Аудио-трансляция

От­че­го несть ми­ра в кос­тех на­ших, в ду­ше на­шей и в серд­це на­шем? От гре­хов на­ших! От­то­го, что нис­коль­ко не по­у­ча­ем­ся в сми­ре­нии, от­то­го, что лю­бим очень спо­рить и до­ка­зы­вать, что мы бо­лее дру­гих все зна­ем, от­то­го, что мы не ос­тав­ля­ем раз­го­во­ра с по­мыс­ла­ми сво­и­ми, ко­то­рые вмес­то па­ла­чей неп­рес­тан­но му­чат нас.

преп. Антоний

Сорок мучеников Севастийских

Сегодня Святая Церковь творит память святых мучеников. И в этом нет ничего необычного, потому что в Церкви почти каждый день вспоминается подвиг мучеников — новых и древних. Казалось бы, мучения, смерть и убийство — это ужасно, но память мучеников — это всегда праздник. Мученичество — это поистине победа над смертью, это доказательство Воскресения.  

По слову преподобного Ефрема Сирина: «Со стыдом сказал враг силам своим: «Боюсь и робею этой крови закалаемых за Имя Иисуса Назарянина; потому что друг друга убеждают они умереть за Него. Омрачила меня дымящаяся кровь их. Не в силах я противостоять единодушию учеников Христа. Гораздо было бы для меня лучше не воздвигать на них царей. Ибо вот повсюду преследует меня кровь их». — И изнемогла крепость лукавства вражия».

Сорок мучеников Севастийских Жизнь христианская, монашеская жизнь, и вообще следование евангельским заповедям, святыми отцами сравнивается с мученичеством. Мученичеством в ней должно являться самоотречение, отказ от своей воли, распятие себя Христу. И примером для нас, нерадивых, могут являться старцы. Удивительные и всегда живые примеры дают нам преподобные старцы Оптинские. Но такие примеры, по милости Божией, есть и среди наших современников, людей живущих среди нас. Я хотел бы зачитать описание истинного монаха.

«Свет, который излучает истинный монах, имеет силу откровения. С ним (истинным монахом) чувствуешь себя бесконечно спокойным и серьезным, все исполняется светом, твои недоумения разрешаются без слов. Любишь Христа, жизнь, не боишься смерти. Такие монахи, неизвестные, безымянные, исполненные света, существуют. Знаком с одним из них. Блистает и переливается — вот слова, которые до некоторой степени выражают истину о нем. Обладает ризницей неизреченной радости в глиняном сосуде, малом и ломком, из которого изливается радость, исполняя все вокруг себя.

С легкостью обитает всюду и во всем, особым образом, каким никто не обитает. Всюду находит свой дом, ибо всегда келью  свою сжигал из любви к другому. Где не ступит ногой, всюду находит твердую почву, потому что уклонился и пропустил другого пройти вперед себя. Всегда выражается как надо. И всегда находит нужный образ для своего слова, потому что никогда никого не обманул, никого не ранил, ни на одно творение не наступил, ублажил рану и боль всего мира».

Это слова одного современного учителя монашества, афонского старца. Когда я прочитал их впервые, мне показалось, что я знаю этого монаха, что я узнаю его. Истинный монах, излучающий свет…

Один из стражей, охранявший мучеников Севастийских, увидев венцы, увидев сияние этих еще живых, но уже святых мучеников, оставил свой пост, свое служение языческому миру и перешел в число мучеников, погиб и венчался вместе с ними.

Удивителен переворот, который произошел с этим стражником. Ведь он не был крещен, скорее всего, не читал Евангелие, тем более других христианских книг. Он никогда не входил в евхаристическое собрание, не знал молитв. Он наблюдал только подвиг святых мучеников. Он, наверное, был удивлен тем, что видел. Созерцание подвига перерождало его душу. Его сердце стало колебаться. Господь помог ему и показал ту славу, те венцы, которые получают эти мужи.

Так и многие сейчас, в наши дни, увидев свет этого истинного монаха, не слова и рассуждения, красивые и сильные, а свет истинного монаха, оставляют служение языческим идолам этого мира и причисляются к числу последовавших за Христом.

Еще этот афонский старец описывает истинного монаха так: «Находясь перед ним, чувствуешь, что древние святые действительно живы, как и этот, древний и мертвый для мира, живет с нами другим образом — в Духе Святом. Тем он свидетельствует, что никогда не оставит нас. Перед ним ты чувствуешь, что пришел в последний судный день, тебя судят.

Тебя судит его любовь, которой ты не достоин, величие, его чистое око, которое тебя не осуждает. Чувствуешь, каков будет суд Божий. Чувствуешь, как христиански объясняется бессмертность души, каким будет Воскресение тела».

В христианской жизни очень важна роль примеров. Вся духовная жизнь строится на примерах, которые являются для нас ориентирами. Но даже сложно себе представить, как тяжело быть живым примером, ориентиром. Такой человек притягивает к себе взоры тех, кто стремится равнять по нему свою духовную жизнь. Но так же на него направлены все стрелы лукавого, вся ненависть к добру и благочестию.

Как мы обращаемся к угодникам Божиим с молитвой о помощи и заступлении, так, напротив, истинный монах, старец, несущий здесь служение Богу и народу Божию, нуждается в молитвах о нем, в молитвах о его служении.  

Мы, наверное, часто забываем это. Как чада, привыкшие к помощи и заботе родителей, забывают, что родители тоже нуждаются в помощи и поддержке.

Таким образом, участвуя своей молитвою, своей любовью, настоящей кроткой любовью, которая не мешает и подавляет, а помогает и укрепляет, участвуя своей молитвою и любовью, мы сможем немножко помочь, вложить свою маленькую крупинку в великое дело служения старца, истинного монаха.

Иеродиакон Симеон (Кулагин)