать, что Петр был какой-то закоренелый грешник, иначе нам об этом бы обязательно сообщило Евангелие. Ведь это так важно для понимания этой ситуации. Нет, он был обычный, может быть даже довольно-таки благоговейный человек. Но, как и всякий человек, который сталкивается с явлением небесной чистоты, несомненно видит себя совершенно иным, совершенно не таким, каким он привык видеть себя раньше. Петр, увидев себя при свете Христа, ужаснулся. И падши к коленам Иисусовым он произнес: Выйди от меня, Господин, потому что я человек греха (Лук. 5, 8). Что слышим мы? Отталкивание? Просьбу уйти? Нет, это глубочайшее переживание праведности явившегося света, попытка уберечь этот свет от нечистого увиделось вдруг ему в своем сердце. Он просит Господа уйти, но не как испугавшиеся за своих погибших свиней жители Гадаринской страны, которые не хотят расстаться со своим грехом, со своим свинским житием. Но он просит уйти, и это прошение на самом деле призыв.

А Христу уже открылась эта душа, и Он говорит ему: «Не бойся» (ст. 10). Не бойся видеть себя таким, не бойся видеть себя исполненным нечистоты, потому что само это зрение это великая милость Божия, это есть очи Божии, устремленные внутрь тебя, которыми ты вдруг на мгновение стал видеть. Да, страшно от видения своих грехов. Но не грех преграждает путь к Богу, а незнание того, что он есть, оправдание его внутри себя. Не бойся, грех это не та твердыня, которую не может сокрушить божественный свет, когда ты примешь его в свою душу. Не бойся, ты не один стоишь перед несокрушимостью своих греховных привычек, перед злым наследием своей прежней жизни. Господь рядом. И Тот, Кто наполнил сети одним Своим словом, Он наполнит и твою душу решимостью. Ты трудился среди ночи, но ничего не поймал, ничего не добился. Но Господь видит твое желание, Он призывает тебя трудиться вместе с Собой.

Бывает, в комнату через окно упадет яркий солнечный луч. И сразу видно в этом луче миллионы кружащихся пылинок. Пока не было света, не была видна эта пыль. А проник луч и высветил все не явное, но присутствующее несовершенство. Луч света проникает и в не зашторенную комнату нашей души. Там много тайн, невидимых для глаза, в которых человек стыдится признаться зачастую даже себе. Но в свете Христа мы видим все пропасти своего эгоизма, все пустыни своей нелюбви, все заросли греховных терний, все наросты сластолюбий и пучины самоволий. Как мы стоим, как мы отворачиваемся от Бога, скрываясь, кутаясь от Его взгляда в обрывки своих оправданий! Что мы скрываем свою суетную, безрадостную, такую неглубокую жизнь? Хочется скрыться от самих себя, хочется посчитать весь этот ужас каким-то миражем, привидением. Кто-то придумал однажды, что страус в минуты опасности прячет свою голову в песок. Но люди, которые знают жизнь саванны, говорят, что так никогда не бывает. Потому что иначе давно бы ни одного страуса уже не осталось в живых, их бы уже съели дикие хищники. Но люди почему-то охотно верят в эту сказку, в эту притчу. Наверное потому, что человеку, воспитанному без той ответственности, которую несет в себе Евангелие, в момент обличения действительно хочется закрыть глаза, хочется сделать вид, что ничего не произошло, сунуть голову свою в мысленный мешок незнания бытия. Ведь действительно видеть себя грешным очень тяжело.

Но Господь говорит: «Не бойся». Потому что благодать, которую Он дает человеку, делает его иным. Свет не только выявляет, свет Божий очищает. Он делает в душе влажную уборку, очищая ее от всякой пыли. Почему Иисус зовет Петра? Он говорит: «отныне будешь ловить человеков». И зная уже заранее выбор его души, Господь не просто предрекает ему очищение от греха и даже не просто ученичество, но больше. Потому что человек, увидевший свой грех, отрекшийся от рабства ему, уже сам может уловлять других в сеть спасения. Апостол Павел пишет: «Бог избрал не мудрое мира, чтобы посрамить мудрых, немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее» (1Кор. 1, 27-28). Вот какая удивительная тайна. Господь хочет действовать Своей силой через наше человеческое бессилие, через нашу немощь. И сегодня мы слышали в апостольском чтении, как Бог возвестил Павлу, Своему апостолу: «Сила Моя в немощи совершается» (2Кор. 12, 9).

С небес пришел небесный Ловчий, закинул Свою сеть в людское море. Кого избрать? Кто нужен Господу? Кто не самый умный, не самый образованный, самый знатный. Если не они, то кто же? Господь устами пророка Исайи говорит: «На кого воззрю, только на кроткого и смиренного, трепещущего словес Моих» (Ис. 66, 2). Значит Господу нужен самый боящийся Бога, а значит самый верный. А тайны премудрости, тайны благородства, тайны всего, что может вместить человек, дадутся этой верности в изобилии, как превосходящей все. Чудесный улов. И Господь находит вот такового среди простых рыбаков в момент его неудачи, в момент бессилия. И этот распутывающий пустые сети простой мужик станет духовным львом. Он станет титаном, в руки любви которого Господь вверит Свою еще неокрепшую, еще только начинающую формироваться Церковь. Войдя в лодку Петра, Господь уже знал, на какую глубину Он его зовет. Это глубина креста. Но путь от Генисаретского озера до Голгофы, до распятия, до смерти каждого апостола это не просто путь, усеянный шипами, скорбями и многоразличными бедами. Это путь со Христом в Его силе, в Его благодати, в Его свете. Но свет, можно сказать, действует… этот образ света он лучше применим к действию того, что происходит в нашем уме, в нашем сознании. А в сердце, наверное, лучше подойдет образ огня, пламени, которое воспламеняется внутри и пожигает не только всякую нечистоту, но и согревает сердце настолько, что человек может претерпеть абсолютно все, вынести весь холод мрачный, вселенный, потому что с ним Творец этой вселенной.

