Аудио-трансляция

Не­из­ле­чи­мые бо­лез­ни долж­но ле­чить с ве­рою, при­бе­гать к Бо­гу и угод­ни­кам Его, а ког­да не по­лу­чит кто ис­це­ле­ния, то, вид­но, на­доб­но нес­ти сей крест, пос­лан­ный на спа­се­ние ду­ши его.

преп. Макарий

Неделя 35-я по Пятидесятнице

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Сегодня, дорогие отцы, братья и сестры, мы с вами слышали евангельский отрывок о некоем богаче, который приступил к Иисусу, вопрошая Его: «Учитель благий! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» (Мк. 10, 17)

Этот человек был богат и знатен, как говорит Евангелие. Но вот, несмотря на это бремя власти и имущества, тем не менее, в нем сохраняется искра правды, желание исполнения воли Божьей. И он приступает к Иисусу, желая узнать у Него что-то сокровенное, как наследовать жизнь вечную. Он знает Священное Писание, он исполняет его. И вот Господь говорит ему: «Никто не благ, как только один Бог» (ст. 18), указывая ему на то, что знаешь ли Ты Меня как Бога, называя Меня благим, что ты имеешь в виду? Веруешь ли в то, что Я есть Мессия, Христос и Создатель мира? Но очевидно этот человек этого не понимает. Он говорит ему: «Знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, почитай отца твоего и мать» (ст. 19). Этот богач говорит: «Все это сохранил я от юности моей». Казалось бы, для нас такие простые и понятные слова. Но в современном мире, казалось бы, все это безвозвратно попрано. Прелюбодейство стало нормой общественной морали, лишь пуритански скрываемой за этим лицемерием, а порой уже и не скрываемой. И это становится повседневным и повсеместным.

«Не убий» (см. Исх. 20, 13) – и эта заповедь как никакая попирается везде и всегда. И не только войны, расправы и эти мордобои, которые становятся тоже символом современной вселенной, когда это смакуется, обсуждается, когда люди калечат друг друга фактически, проецируя и прогрессируя агрессию собственную на других людей, заражая этой агрессией весь окружающий мир. Но мы хвалимся этим, мы этим гордимся. Это наше как будто национальное достояние. Это не плохо защищать свое Отечество, не плохо постоять за слабого. Но никогда это не может стать нормой и каким-то жизненным кредо. Ненормально, когда люди калечат друг друга за деньги на потеху толпе. Это есть извращение, и никак иначе это назвать нельзя. Но мы этим гордимся. Миллионы людей делают аборты современных женщин. И это тоже есть убийство, убийство собственной нации, убийство своей собственной души, убийство своего народа, погибель своей державы и своей страны. Да, нам хочется жить лучше, нам хочется жить комфортнее, хочется жить удобно и легко, потому что материнство – это тяжкий крест, крест, требующий огромного самоотвержения, колоссальный усилий воли, постоянного умирания и отдавания себя, когда многодетная мать измождена просто физически, истощена нервно, истощена от бессонных ночей. И не позавидуешь такому человеку. Но не случайно апостол говорит: жена «спасется чадородия ради, если пребудет в вере и любви» (1Тим. 2, 15). Но никто не хочет нести этот крест, потому что крест – это тяжело. А нам хочется жить легко и удобно. Но широк путь, ведущий в погибель, и много идущих им, говорит Христос. И лишь тесные узкие врата вводят в жизнь вечную. Подвизайтесь внити сквозь узкие врата, говорит Господь, и никаким иным путем человек пройти в Царство Божие не сможет.

«Не кради» (см. Исх. 20, 15) – и это как будто бы стало нормально и повсеместно. Воруют все и везде. Все уже приготовились зарабатывать деньги любыми нетрудовыми доходами. Откаты и распилы, взятки и какие-то подарки – все это тоже стало повсеместной нормой, словно бы эту заповедь Господь никогда не давал – «не кради». Как же можно не красть, когда только так и можно зарабатывать деньги любыми всевозможными способами и в медицине, и в образовании, и в сфере каких-то услуг, не говоря уже о чиновниках в государственном аппарате. Это позор современных людей, но это стало нормой. В этом страшном мире мы с вами живем, когда попирается все абсолютно. Не говоря уже о лжесвидетельстве, когда и в церкви порой мы с легкостью навешиваем какие-то ярлыки. Мы заведомо говорим откровенную ложь, желая по какому-то непонятному движению своего сердца, в котором очевидно живет та или иная страсть, что-то зудит в нас сделать кому-то зло. И понимая, что мы разрушаем жизнь другого человека, Господь спросит с нас, что мы так грубо, цинично, лукаво и вероломно порой вторгаемся в жизнь другого человека, совершенно не думая о последствиях, говоря с легкостью какие-то слова о ком-то, чего мы не знаем достоверно, то, что является плодом какого-то нашего богатого воображения и бурной фантазии, все это представляя как истину, как нам кажется.

