Аудио-трансляция

Мо­лит­ву Ии­су­со­ву про­из­но­си про­тив блуд­ных ис­ку­ше­ний, а в гнев­ных ис­ку­ше­ни­ях мо­лись за то­го, на ко­го скор­бишь: „Спа­си, Гос­по­ди, и по­ми­луй та­кую-то и ее свя­ты­ми мо­лит­ва­ми по­мо­зи мне ока­ян­ной и греш­ной".

преп. Амвросий

Неделя 26-я по Пятидесятнице 

Учитель благий! Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? (Лк. 18, 18). Этот вопрос задает себе бабушка, продающая свечки в храме. Об этом думает школьник, опаздывающий в школу и поправляющий крестик на шее. К этому направлены мысли священника в алтаре… Ответ на этот наиважнейший и архисложный вопрос ищут миллионы людей во всем мире.

Задаем этот вопрос вместе с нынешним евангельским человеком и мы, люди XXI века: «что нам делать, чтобы наследовать жизнь вечную?».

В нашей жизни возникает очень много вопросов. Где достать денег? Куда устроиться на работу? Как найти жениха или невесту? В какое место поехать отдыхать? Все это вопросы, касающиеся земной жизни человека.

Но есть другие метафизические вопросы. Их Достоевский называл «проклятыми», то есть очень сложными, глубокими, сущностными. Что такое жизнь и что такое смерть? Что такое бессмертие? Вечность? Свет и тьма? Боль, страдание, любовь? Кто такие Бог и диавол? Сегодняшний вопрос относится к этим вечным вопросам. И человек должен дорасти до него. Выстрадать, вымолить, выболеть своим сердцем!

Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? И мы так же, как и сегодняшний евангельский человек, прекрасно знаем ответ. Ну, как же! «Не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, почитай отца твоего и матерь твою…» (Лк. 18, 20). И причем, этот юноша не был подослан фарисеями, которые посылали «лаятелей», лукавых людей, притворяющихся благочестивыми, чтобы как-то в слове уловить Христа. И даже его ответ: «все это я сохранил от юности моей» (Лк. 18, 21) – был искренним и добродушным, не фарисейской лицемерной похвальбой. И поэтому евангелист тонко подметил: «Иисус, взглянув на него, полюбил его» (Мк. 10, 21).

Из глубины этой Божественной любви раздается призыв, который говорит о необходимости решительного шага: «Еще одного не достает тебе: все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, следуй за Мной» (Лк. 18, 22). Да, ты останешься без крова, но обретешь чертоги царские в раю! Раздашь все до копейки, но тебя ждет сокровище Небесное! Не земные миллионы, а вечное Божественное райское богатство. Труден этот шаг. Радикален. По человеческой логике почти не возможен. «Он же, услышав сие, опечалился, потому что был очень богат. Иисус, видя, что он опечалился, сказал: как трудно имущим богатство войти в Царствие Божие. Ибо удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие!» (Лк. 18, 23-25).

«Представьте себе, – размышляет Николай Сербский, – что огромный корабль начинает тонуть в глубине морской. Что происходит с путниками? Один хватается за доску, другой пытается плыть... А кто-то сбрасывает с корабля шлюпку и пытается перенести в нее как можно больше богатства. Кто из них в наибольшей опасности? Разумеется, последний! Увидев ящики с вином, он перенесет их в шлюпку. Мясо, рыба, серебряная посуда, бархатные диваны, ковры, смычки и свирели. Как без этого обойтись? Шлюпка перегружена, а он все таскает и таскает какие-то вещи. Но вот наступает критический момент: шлюпка тонет и несчастный пассажир вместе с ней!»

А далее святитель Николай говорит нечто очень важное: «Многие живут с ложными убеждениями, что мир – разбитый корабль, без капитана и без руля. И надо успеть перетащить в шлюпку как можно больше. Но капитан наш Господь Иисус Христос рядом! Он протягивает руку утопающим. Ничего не имеющие, плывущие с пустыми руками, первыми откликаются и хватаются за Его спасительную Десницу. Но те, кто нагрузил свои шлюпки, не могут протянуть руку навстречу Богу. Их руки и сердца заняты барахлом!».

Но неужели среди нас, стоящих сегодня в этом храме, так много богатых? А если и найдется пара человек, неужели им нужно у ворот Оптиной вывернуть карманы, выбросить телефон и стать отшельником в ближайшем лесу? Богатство – это все, что мешает идти за Христом! Это наше самолюбование. Все наши привязанности, пристрастия. Для кого-то его способности, которые тоже ниспосланы Небом, становятся сокровищем. Для кого-то успехи в спорте становятся идолом. И искусство, когда оно становится страстью, превращается в кумира и мешает искать Бога. А кто-то свои разрушающие мозг наркотические путешествия считает высшим приобретением. Кто-то поклоняется науке, как богу и ждет только от нее спасения. Бывает так, что и здоровье превращается в сокровище, и человек от каждого своего чиха впадает в панику, а если где-то кольнуло – в проблему и беду.

«Где сокровище ваше, там и сердце ваше!» Можно иметь миллионы, как чайный магнат Сергей Перлов, на чьи деньги построен Шамординский монастырь при старце Амвросии, и спасаться. А можно погибать, зажав пятак в кулаке. «Не богатство беда, – говорит святитель Феофан Затворник, – а упование на него и пристрастие к нему». Страшно, когда не имение принадлежит тебе, а ты ему. Когда ты схватился зубами и руками за все земное – за бутылку, за свои экзотические путешествия по миру, за свой гардероб с сотнями платьев и башмаков. За свою репутацию и успех. За свою уходящую молодость...

«Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие» (Лк. 18, 25). «Верблюдом» называли толстый канат, которым к пристани привязывают корабли, чтобы их не унес ветер. Легче канат продеть в иголку, чем не в Бога богатеющему войти в Небесные обители.

Для нас, верующих людей, есть и еще одна опасность и западня. Такая же, как у сегодняшнего юноши. Он был богат еще тем, что чувствовал, что он – праведник, почти святой, что он выполнил все заповеди Божии. «Все это сохранил я от юности моей» (Лк. 18, 21). Мы тоже можем быть богатыми тем, что делает нас чванливыми, самодостаточными, всем тем, что выкрашивает нас в бронзовый цвет пьедестала. А Евангелие говорит нам о другом – о нищете духа. Какие бы мы добродетели ни сохранили от юности своей, какую бы праведность в старости ни стяжали – мы вечные должники перед Богом!

Одна корреспондентка святителя Игнатия недоумевала, что, несмотря на строгую жизнь, на подробную исповедь, на внимательную молитву, она вышла пустой и безрадостной из храма. «Это потому произошло, – ответил ей святитель, – что ты думала рассчитаться с Богом сразу со всеми долгами, в то время как твои долги – неоплатные!»

«Кто же может спастись?» – спрашиваем и мы сегодня, как люди из толпы, окружающей Христа. Кто? И слышим ответ: «Невозможное человеком возможно Богу!». Это Господь утешает нас. Главное, чтобы мы были готовы поступиться своим сокровищем, притаившемся в самой глубине нашего сердца! Тем обманчивым земным блеском, который может оказаться канатом, не способным войти в тесные игольные уши. И чтобы главным, самым важным вопросом нашей души было не где достать, куда поехать, чем еще приукрасить свою жизнь, а сегодняшние евангельские слова: «Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» Аминь.

Игумен Тихон (Борисов)