Аудио-трансляция

Мы не зна­ем су­деб Бо­жи­их. Он все тво­рит на поль­зу; мы при­вя­за­ны к здеш­ним бла­гам, а Он хо­щет да­ро­вать нам бу­ду­щее бла­го здеш­ни­ми крат­ки­ми бо­лез­ня­ми.

преп. Макарий

Обретение мощей преподобных старцев Оптинских Амвросия, Льва, Макария, Илариона, Анатолия I, Варсонофия и Анатолия II  (1998 г.)

Преподобный Варсонофий Оптинский как-то сказал: «Упадок и запустение обителей начинается с забвения своих основателей и подвижников…» Слава Богу, в сегодняшний день огромное стечение молящихся, обилие литургий, общая молитва показывают, что этого забвения у нас нет!

XIX век дал миру очень много: пароход, паровоз, железные дороги, электрическое освещение, кинематограф, телеграф, телефон... Но самое главное – XIX век дал миру Оптинское старчество! Отец Павел Флоренский отметил, что Оптинские старцы «собирают в себя, как в огненный фокус, святыню народную. Легкомыслие или безумие – идти дальше не за ними, а помимо их…» Давайте и мы пойдем за нашими старцами, собирая вместе с ними духовное сокровище веры и любви!

Удивительно, что Промыслом Божиим малоизвестная, заурядная обитель, в которой не было особых святынь, не блиставшая архитектурной красотой, расположенная в Калужской глуши, на целый век, с начала двадцатых годов XIX века и до своего закрытия в безбожные годы, становится духовной жемчужиной, огромным благоухающим оазисом, благодатным щитом матушки России. И это не преувеличение, не метафора! Это та реальность, которая живет в наших сердцах и сейчас.

О святых не говорят в прошедшем времени. В золотой век Оптиной пустыни тысячи тысяч приезжали к порогу святых отшельников. Сейчас – миллионы притекают к их цельбоносным мощам! В чем их загадка? В чем изюминка этого духовного феномена? Почему Достоевский после смерти своего любимого сына поехал именно сюда? Что искал здесь несчастный Толстой, когда ходил кругами у окон скитских молитвенников? Почему Гоголь утверждал, что ему «нужно ежеминутно быть мыслями выше житейского дрязгу, и на всяком месте своего странствия быть в Оптиной пустыни»?

Однажды к старцу Амвросию приехала Шамординская монахиня, которая занималась детским приютом и была глубоко погружена в заботы и проблемы, связанные с детьми. И здесь она оказалась свидетельницей разговора старца с простой мирянкой об очень высоких духовных вопросах. «Вот, батюшка, – пожаловалась монахиня старцу, – приехала мирская женщина и рассуждает о душе, о вечности! А у меня все Таньки и Машки из головы не выходят!» Старец улыбнулся и в свойственной ему шутливой манере ответил: «Ну, мы с тобой, видно, и на том свете с Машками и Таньками покажемся!»

Оптинские старцы стали няньками для русского народа. «От ласки у человека бывают совсем другие глазки», – говорил преподобный Амвросий. Евгений Поселянин, который был духовным чадом старца Амвросия, говорил о нем: «Он любил той любовью, которую наш народ так проникновенно выражает словом “жалею”». Достоевский замечал: «Жалость – драгоценность наша, и искоренять ее из общества страшно!»

К кому еще было идти русскому человеку, когда его коснулось горе? Когда смерть близких постучалась в дверь жизни? К психологу? Психотерапевту? Они шли сюда, в Оптинскую духовную лечебницу! Чтобы старцы помолились за них, обласкали, приложили пластырь любви, утешили и вдохновили дальше нести свой нелегкий жизненный крест.

Старцы, как опытные археологи, слой за слоем расчищали греховную человеческую глину, чтобы докопаться до сокровищ души. Настраивали на правильный лад расстроившуюся от страстей сердечную человеческую арфу. Зашивали любовью страшные струпья пороков и грехов, которые люди приносили под их епитрахили. «Посмотрите на этого человека! – с болью восклицал старец Лев. – Видите – у него все члены телесные повреждены, поражены. Господь наказал его за нераскаянные грехи. Он – живой в аду! Но ему можно помочь. Господь привел его ко мне для искреннего раскаяния, чтобы я его обличил и наставил. Могу ли я его не принять?»

