Аудио-трансляция

Всег­да на­дей­тесь толь­ко на Бо­га, но ни­как не на че­ло­ве­ка. Тог­да вся­кое зло бу­дет от­па­дать от вас, как от­руб­лен­ная вет­ка.

преп. Варсонофий

Память Равноапостольной Ольги, великой княгини Российской Неделя 5-я по Пятидесятнице 

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Сегодня мы празднуем память Святой Равноапостольной Ольги, княгини Российской, о которой сказано, что она была как утренняя заря, возвестившая восход православной веры над Киевской Русью. Она была необычной женщиной — очень решительной и смелой. Будучи еще молодой девушкой, она повстречала князя Игоря, будущего своего мужа. Он предложил ей совершить грех. Она не только отвергла его притязания, но и обличила князя — сказала, что князь должен быть примером для своих людей и не творить злое.

Образ этой необычной девушки запал ему в сердце, и, когда пришло время жениться, он выбрал ее. Она была решительной и суровой по обычаям своего времени. Когда древляне убили ее мужа, она жестоко отомстила им — послов предала лютой смерти, по ее повелению их закопали живыми в землю, затем разрушила город, погубила несколько тысяч человек, а оставшихся в живых продала в рабство. Она упрочила государство Русское. Она, в отсутствии своего сына Святослава, который, став зрелым, проводил большую часть времени в военных походах, оставалась вместо него и правила Русью.

Когда пришло время выбрать веру, креститься, она действовала точно так же же решительно и смело. Христианство на Руси было известно уже целый век. Первые священники в христианских Храмах появились еще в 9-ом веке при князьях Аскольде и Дире. Она могла бы избрать крещение в Киеве, она могла бы креститься тайком, чтобы не смущать языческий Киев, чтобы не вызывать нарекания на себя и насмешки над собой со стороны знати и княжеской дружины, однако же она собрала целое посольство и совершила многотрудный путь в Константинополь — сначала по Днепру, потом по Черному морю и прибыла в Константинополь, где была принята императором Византийским и патриархом, там она и была крещена.

Взирая на этот жизненный путь, на ее мужество, мы с вами должны понять одну простую вещь — что христианства не бывает без мужества. Сейчас мы очень часто говорим о том, что христианин в первую очередь должен быть смиренным, должен быть терпеливым, прощать ближних, не быть эгоистом, и очень нечасто звучит о том, что христианин должен быть мужественным. Что боязливость и страшливость — это вовсе не слабость, это не какая-то естественная особенность человека, хотя она, конечно, базируется на страхе смерти, базируется на страхе физической боли, но боязливость — это именно грех!

Господь прямо об этом говорит. В откровении Иоанна Богослова Он говорит следующее: «побеждающий наследует все, и буду ему Отцом, и он будет Мне сыном. Боязливых же и неверных, и скверных, и убийц, и любодеев, и чародеев, всяких лжеслужителей и лжецов участь в озере, горящем огнем и серою. Сия есть смерть вторая» (Откр. 21, 7 – 8). Господь объединяет в единый ряд грехов, боязливость указана среди грехов смертных, тяжких — среди любодеяния, среди убийства, неверия, идолослужения, чародейства.

Преподобный Варсонофий Оптинский так говорит, почему Господь считает этот грех очень страшным: малодушный и боязливый всегда близок к унынию и отчаянию. Трудности, встречающиеся на его пути, вызывают смущение, смятение его души, он впадает в уныние, в отчаяние, а это смертные грехи. Трус и малодушный всегда как бы на краю пропасти, его удобно столкнуть в эту пропасть.

В ХХ-м веке жил такой подвижник, схиигумен Савва, подвизался в Псково-Печерском монастыре. Когда его спросили, какой грех он считает сейчас для современного христианина самым опасным и значительным, он, неожиданно для многих, сказал — боязливость и трусость! Такой человек всегда двоедушен: он всегда лавирует между другими людьми, он всегда боится чужого мнения, он всегда лицемерен, и «неожиданно» для самого себя, он может предать ближних, а в конечном итоге и Бога.

В заповеди о мужестве, об этом Господь постоянно говорит в Евангелии, Он постоянно всех учит не боятся. Он говорит Апостолам: «не бойтесь маловерные, что усомнились малодушные» (Мтф. 8, 26). Он говорит: не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убити (Мтф. 10, 28). Всем христианам говорит: не бойся, малое стадо: яко благоизволи Отец ваш дати вам царство (Лк. 12, 32). Везде Господь говорит «не бойся»! Когда начальник Синагоги пришел и объявил Ему о том, что умерла его дочь, Господь отвечает ему: не бойся, только веруй (Лк. 8, 50). Тем самым показывая нам, что наша боязливость, страшливость — это следствие маловерия, следствие, зачастую, неверия.

Боязливость очень легко прицепляется к человеку гордому, потому что гордый по-настоящему надеется только на себя, на свои мнимые достоинства и таланты. В сердце гордого если и есть Бог, то это только мысль о Боге. Вся его вера подобна некоей философии, он не имеет живого общения с Богом, благодать сторонится гордого, и поэтому, встречая какие-то тяжелые обстоятельства, гордый легко впадает в уныние и отчаяние, ибо кроме как на самого себя, на свои силы, ему не на кого положиться. И, напротив, если страсть боязни, страха она в какой-то мере еще естественна для человека, который живет без Бога, то она совершенно не позволительна для христианина.

Преподобный Иоанн Лествичник говорил, что «страх это предвоображаемая беда; или иначе, это трепетное чувство сердца, которое постоянно сетует и тревожится от воображаемых неведомых злоключений и бед». Человек боязливый всегда из десяти вариантов развития событий выберет самый худший, и будет думать, что именно это с ним и может случиться, он не уповает на Бога.