Давайте проверять то, что мы говорим и что мы думаем. Какие мы выводы делаем и на основании чего. Как легко мы порой говорим клевету, оклеветывая человека и, не дай Бог, заведомо клевеща. И все это становится также нормально, если нужно пройти по головам к цели, которая есть власть или деньги, какая-то карьера на работе, где подчиненные подсиживают друг друга, выслуживаясь перед начальством. И все это чудовищно и страшно, потому что мы живем в этом мире. И это становится как будто бы нормально. И на приходах порой, и в Церкви Христовой, и в монастырях мы видим такие же вещи.

Так вот, этот человек говорит, что все это я сохранил от юности моей (Мк. 10, 20). Странно слышать эти слова, потому что если бы он заглянул внутрь себя, если бы он по-настоящему рассмотрел свою жизнь, если бы в нем была бы хотя бы капля любви ко Христу, он бы сказал: все это я не сохранил от юности моей, хотя я и имею искреннее желание жить так. Человек, говорящий так, не способен по-настоящему любить Христа. Он не знает ни себя, ни окружающий его мир. Это есть фантазия, иллюзия, в которой человек находится, пребывая в ней и мечтая о том, что он что-то исполняет, хотя исполняет лишь примитивно внешне, совершенно не проникая в глубину. Но Господь, желая вразумить его, показать ему путь совершеннейший, и показать ему, что то, что он исполняет, совершенно не то, что он на самом деле должен исполнять. То, что он думает о себе, это не есть то, что ведомо Богу. Говорит Господь ему: «одного ты не закончил. Иди, продай имение твое и раздай нищим, и в след Меня гряди. И будешь иметь сокровища на небесах» (ст. 21).

И вот человек этот, сказано, дряхл был от этого слова, то есть он одряхлел. То слово совершенно не вмещалось в его сознание – как это все продать и раздать все то, что он имеет, отказаться от этой славы, этой чести, этого богатства и от своей власти. Как это возможно? Но оказывается, что когда нет подлинной любви ко Христу, то человек не может променять этот земной мир на небо. Он не может отказаться от чего-то ради Христа, пожертвовать чем-то ради Бога. Это есть трагедия человеческой души.

И вот Господь поставляет нас с вами, христиан, тех, кто ходит в церковь, кто читает молитвы, тех, кто пытается что-то исполнять через Евангелие, перед этим вопросом: насколько я способен любить Бога, Насколько во мне есть желание от чего-то своего по-настоящему отказаться, насколько я способен чем-то пожертвовать ради Христа. Не является ли моя вера лишь какой-то имитацией, каким-то постоянным фарисейством, внешним следованием непроникающим в глубину моего собственного сердца, ничего в нем по-настоящему не меняющим, не изменяющего где-то основание моей жизни, ее корней, ее фундамента. И дай Бог, чтобы перед лицом этого вопроса и предложения, которое задает Христос и предлагает этому человеку, мы не были совершенно безответны. Или мы хотя бы имели мужество смирения перед Богом признать свою неправоту, признать свое несовершенство и, раскаявшись в нем, начать новую жизнь, сделать этот первый покаянный шаг навстречу Богу. Не случайно этот человек отошел, не приняв этого предложения Христа, которое было предложением к апостольству. Он мог стать одним из тех, кто шел за Христом, стать Его учеником, ближайшим, имя которого сохранила бы вселенная на все века, как мы знаем имена всех апостолов, их жизнь, их кончину, их чудеса. Но тем не менее, этот человек не так совершил и не нашел в себе этих сил.

Но этот выбор и для каждого из нас с вами. Это предложение для нас, желаем ли мы жить свято, сможем ли мы быть с Богом, как Он этого желает. И Господь говорит: «как неудобно войти богатому в Царствие Божие. Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко (это маленькие ворота в Иерусалиме, где всякий желающий пройти, должен был спешиться и пройти без коня, без какого-либо животного), нежели богатому войти в Царство Небесное» (ст. 23-25). Но богатство для многих идеал. И ученики Христовы ужаснулись от этого слова, потому что они должны были проповедовать миру Евангелие Христа. Кому же они могут предложить это слово, когда Господь дает такую высокую заповедь. Как и все заповеди Христа в Евангелии, они необыкновенно высоки, непостижимы для человеческого ума, невместимы порой сознанием человека и нашим сердцем, которое еще не знает Бога.

Но далее Господь говорит: «Невозможное человеку возможно Богу» (ст. 27). В этом есть корень нашего спасения. Спастись можно только с Богом. Только Его благодатью, Его милостью в Церкви Его святой может преобразиться человеческая душа. Только в ней, в Церкви Христовой во всем ее круге, во всей полноте ее жизни совершается спасение человека, когда человек перерождается из грешника в праведника и даже в святого. И дай Бог, чтобы это знание наше стало и нашей жизнью. Не только внешним знанием, какой-то мыслью нашей, но стало движущим, побуждающим началом нашей жизни, текущей в жизнь вечную.

Аминь.

Иеромонах Назарий (Рыпин)