Аудио-трансляция

До­воль­но бу­дет и то­го, ес­ли по­за­бо­ти­тесь вос­пи­тать де­тей сво­их в стра­хе Бо­жи­ем, вну­шить им пра­вос­лав­ное по­ня­тие и бла­го­на­ме­рен­ны­ми нас­тав­ле­ни­я­ми ог­ра­дить их от по­ня­тий, чуж­дых Пра­во­слав­ной Церк­ви. Что бла­гое по­се­ете в ду­шах сво­их де­тей в их юнос­ти, то мо­жет пос­ле про­зяб­нуть в серд­цах их, ког­да они при­дут в зре­лое му­же­ст­во, пос­ле горь­ких школь­ных и сов­ре­мен­ных ис­пы­та­ний, ко­то­ры­ми не­ред­ко об­ла­мы­ва­ют­ся вет­ви бла­го­го до­маш­не­го хрис­ти­а­нс­ко­го вос­пи­та­ния.

преп. Амвросий

Неделя 21-я по Пятидесятнице Память святых отцев VII Вселенского собора

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Братья и сестры, сегодня в Евангелии мы слышали, как Господь приходит в маленький город Наин, который расположен рядом с Капернаумом (Лук. 7, 11). За Христом идет большая процессия народа, желающего слышать Его учение. И при входе в город они сталкиваются с другой процессией – с похоронной. Умер единородный сын у вдовы. И множество жителей идет вместе с ней, чтобы утешить ее, чтобы погребсти этого юношу. Христос умилосердился, и говорит этой вдове: «Не плачи» (ст. 13). Какой реализм Евангелия, как удивительны эти слова «не плачи». Сколько в них заключено смысла. Все в действиях Христа, в Его словах не эффектно, не броско, но исполнено удивительной силы. И после этих слов Христос говорит юноше: «Юноша, тебе говорю. Восстань» (ст. 14). Юноша словно от сна пробуждается от вечной смерти, открывает глаза. Такая радость постигает вдову и жителей этого города, которые пришли сострадать ей.

Игумен Филипп

В современном мире, который стремиться к наслаждению, все больше и больше всякая скорбь становится нежелательной. А в западной Европе во многих странах вообще похороны практически не совершаются уже. Человек умер, и он просто исчезает из жизни, из того коллектива, в котором он работал, из семьи. О нем почти ничего не говорят. И даже похорон как таковых не совершается. Это неприятно думать о смерти. И человек старается вычеркнуть это из своей жизни. На самом деле смерть – это великий учитель. И те, кто пришел вместе с наинской вдовой принять участие в погребении ее сына, они пришли поучиться этой смерти. И вот какой подарок они получили – оживление, чудо, которое они не могли предположить. Василий Великий в свое время посетил Афины, где прошла его юность, где он учился философии, и посетил, в том числе и это училище свое. И его учитель философии, который преподавал еще в то время, попросил Василия сказать несколько слов учащимся. А естественно среди учеников этой философской школы было много язычников. И вот что говорит Василий Великий. Он задал им один вопрос: есть ли критерий в мире для того, чтобы оценить каждую вещь, каждое слово человеческое на этой земле? Ученики безмолвствовали. А Василий Великий сам ответил на свой вопрос. Он сказал: это смерть. Перед лицом смерти по-настоящему становится видным, что есть что. Каждое дело, каждое слово получает свой вес или наоборот обесценивается. Но кроме смерти телесной мы знаем, что существует еще смерть вечная. Господь говорит в Евангелии: «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может (по разлучении души) и душу и тело погубить в геенне» (Мф. 10, 28).

И вот мы сегодня вспоминаем память отцов седьмого Вселенского Собора. Что это был за Собор? Этот Собор был созван после многих лет господства в Византийской империи ереси иконоборчества, когда многие почитающие иконы, почитающие образ Христов, образ Божьей Матери, почитающие мощи святых, были убиваемы, бросаемые в ссылки, в тюрьмы. Там они мучимы были голодом, жаждой, подвергаемы различными пытками. Неужели так важно, поклоняемся мы иконам или не поклоняемся? Казалось бы, вопрос такой второстепенный. На самом деле еретики, которые утверждали, что иконам поклоняться нельзя, были не какие-то злобные люди, как мы себе представляем еретиков при одном упоминании этого слова. Нет, это были обычные епископы, богословы, люди вполне нормальные. И они приводили доводы из Священного Писания, из Ветхого Завета запрет Моисея поклоняться идолам, кумирам. Из Нового Завета они говорили, что Господь учил, что люди будут поклоняться духом и истиной. Господь таковых учеников ищет, поклоняющихся Ему духом и истиной. Их богословие было довольно-таки разработано. Хотя ересь пошла от императоров, от власти царской, но огромное количество епископов было заражено этой ересью. Иконы уничтожались в огромных количествах, сжигались, фрески в храмах сбивались. Оставался один только крест для почитания. Его еретики пока не трогали.

И вот через много лет собрались противники этой ереси и осудили ее, четко разработали на седьмом Вселенском Соборе основы богопоклонения. Раз Христос явился во плоти, значит это уже не тот Бог невидимый и непостижимый, Который являлся в Ветхом Завете. Это Бог, Который явился в лице Христа, Который ходил, Который воскрешал людей, Который исцелял их болезни и был видим. И поэтому Его образ может иметь поклонение. Человек не может быть без поклонения. Даже если у него отнять образ Христа, образ истинного Бога, он все равно будет поклоняться идолам, поклоняться своим страстям, поклоняться бесам, которые внушают ему страх, силам природы. И поэтому вот эта борьба за истину она как бы одна. Многие из тех отцов, которые свидетельствовали об истине на седьмом Вселенском Соборе, впоследствии пострадали, потому что прошло чуть больше двадцати лет, и вновь престол Византийской империи занял император иконоборец. И опять начались гонения, опять начались ссылки, пытки, смерть.

Вот человек и стоит перед лицом смерти, стоит перед этим порогом. Но смерть ведь не просто подведение итогов. Смерть это еще и новое рождение, переход души в вечное бытие, точнее, в иную форму бытия, где она будет существовать уже без тела. И это бытие является такой взрослостью души, а жизнь на земле лишь детство, подготовка к той жизни, настоящей жизни. Поэтому вот эта смерть телесная, с которой встречается всякий человек, она должна быть для нас вратами в Царство Христово, а не вратами в ад. Мы должны понимать, что самое главное это общение со Христом, с Его истиной, надмение гордого ума, которым враг прельщает человека, создает даже в внутри Церкви различные ереси и уклонения. И тех, кто уже призван Христом к служению Себе, обольщает, заставляет работать себе, делает добычей ада.

Мы должны понимать, что все это, к сожалению, присутствует у нас. Мы должны молиться Господу, чтобы Он укрепил нас, укрепил в стоянии в истине, в подражании тем отцам, память которых мы ныне совершаем. И каждый день Церковь православная совершает память множества мучеников, святителей, исповедников истины Христовой.

Аминь.

Игумен Филипп (Перцев)