Это очень наглядно видно в житии одной святой, память которой мы сегодня совершаем – святой Феклы. Справедливости ради надо признать, что, несмотря на эти удивительные титулы: «равноапостольная», «первомученица», ее жизнь почти полностью затерлась в сознании современных христиан. Между тем Фекла это огненный столб от земли на небо. Постараемся коснуться хотя бы отдельных каких-то кратких черт ее жизни. Услышав в Иконии проповедь апостола Павла, ее сердце загорелось вот этим огнем любви Христовой. И он потом никогда не оскудевал в ней. Чтобы побыть у ног своего учителя, которого в очередной раз бросили в темницу за его проповедь, она снимает с себя, совершенно не думая, многоценное ожерелье и отдает темничному стражу. Но удивительнее даже не это.

Павел проповедовал девство, но оно было абсолютно не принято для девиц. Мы это не очень осознаем. Девство мог избрать какой-нибудь философ, для того чтобы предаваться своим размышлениям. Но роль девицы в том обществе была абсолютно однозначна. Она должна была выходить замуж, утешать своего супруга, рожать ему детей. Тем более, что Фекла была обручена за самого знатного юношу того города. И познав Христа через проповедь Павла, Фекла решилась хранить целомудрие для своего небесного Жениха. Она очень много претерпела и от своего обрученного жениха земного, и от своей матери, которая нещадно ее била, морила голодом и прочее. Но, в конце концов, терпение матери не выдержало, и она пошла к правителю этого города Иконии и потребовала, чтобы Феклу сожгли вместе с этим проповедником девства, который развратил эту девицу, сбил ее с толку. Правитель города, сев на судилище, все внимательно рассмотрев, произнес такой приговор: Павла он отпустил, повелел его бить и выгнать из города, потому что за какие-то там убеждения, за проповеди не стоило сжигать на костре. Но Феклу он присудил действительно к сожжению. Почему? А зачем жить девице, которая не хочет вступать в брак и рожать детей? Это ни у кого не вызвало какого-то смущения, осуждения. Все сочли этот приговор абсолютно правильным. И когда разложили костер, подожгли дрова, Фекла не чувствовали никакого жжения, потому что в сердце у нее горел этот огонь любви Христовой. И Господь Сам явился. Пришел к ней как к трем отрокам ангел среди огня, предстал, и она увидела Его. Но что удивительно, Христос принимал то Свой облик, то облик ее учителя апостола Павла. И хлынут такой страшный ливень, который не только погасил огонь, но и испугал очень сильно всех жителей, которые тут же разбежались.

А Фекла пошла искать своего изгнанного из города учителя Павла и путешествовала с ним очень длительное время. И когда они пришли в Антиохию, правитель этого города прельстился вновь красотой Феклы и вновь стал добиваться, чтобы она стала его супругой. И опять он решил казнить ее за этот отказ по той же самой причине – абсурдно жить в девстве столь красивой девице. Понимаете, это сейчас является для нас каким-то абсурдом, но тогда это было нормой. И теперь на ученицу Христову выпустили диких зверей. Они не только не тронули ее, но даже одна львица легла к ее ногам и стала лизать их. Потом Феклу решили разорвать с помощью двух быков. Но быки не трогались с места даже тогда, когда их жгли раскаленным железом. А потом, когда они все-таки сдвинулись, веревки разорвались сами собой. Свидетели были в ужасе от увиденного. Одни прославляли Бога Феклы, другие считали ее волшебницей, а правитель, расспросив еще раз о причинах таковых чудес, услышал от нее: я просто раба Божия. И он издал такой удивительный указ: Феклу, рабу Божию, отпустить.

До Феклы еще никого из учеников Христовых не пытались сжечь, еще никого не скармливали разъяренным зверям. Все это было впервые. Впервые языческий мир ополчился на девство, принесенное как жертву Христу. Это потом жития святых мучеников наполнятся рассказами. Поэтому Церковь прославляет Феклу как первомученицу. Ей посвящали свои проповеди и удивлялись многие святые отцы: Златоуст, Иосиф Медиоланский, Епифаний Кипрский, но описание ее жития кончается случаем из ее юности, когда она, проповедуя Христа в Сирии, исцеляла там словом, именем Христовым очень многих людей. И врачи окрестные решили отнять у нее девство, потому что именно в нем они видели те дары Артемиды, как они думали, которые богиня языческая подает этой чудотворице. И они наняли развращенных юношей. Когда Фекла увидела их намерения, она убежала от них в горы. Но долго, естественно, она бежать не могла, и скала расступилась перед ней и закрылась, спрятав в себе подлинную ученицу Христову.

На самом деле Фекла прожила более девяноста лет. Она проповедовала Христа, она исцеляла Его именем, она крестила все окрестные народы. И в Сирии до сих пор Фекла стоит сразу после Божьей Матери впереди всех других апостолов, многие из которых которые тоже проповедовали в Сирии. Но Фекла для Сирии значит гораздо больше. На ее месте подвигов среди диких скал находится монастырь Маалюля, который в недавнее время был сильно разрушен нынешними противниками Христа.

Вот такое удивительное житие, такая удивительная, исполненная непрестанного чуда жизнь, – пример для нас, пример этого огня, вселившегося в бренное немощное человеческое сердце.

Аминь. 

Игумен Филипп (Перцев)