Аудио-трансляция

Мо­лит­ву умствен­но дер­жать мож­но и по бо­лез­ни, и по не­мо­щам, и по слу­чаю на­ро­да, и в служ­бе. Толь­ко от это­го иног­да го­ло­ва бо­лит, но что же де­лать? За­то слю­бит­ся. Ты­ся­чу раз слю­бит­ся. Ста­рай­ся дер­жать мысль с Ии­су­сом не в го­ло­ве собствен­но, а нап­рав­ляя нес­коль­ко к пер­сям. Тог­да, ко­неч­но, грудь за­бо­лит, но без это­го нель­зя. Бог наш огнь по­я­да­яй есть. И где не­чис­то – там и боль­но. Та­кая боль за не­дос­то­и­н­ство по­сы­ла­ет­ся. Но со вре­ме­нем прой­дет.

преп. Анатолий

Преподобного Антония, старца Оптинского Суббота 9-ой седмицы по Пятидесятнице

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Дорогие о Господе братья и сестры, сегодня в нашей обители великий праздник — день памяти нашего великого оптинского старца Антония, брата отца Моисея. Его святые мощи находятся вот здесь, рядом с мощами его брата.

Нам, насельникам обители, наши старцы (их числом 14) являются самыми близкими небесными друзьями, которые всячески нам помогают, окормляют нашу духовную жизнь, вразумляют, укрепляют нас в несении своего монашеского креста. И вот, отец Антоний является одним из таковых наших самых близких оптинских святых.

Особенностью подвига отца Антония, было несение тяжелейшего креста болезни. У него были очень больные ноги. Перед тем как прийти в Оптину Пустынь, он нес вместе со своим братом, отцом Моисеем, подвиг в рославльских лесах. Там они занимались переписыванием книг. И отец Антоний, из благоговения к святоотеческим творениям, которые переписывал, он всегда это делал стоя на ногах. А кроме этого, у них было огромное ночное, многочасовое молитвенное правило. И, в общей сложности, стоя на ногах он проводил по 16, а то и более часов каждые сутки. И это отразилось на состоянии его ног — они покрылись трофическими язвами.

Что касается этого заболевания, я могу сказать, по свидетельству одной из современных паломниц нашей обители, которая медик, работает в лечебном заведении: люди, которые поступают с тяжелой стадией этого заболевания, от непрестанных болей, от того, что они не могут уснуть целыми неделями, месяцами от боли непрекращающейся — просто просят отрезать им ноги, чтобы хотя бы поспать спокойно. И вот, у отца Антония состояние ног было просто ужасное: они часто кровоточили, переодически в них заводились черви, боль в них была непрекращающаяся, и такой силы, что, как говорится, хоть на стенку лезь. И вот этот крест, отец Антоний пронес всю свою монашескую жизнь.

Его отличительной чертой было беспрекословное послушание своему старцу, которым являлся его брат — отец Моисей. Еще в рославльских лесах отец Моисей давал ему очень трудные послушания и, казалось бы, бессмысленные: пойти ночью проверить на речке неводы, не попалась ли туда рыба. Там, конечно, ничего не попадалось. Но он был вынужден, за послушание, в кромешной темноте идти долгий путь, где можно было и упасть, и оступиться или как-то по-другому повредиться. С самого начала своего монашеского пути, отец Антоний навыкал к беспрекословным послушаниям.

Почему об этом сейчас идет речь? Потому, что послушание есть самая главная добродетель. Именно эта добродетель считается самой высшей в монастыре. Отсечение своей воли всем полезно. Человек отсекает свою волю не перед монастырским начальством, а как бы перед самим Богом. И этим самым он смиряет свое сердце пред Богом, а ведь Бог гордым противится, а смиренным дает Благодать (1 Пет. 5, 5).

И вот, отец Антоний навык к послушаниям еще до монастыря, а здесь, в монастыре, ему тоже приходилось постоянно нести тяжелые послушания, уже не говоря о полном отсечении своей воли пред своим старцем. По его дневнику это видно. К примеру, написано им, что «вот, мне на Рождество Христово батюшка Моисей благословил разговеться горячей водой». Вы только подумайте какие слова: «разговеться горячей водой»,— мы то чем разговляемся? Но, записывает отец Антоний, «я, по своей гордости этого не сделал, — и восклицает, — уж лучше было бы рыбу съесть, чем такое своевольное воздержание». Вот как высоко послушание!

Или другая запись: «сплел четки, не взяв благословления у старца... И бросил их в огонь: дьявольское это дело!». Вот, какова степень отсечения своей воли была тогда у монашеской братии. Отец Моисей возлагал на отца Антония послушания, казалось бы, совершенно немилосердные с точки зрения человеческой. Его, с больными ногами, он иногда ставил читать на праздничную трапезе, которая длилась очень долго и это после того, как отец Антоний отслужил уже Соборную службу, т. е. после Соборной службы, конечно, от долгого стояния, боль в ногах очень усиливалась и тут, ему приходилось еще долго читать на трапезе.

Но, отец Моисей, не взирая на здешнее, но Горе возводя свой ум, по слову апостола: не имамы зде пребывающего града, но грядущего взыскуем (Евр. 13, 14), — не жалел тело своего духовного чада, своего брата, отца Антония ради спасения души, ради душевной пользы, душевного преуспеяния.

И вот в таком крестном служении отец Антоний прожил многие годы своей жизни. Постоянно испытывая страшнейшие боли, но всегда бывая благостен ко всем, радостным, умилен сердцем. Никогда он про Божию Матерь не мог говорить без слез. Когда в монастыре его кто-то встречал, не было ни одного человека, кто-бы всем сердцем не радовался, видя отца Антония. Настолько вся братия его любила, настолько у него было кроткое и смиренное состояние души.

У нас, среди оптинских старцев, есть такие величайшие чудотворцы, которые просияли своими чудесами, вот как, к примеру, отец Антоний, отец Амвросий, к которым стекалось со всей России великое множество людей.

У отца Антония было высочайшее духовное устроение, это видно из его дневника, по его записям. А он пишет следующее: у одной женщины здесь, живущей рядом с монастырем, очень была сильная брань бесовская, и отец Антоний пришел к ней домой, чтобы каким-то там образом оказать ей помощь. И вот, как он пишет в дневнике: «когда я подходил к дому, мнози беси возбраняше мне». Он видел те духовные явления, которые нам не видимы, и вел прямую брань с врагом. И это, конечно, мы с вами прекрасно понимаем, дано далеко не каждому, не только верующим, но и не каждому подвижнику.

И мы, конечно, обращаясь к нашему великому старцу Антонию, умоляем, просим его, чтобы он нам дал пусть не какие-то высокие дарование, конечно, в послушании мы не можем соревносться с ним, но дал силы и терпения нести свой жизненный крест. У каждого из нас он есть — свои горести, болезни, неблагополучие в семье или где-то еще, и вот, принимать это с детской покорностью воле Божьей, как необходимое для нашего спасения. Это нам нужно! Это нам спасительно! И в этом делании нам надо навыкать.

И будем поэтому молиться великому старцу Антонию, чтобы и он нас укрепил в безропотном несении своего креста, терпением всего, что Господь пошлет и тогда, мы обязательно, непременно услышим от Господа всерадостный глас, который услышал благоразумный разбойник, говоривший: «достойное по делом своим приемлем» (Лк. 23, 41). Всерадостный глас: «ныне же будеши со Мною в раи» (Лк. 23, 43). Аминь.

 

Иеромонах Нил (Парнас)