Аудио-трансляция

Не за­би­вай­тесь в го­ру, не ищи­те вы­со­ких да­ро­ва­ний, но со сми­рен­ны­ми ве­ди­те­ся: яже гла­го­ле­те в серд­цах ва­ших, на ло­жах ва­ших уми­ли­те­ся (Пс. 4, 5), заз­ри­те се­бя и уко­ри­те о не­исп­рав­ле­ни­ях, это луч­ше бу­дет вы­со­ких ва­ших исп­рав­ле­ний с са­мом­не­ни­ем о се­бе. По­ка на­хо­дим­ся мы на сей вой­не, не долж­но ни дер­зать, ни от­ча­и­вать­ся.

преп. Макарий

Неделя 34-я по Пятидесятнице по Богоявлении

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Сегодняшний воскресный день, дорогие отцы, братья и сестры, именуемый Неделей по Богоявлению, святая Церковь повествует нам в Евангелии и о том, что произошло вскоре после крещения Господня. Сказано, что Господь услышал слух, что Иоанн предан в темницу, и Он удалился из Назарета в пределы Галилейские в город Капернаум. Иоанн Предтеча, светильник, зажегшаяся свеча, предшествовавшая пред зарею солнечной, всаждается в темницу. И Христос выходит на Свое общественное служение. Он начинает проповедовать покаяние. В Капернауме Он произносит те же самые слова, что говорил Его предшественник, готовивший пути Ему, пророк Иоанн: Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное (Мф. 3, 2).

Удивительно, что ветхозаветный пророк говорит о том, что пришествие Христово это есть свет, свет для сидящих во тьме и сени смертной. Но этот свет не может воссиять в душе человека без покаяния. Этот свет открывается сердечным очам только во внутреннем плаче, только через покаянную скорбь. И не только через скорбь, но желание измениться. Все мы так хорошо знаем эти слова о покаянии, но, к сожалению, мы порой утрачиваем смысл этих слов. Покаяние сводится к исповедованию грехов на исповеди и быть может к каким-то небольшим воздыханиям, о том, что мы что-то не так сделали. Чаще всего мы переживаем о том, что мы не то съели. Или каких-то внешних вещей касается наше раскаяние. И мы совершенно забываем о том, что покаяться это означает начать новую жизнь.

Но начать эту новую жизнь человек может, только если он в свете божественной благодати, которую он может познать через прикосновение божественное к его сердцу, увидит мрак своей жизни. Если он ощутит, восчувствовав, этот свет божественный, который есть на небе, и к которому призывается всякая человеческая душа, почувствует мрак собственной души, осознает неправедность и более того, мерзость своих человеческих дел. Это и будет настоящим покаянием. Не только вздыхать и сожалеть, но решиться стать другим. Потому что, к сожалению, в нашей христианской жизни мы очень ко многому привыкаем. Наша человеческая гордость, на самом деле гордость демонская, дьявольская гордость, которая вселяется через наше отпадение от Бога у каждого из нас, увы, в большей или меньшей степени. Даже преподобный Ефрем Сирин говорил, что даже у святых есть нечто гордостное.

И вот эта самая гордость не дает нам каяться. Она не дает человеку признать свое несовершенство, признать несостоятельность своих поступков, своих мыслей своих дел. Мы так всеусердно желаем самоутверждаться, величаться, где-то всегда чем-то потщеславиться, ни в коем случае не потерпеть никакого урона ни в собственных глазах, ни в глазах других людей. И нам так сложно признать свое несовершенство пред Богом. Чаще всего наше раскаяние, наша исповедь это желание сосчитаться с Богом, словно бы назвав все, мы можем рассчитаться с Ним, и ничего уже Ему не должны. Человек никак не может осознать, что чтобы он не делал, сколько бы добрых дел он не совершал, покаянных слез он не пролил, он всегда остается бесконечным должником пред Богом. Потому что прощение грехов это дар божественной милости, не только потому что мы что-то делаем. Безусловно, наше стремление исправиться оно должно воздействовать на наше сердце и прежде всего, показать и нам самим и Богу, взирающему на нас, что мы действительно хотим что-то в себе изменить по-настоящему, а не просто на словах, не в каком-то эмоциональном порыве, но глубоко всерьез и надолго, что наша христианская жизнь это не просто какое-то внешнее отправление наших религиозных потребностей.