Мы и сейчас приходим в обитель на берегу Божией реки к прославленным Оптинским старцам, потому что наши духовные члены повреждены. А кто-то из нас, может быть, – как живой в аду! И старцы всех принимают!

Когда будущий преподобный Варсонофий был еще маленьким мальчиком, один таинственный старец сказал его родному отцу: «Помни, отец, что это дитя в свое время будет таскать души из ада!» И потом, когда, уже будучи успешным офицером, он принял решение оставить мир, произошел такой случай. Будущий старец ехал в карете по Красной площади. Задумавшись, он оперся на шпагу. И вдруг кто-то на полном ходу выхватил из его рук оружие. Когда он рассказал об этом старцу Амвросию, тот сказал: «Ну, что же удивительного? Теперь вам более не нужна шпага! Вот вам духовный меч для борьбы с невидимыми врагами нашего спасения!» И дал ему четки…

Старцы Оптинские крепко держат духовный меч! Они молятся за Россию, за нас, за весь мир! В страшное безбожное лихолетье, когда русский корабль был разбит, они разделили судьбу своего народа. Преподобные Нектарий и Никон умерли в изгнании, последний настоятель преподобномученик Исаакий был расстрелян. Воссияло целое созвездие новомучеников Оптинских на Церковном небосклоне!

Сейчас, слава Богу, нет гонений за веру! Преподобный Амвросий в своих письмах пишет: «У блаженного Диадоха сказано: древних христиан мучили, а теперь, милостью Божией, дарован мир Церкви, и нужно потерпеть мучения через различные болезни, а также через вражеские помыслы, и через уничижение человеческое, и через другие прискорбные обстоятельства, чтобы и на нас исполнились псаломские слова: ”Терпя потерпех Господа и внят ми” (Пс. 39, 2)» Получается, что христианин – всегда мученик! Он всегда страдает, неся свой жизненный крест.

«Перо – не палка, – шутил преподобный Амвросий. – И воробей – не галка. И сорока – не ворона. Впрочем, у всех – своя оборона!» У каждого из нас – своя борьба, своя оборона! И нам надо почаще заглядывать в свое сердце – что в нем? Какие страсти тревожат? Какие грехи разрушают душу? Что я делаю? Механически, бездушно, без внимания вычитываю свои бесконечные правила или ищу живого общения с Богом?

Христианство – это постоянный поиск личной встречи со Христом в глубине своего сердца. Христос отделен от нас не границами времени и пространства. Он отделен от нас нашим собственным равнодушием, нашей теплохладностью, нашим безразличием и нашим эгоизмом! Оптинские старцы учат нас не какой-то внешней премудрости, не тому, как обрести жизненный успех и благополучие. Они направляют наши души на искание Царства Небесного, внутренней красоты, нищеты духа. А это – самая трудная, но и самая важная задача! «Душу спасти – не лапоть сплести!» – любил говорить преподобный Лев. А преподобный Анатолий Старший (Зерцалов) вторил ему: «Сердце – не щепка, и душа человеческая – вещь не дешевая, она дороже всего мира! Все сокровища земного шара и вся Вселенная не стоят одной души христианской!»

Н. В. Гоголь в письме в Оптину с восторгом отзывался о своем посещении обители: «Ваша близкая к Небесам пустыня и радушный прием ваш оставили в душе моей самое благодатное воспоминание!» Век Оптинского старчества не закончился! Оптина и сейчас – близкая к Небесам!

«Золото прошло через огонь испытаний временем и не потускнело!» – восклицал один из мыслителей о феномене старчества. Давайте будем с любовью хранить это Оптинское благодатное золото! Стараться жить, «как колесо вертится», как учит нас преподобный Амвросий. Только чуть-чуть касаться земли и тотчас воспарять к Небу! И помнить слова Евгения Поселянина о том, что «значение старцев – благословлять и одобрять жизнь и посылаемые Богом радости, учить людей жить счастливо и помогать им нести выпадающие на их долю тягости, в чем бы они ни состояли!»

Игумен Тихон (Борисов)