Есть такой случай в пятерике, когда один монах пришел к старцу, движимый помыслом уйти из монастыря. Этот монах страдал грехом чревоугодия. Вот, он пришел к старцу и говорит, что «не могу справиться с грехом, хочу уйти». Старец ему говорит: «Ну и что, многие страдают грехами, они пришли в монастырь как в лечебницу, чтобы исцелиться от них». Тогда он (монах) говорит: я боюсь, поскольку я много ем, то я буду в обузу братии, что однажды наступит миг, когда еды не будет хватать», и тогда старец сказал ему: «посмотри на огромных китов, которые плавают в море, и Господь кормит их, неужели тебя, чревоугодника, Он не прокормит?» Вот еще один пример того, как мы не доверяем Богу. Как мы, веруя в Него, считаем, что Он грозный мститель, что Он будет мстить за наши грехи, мы боимся скорбей, которые Он пошлет в нашу жизнь, если мы будем жить по-христиански, соблюдать заповеди Его, жить по истине. Мы боимся впустить Его.

Как сегодня в Евангелии, когда Господь исцелил бесноватых, затем послал демонов в свиней, гадаринцы пришли к Нему и всем городом, всем городом просили, чтобы Он отошел от пределов их. Они не поинтересовались у Него, что это за учение такое новое, когда повинуясь, бесы исходят. Они просили только одного, чтобы Он ушел, и не видеть Его, не интересоваться Им, не интересоваться, что это за необычный человек. Они боялись, что если они начнут интересоваться, то обязательно их жизнь должна будет измениться, они не смогут жить, как прежде. И они избрали самое простое, что возможно — сознательное неверие. Оттолкнув Христа, они посчитали, что могут сохранить свою жизнь такой, какая она была.

И вот, мы с вами очень часто уподобляемся этим гадаринцам, когда не рискуем жить по-христиански полноценной жизнью. Когда больше следим за обрядовой стороной — ходим в Храм, исповедуемся и считаем, что этого достаточно для нашего спасения. Но Господь ждет от нас добродетели, ждет от нас трудов во Славу Божию, ждет, что мы будем опорой нашему ближнему, поднимем немощного, накормим голодного, ждет, что мы просто будем людьми истинными в этом мире, который погряз во лжи, лицемерии и лукавстве. Вот этого мы часто не считаем нужным в своей жизни добиваться, мы считаем, что будем просто не делать смертных грехов, а все остальное — это не для нас. Ибо время подвигов прошло, а сейчас — время немощей.

И свою боязливость, страшливость мы называем смирением, мы называем разумной осторожностью, или предусмотрительностью — и, тем самым, лукавим.

Что делать, если мы обнаружили в себе этот грех? А в каждом из нас он часто присутствует. Самое интересное, что на исповеди человек редко когда кается в этом грехе, редко кается в том, что он боязлив или что он труслив. Мужчины практически никогда не каются, женщины тоже очень редко, о чем угодно говорят, об этом нет, не говорят.

Что нужно делать первое: на исповеди говорить об этом, говорить прямо, что я боязлив, что я боюсь, как говорит псалмопевец: убояшася страха, идеже не бе страх (Пс. 13, 5), боюсь всяких мыслей о том, что будет хуже, о том, что изменится ситуация экономическая, политическая, что я потеряю работу, что друзья меня предадут, что я буду изгоем, если я буду жить по-христиански.

И вот первая вещь — надо признать эту страсть в себе и понимать, что это грех, с которым мы должны бороться, не должны оставлять его, закрывать на него глаза, мы должны с ним бороться.

И вторая вещь — это мы должны уповать на Бога. В каждом нашем деле помнить, что без Бога мы ничто, что Бог наш помощник в скорбех, обретших ны зело (Пс. 45, 2). Бог всегда готов нам помочь, укрепить, если мы совершаем благое дело и, даже когда мы совершаем не совсем благое дело, ради нашей немощи Он готов нас поддержать, ожидая от нас в дальнейшем покаяние, терпеливо ожидая нашего обращения к Себе.

И вот мы можем с вами перед каждым своим делом и в течение самого дела молиться Богу об успехе его. И увидим, что когда мы это делаем, наше дело совсем по-другому происходит, совсем по-другому оно развивается, мы будем чувствовать Божию помощь в наших повседневных делах.

И вообще, лучший способ как отражать маловерие, сомнение, смущение, малодушие, баязливость мы можем взять из истории, которая случилась с Апостолом Петром. Когда Господь повелел Святому Апостолу Петру идти к нему по воде. И вот, пока Апостол Петр взирал на Господа, он и шел по воде, но как только он обратил свой взор на бушующее рядом море, а это, можно сказать, образ житейского моря, этого мира, клокочущего страстями и грехом, так вот, как только Апостол Петр обратил свое внимание на воду, на ужас, который окружал его, он сразу испугался и стал тонуть.

Это пример для всех нас — пока мы взираем на Бога, взираем не только в молитве, но и всем своим существом, творя христианские заповеди, Господь нас поддерживает, помогает нам «идти по воде», проходить безболезненно через многие искушения и беды, и, напротив, когда мы отвращаем свой взор от него, мы сразу становимся слабыми и немощными «человеками», сразу же боимся всего, смущаемся и ожидаем себе всяких искушений и скорбей.

Давайте помнить об этой заповеди, помнить о примере наших Святых, которые были не только мудры, не только оказывали любовь к ближним, но и были в первую очередь мужественными. Будем помнить, что боязливость — это грех и боязливые не наследуют Царствие Небесное.

Иеромонах Димитрий (Волков)