Аудио-трансляция

Не­мо­щи ду­шев­ные бра­та сво­е­го долж­но но­сить бла­го­душ­но без огор­че­ния. Ибо ес­ли кто бо­лен те­лом, то не толь­ко на не­го не огор­ча­ем­ся, но еще и слу­жим то­му вся­ким об­ра­зом, то та­ким об­ра­зом на­до и в ду­шев­ных не­ду­гах пос­ту­пать.

 

преп. Моисей

Живите в пространстве
благодарения Бога

 Усв. Игнатия Кавказского есть замечательные слова: «дни нашей жизни бесценны — в это время мы решаем нашу вечную участь».

Дни нашей земной жизни действительно бесценны! Они удивительны, потому что они, эти короткие дни — ступеньки к Небу, которых «седмьдесят и аще же в силах осемьдесят лет». Они поистине прекрасны, эти наши даже самые простые, казалось бы, серые дни, потому что они пронизаны Божественной заботой о нас! Дни нашей земной жизни — это проверка нашего желания быть в Вечности с Богом, это испытание нашей любви ко Христу, это наша подготовка быть членами Церкви Торжествующей!

И, безусловно, в немалой степени мы сами должны превратить череду этих земных дней, казалось бы, иногда унылую и безрадостную, в драгоценное ожерелье жизни в Боге, в Церкви, в вере.

Один поэт-мудрец сказал удивительно красиво: «Я христианства пью холодный горный воздух». Действительно, без внутренней духовной жизни, без веры, без благодати Божией человек в этой жизни задыхается. Он едва дышит страшным спертым воздухом своего эгоизма, своих жалких представлений об этих земных днях, как о возможности разбогатеть, возвыситься, насладиться, поймать успех. Но через все это на человека дышит смерть! Смерть — это когда в душе отражается только земное. Смерть — жалкая попытка обойтись только плотью. Смерть — это побег от Бога. Смерть — это жизнь в обнимку со грехом.

Достоевский, оголенная совесть русского народа, горько и радостно восклицает: «Пусть я проклят, пусть я низок и подл, но и я целую край той ризы, в которую облекается Бог мой!»

Господь каждому человеку дарует возможность прикоснуться к Его Божественной ризе! Само слово «религия» и означает «связь», связь с Небом, с Богом, с Вечностью. Мы должны связать себя с Богом!

… Но часто случается так в нашей жизни, что мы связываем себя с очень многим: со своим богатством, со своей мнимой ученостью, со своими страстями, со своими привычками, со своими ложными взглядами на эту жизнь. И бывает так, что мы отходим от Бога, «опечаливаемся», как опечалился евангельский богатый юноша, потому что нам очень трудно отказаться от накопленного «сердечного душевного хлама», который мы принимаем за богатство. Нам очень трудно войти в игольные уши, потому что мы так жадно и настойчиво желаем пространного пути!

Мир опьяняет человека, завораживает его, заставляет его играть в свою безумную, преступную азартную игру. Если человека парализует, то он лежит неподвижно и понимает, что его охватил очень тяжелый недуг; а живя без Бога, человек духовно совершенно разбит, парализован, мертв и не ощущает тяжести своего положения.

А св. Апостол и Евангелист Иоанн Богослов говорит: «Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы называться и быть детьми Божиими». И Апостол Павел, как бы вторит ему: «Итак, вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу». Вот оно высокое, радостное, Небесное предназначение человека — быть своим Богу!

«Сердцевиной каждого движения человека, — говорит великий старец Паисий Афонский, — должен быть Христос». Только Господь, как яркий Небесный луч, может осветить нашу унылую мрачную безобразную жизнь.

И, несмотря на то, что часто человек пытается забыться в этом мире, обставив себя красивыми вещами, обставив себя влиятельными друзьями, пытается забыться, окунувшись в прозрачную розовую наркотическую нирвану, уйти на страну далече, все же «душа человека, — как говорит Тертуллиан, — по природе христианка».

И если человек пытается вырваться из этих жутких бесчисленных коридоров, которые нагородил для него диавол, из этой «диавольской прозрачности за стеклом»; если он не удовлетворяется мерцанием тусклых земных огоньков, скучным гнилым корытцем, если он с кровавым потом все же ищет Высший Смысл, жаждет красоты внутрьпребывания, тогда Господь обязательно откроется человеку. Откроется как вечная Любовь, как вечная неиссякаемая Милость!

«Божия благодать всех делает Его детьми», — говорит блаженный Августин. И мы обязательно должны стать Божиими детьми, открытыми для Небесного Дождя, для благоухания Небесного Промысла, для теплоты веры.

Гордыня, безверие, самость заставляют человека заливать то искреннее, нежное, тихое, хрупкое, что как маленький росток рождается в душе, в лукавую оловянную форму привычных схем, скучных несвежих идей, желания быть «как все».

А христианин — всегда немного ребенок. Сам Господь говорит: «Будьте как дети!» Христианин всегда блаженный, он всегда «не от мира сего», он всегда не «застегнут на все пуговицы современной цивилизации», потому что его цели — не земные; его переживания — небесные, которые не поддаются измерениям атеистических приборов; его жизнь пронизана токами Божественной любви; он живет, как говорит старец Паисий, «в пространстве благодарения Небу».

В этой короткой, маленькой, быстротечной жизни верующий человек от всей души старается как добрый купец, как мудрая дева стяжать в своем сердце елей любви, елей молитвы, елей благодати Божией, елей внутренних сокровенных покаянных слез, потому что постоянно слышит в своей душе слова Христовы: «Бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в онь же Сын Человеческий приидет».