Аудио-трансляция

Очень до­ро­го иметь бла­го­го­вей­но­го ду­хов­ни­ка, с ко­то­рым мож­но бы­ло бы по­со­ве­то­вать­ся и вы­яс­нить те или иные воп­ро­сы жиз­ни ду­хов­ной и прос­то по­бе­се­до­вать, да­бы сог­реть ду­хов­ною бе­се­дою хо­лод­ное серд­це и по­лу­чить подк­реп­ле­ние ду­хов­ное в скор­бях, нас ок­ру­жа­ю­щих.

преп. Никон

Неделя 19-я по Пятидесятнице

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Сегодняшний воскресный день за Божественной Литургией, дорогие отца, братья и сестры, мы с вами слышали удивительное повествование, взятое из евангелиста Луки, о чудесном лове рыб.

Господь наш Иисус Христос, проповедуя Евангелие всей твари, то дело, на которое Он был послан Небесным Отцом благовестить миру о пришествии Нового Завета, заключенного Богом с людьми. Ему не доставало ни человеческих сил порой, ни времени. И как и в этом случае Он был тесним толпой, находясь при береге Генисаретского или Галилейского, как его называют еще: озера или моря.

И вот видя рыбаков, которые после неудачного лова рыб, промывали свои сети, Он попросил войти в одну из лодок и отплыть недалеко от берега, чтобы Он хорошо был виден и слышан людям, слушающим Его.

Безусловно, невозможно проповедовать Евангелие, находясь совершенно в окружающей нас толпе. В этом образ Спасителя, что каждый из нас должен иметь некую уединенность, некую отрешенность, самоуглубленность, если мы хотим, чтобы нас услышали, чтобы слово Божие достигло сердца человека. Нельзя произносить его в давке, в толкотне, всуе, потому что это слово не человеческое, а слово Божие. И вот Господь, окончив Свою проповедь, донеся это слово до слуха людей, обращается уже к этим рыбакам, призывая их вновь отплыть в море и забросить сети, которые оказались у них в эту ночь пустые.

Господь говорит это слово не случайно, но испытывает и веру Своих будущих учеников, тем более, что мы знаем из евангелиста Иоанна, что они уже были знакомы со Христом, но очевидно еще не следовали всецело за ним. И вот вновь он встречает их, и от них уже требуется большее самоотречение. Он них уже требуется акт веры и акт послушания. Господь призывает их совершить, казалось бы, совершенно не рациональный поступок, о чем апостол Петр и упоминает Спасителю, говоря: Наставник! мы всю ночь трудились и ничего не поймали (Лк. 5, 5). Он, как опытный рыбак, как никто иной знал, что ночь лучшее время для рыбной ловли, или раннее утро... И, тем не менее, мы ничего не поймали. И сейчас, уже уставшие после этого труда целой ночи, вряд ли мы что-то можем поймать.

Но в его словах не есть ропот, но есть начаток смирения. Он всего лишь говорит об этом Спасителю как знающий это дело в совершенстве. Но тем не менее он говорит: по слову Твоему забросим мрежу. Так Господь требует от каждого из нас послушания Ему, каким бы неразумным и нерациональным в тот момент жизни это послушание нам не казалось. Потому что послушание это и есть отречение собственной воли и следование воле Божьей, той, какую являет нам Господь через Свое Святое Евангелие, той, какую являет через тех, кого Он поставил духовно руководить людьми: через пастырей, архипастырей Церкви, если это слово безусловно находится в согласии с учение Церкви, догматами церковными и не противоречит всему тому, что Церковь проповедует.

И вот апостол Петр слушается Спасителя, показывает эту способность отсечь свою волю. Подготовленный слышанием проповедования слова Божия, восприняв его слухом, он показывает, что не только слуха достигли эти слова, но достигли и его сердца. И Господь учит нас, что важно и важно не только слышать, но услышав, начать исполнять. И Он тут же дает ученикам, слышавшим Его проповедь, возможность в этом поупражняться, наконец-то совершить дела веры, совершить, казалось бы, неразумный поступок. И вот, заплыв на глубину, они бросают сети. И эти сети исполняются настолько, что готовы порваться. И наполняя одну лодку, Петр призывает своих сотрудников, чтобы наполнить и вторую. Но и вторая наполняется так, что они вот-вот уже начинают тонуть от того, насколько они были перегружены. Господь показывает нам, что все наши труды человеческие это есть та самая ночь, в которую трудились апостолы, если это совершается без Бога. Наши дела остаются бесплодны или малоплодны. Но то, что совершается со Христом и по слову Божию преисполняется благословением Божиим. И преисполняются не только эти сети благодатью, то есть рыбой, но и преисполняются души апостолов благодатью Христовой. Потому что Петр, ужаснувшись от того улова, который он своими глазами воочию мог созерцать, того улова, который не слыхан был им и вероятно тем более не виден, он приходит в ужас, говоря: отойди от меня, Господи, потому что я муж грешен есть.