Наша христианская жизнь — это поиск Бога. Это любовь к Богу, которая и проявляется в том, что мы уже не мыслим себе жизни без Бога. Она для нас не интересна, невозможна, пуста и скучна. Только Бог Господь наш Иисус Христос говорит: Я есмь путь и истина и жизнь (Ин. 14, 06). Только в Нем и может обрести человек настоящую жизнь, не жизнь в развлечениях и мечтаниях, бесконечных фантазиях о чем-то, но жизнь избыточествующую, которая является откровением в его сердце Царства, пришедшего в силе уже сейчас, здесь на земле. Это возможно для каждого человека, лишь бы мы этого захотели. Пасха Христова она не только когда-то однажды совершилась, и теперь мы ждем всеобщего воскресения мертвых. Воскресение Христово может совершиться и в глубине сердца каждого из нас, в этой пещере холодных и мрачных наших сердец может воссиять этот божественный свет. Но человек должен этого пожелать.

Мы легко все себе объясняем. Так просто бывает ходить в храм, читать правила, но без стремления что-то в себе изменить по-настоящему все это будет безжизненным и пустым. И наши дела, которые мы совершаем лишь просто, потому что нужно их совершать, они не принесут нам никакой пользы. И более того, если мы еще хотим этим величаться, то это становится мерзким пред Богом. Единственно возможно то, что меняет наше сердце, когда мы хотим сами стать другими, мы хотим наконец-то обрести Бога в своей душе. Это бывает и в мирской жизни и в жизни монашеской. Можно тоже устроиться, ходить на богослужения, на трапезу, выполнять послушание, но, в конечном счете, если наше сердце не будет трудиться, если человек не будет искать Христа, как средоточие своей жизни, если все это не будет посвящено Богу, которого человек должен искать и жаждать на всякий час и на всякий день, все будет бессмысленно.

Как однажды было у одного монаха, тогда он еще не был схимником. Он был игуменом Михаилом в Псковских Печорах. Кто-то знает это из книги архимандрита Тихона Шевкунова, ныне епископа. Но эта история была известна и до того безусловно, потому что произошла она еще в далекие годы, в начале восьмидесятых. Этот человек был столяром в монастыре. Он много совершал разных работ, делал киоты резные, кресты вырезал. И считал, что живет он неплохо, ходит на службу, участвует в таинствах, трудится для монастыря. Но однажды он впал в состояние смерти (клинической смерти очевидно) и увидел, как перед ним открылось поле, а рядом огромный ров, где в этом рву лежат все его труды: киоты и кресты, которые он так много и долгие годы резал. А на краю этого рва стояла Божья Матерь, показывая ему и говоря: мы от тебя ждали молитвы и покаяния, а ты принес нам лишь это, указывая на все эти внешние труды.

Так и для нас с вами бывает это ужасно вдруг осознать, что все, что я делал, оказывается есть лишь листва на дереве, которая не приносит плода. Нам с вами нужно осознать, что Господь не листвы ищет, но плодов, как на той смоковнице, которая если будет бесплодна, то посекается и во огнь вметается. И это сегодняшнее Евангелие должно нас научить не тому, что что-то без конца продолжать искать какой-то своей человеческой правды, продолжать пытаться самоутверждаться и ни в коем случае не желать утеснить самих себя, ни в коем случае не позволить себе сдвинуться с этой нашей безумной гордости, что мы постоянно хотим себе комфорта. И не только внешнего, но даже оказывается и в церковной жизни — комфорта внутреннего. Мы хотим получать сладость благодати причастия, песнопения и молитвословий церковных. Но если мы не захотим меняться, если это не проникнет внутрь нашего сердца и не начнет менять нас только в том случае, если мы хотим измениться, то все это будет в осуждение нам, в обличение всех наших дел и всех даже наших молитв и тем более наших слов, если они не приносят плода.

Господь Всемогущий и призывает нас, говоря нам: Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное (Мф. 3, 2). Оно приблизилось к каждому из нас, приблизилось потому, что Христос пришел в этот мир. Он явил Себя миру, Он этот мир искупил, спас, умер за него и воскрес ради нашего спасения. Только мы должны желать совоскреснуть с Ним. Аминь.

Иеромонах Назарий (Рыпин)