Это не есть ропот гадаринцев, которые более беспокоились за своих свиней, которых они потеряли через Христа Спасителя, как им казалось, а на самом деле через бесов, которые низвергли в пучину это стадо. Но это есть вопль изумленной души, осознавшей, перед Кем она предстоит, осознавшей, что Творец мира и Создатель предстоит ныне ему. И душа апостола Петра в трепете и страхе, в ужасе смирения восклицает: Господи, выйди от меня, потому что я муж грешен есть (Лк. 5, 8). Он осознает, что неспособен предстоять и вмещать ту благодать, которую дал ему Господь за его смирение и послушание. И еще более он смиряется. Так бывает с каждой душой, которая желает следовать за Христом, которая способна исполнять и послушание и веровать Богу, совершать его порой через разум, не сообразуясь со своими человеческими знаниями, если нам кажется правильным или не правильным. Но, послушавшись Христа, душа исполняется божественной благодати. И вот апостол Петр от этого благодатного присутствия приходит в покаянное сокрушенное смиренное состояние духа.

В этом должны трудиться и упражняться и мы с вами. Без этого невозможно наше спасение. Это то, с чего спасение начинается, это то, в чем спасение совершается. Это то состояние духа человека, которое и уподобляет нас Христу, Который сказал: Научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим (Мф. 11, 29). Потому что смирение это не есть состояние какой-то забитости, убожества. Но смирение предполагает покорность Богу во всем в человеческой душе и осознание своего недостоинства, своего несовершенства перед Богом. Но, тем не менее, смирение это свойство активное, требующее действовать по воле Божьей и требующее того, чтобы человек мужественно исповедовал Христа и во всем старался быть угодным Ему, творя Его святые заповеди, не сообразуясь с тем, что кому-то это порой не нравится, не рассуждая, что кто-то может быть этим недоволен и противодействует этому. Это и есть подлинное смирение.

И Господь, видя ужас Петра, его трепет, говорит ему: не бойся, отныне ты будешь ловцом человеков (Лк. 5, 10), предуказывая на его апостольство, на то подлинное призвание быть не ловцом рыб, которым он был доныне, но стать ловцом человеков, исполняя его Своей божественной мудростью, уловлять через него тысячи и тысячи людей. И совершать это не только при жизни святого апостола Петра, но и по смерти его ходатайством, предстательством пред Богом. И вот это послушание, приведшее апостола к смирению, явило в нем и решимость следовать за Христом.

Как много плодов приносит истинное послушание пред Богом. Как много дарует оно тому, кто готов послушаться Господа и Бога и Спаса нашего. Будем и мы стремиться быть послушными Богу, слушать и исполнять Его законы не просто внешне что-то по поверхности исполняя, как нам кажется, удовлетворяясь этим немногим, но стараясь совершенно исполнять евангельский закон насколько для нас это возможно. Потому что никак иначе человеческая душа угодить Богу не может. «Будите убо вы совершени, якоже Отец ваш Небесный совершен есть» дал нам заповедь Господь. И мы должны стремиться к этому, потому что не мерою меряет Бог. Господь готов освятить и усовершить каждого из нас. Проблема лишь в нас с вами, что мы не хотим быть совершенными и святыми. Не Господь не дает Свою благодать, а мы не хотим ее принимать. И в этом трагедия человеческой души. Это наша с вами проблема. И мы должны стараться просить Бога, чтобы Господь даровал нам эту ревность, исполняться этой решимости следовать и шествовать за Христом, без чего невозможно наше спасение. Потому что спасение это не просто какая-то радость и блаженство, но это жизнь в Боге, это радость знать Бога, пребывать с Ним. Это возможно лишь постепенно, уподобляясь Ему, стремясь и ища Его на своих путях человеческой жизни.

И только тому, кто ищет, подлинно ищет Бога не лукаво, не лицемерно, не формально, Господь и встретится, как встретил апостола Петра и прочих Своих учеников, видя нелукавость их сердца, простоту открытость их души. И в этой простоте они последовали за Ним. И ныне мы их знаем, как великих светильников Церкви, как столпов, которые будут судить над двенадцать коленам Израилевым. Пусть этот пример назидает нас. И мы с вами, созерцая эту тайну, которая совершается на страницах Евангелия, будем стремиться, чтобы эта тайна совершилась и в наших с вами душах. Аминь.

Иеромонах Назарий (Рыпин)