Аудио-трансляция

Не сле­ду­ет до­би­вать­ся че­ло­ве­чес­кой прав­ды, ищи толь­ко прав­ды Бо­жи­ей.

преп. Никон

Смерть не назначает времени для свиданий

В чем смысл жизни человека, если мы все равно умрем? К чему эта безумная земная гонка, эта безудержная погоня за временным, если все это заканчивается свежеструганным сосновым гробом и мрачной пастью сырой могилы?

Смерть непостижима для человеческого разума, несмотря на ее пугающую, кричащую, неприкрытую реальность. Смерть — как отчаянный гонщик: всегда подтянута, всегда готова, всегда рвется в бой… Смерть — как ночной вор: очень любит ходить на цыпочках… Она приходит и уходит в одно мгновение: как мысль, как холодное дуновение ветра, как тихий шепот ночных звезд. Она неуловима и неумолима — ее нельзя измерить, удержать, остановить. От нее нельзя отмахнуться!

Смерть не назначает времени для свиданийГде она застанет каждого из нас? В теплой квартире, окруженных заботой и участием родных или на обочине дороги в жуткой автокатастрофе? На мягкой больничной койке или в сыром лесу? Будет ли она приуготавливать нас к Вечности болями и болезнями или заберет, обманув, врасплох?

Смерть не назначает времени для свиданий.

И, просыпаясь утром, ни один человек на земле не может быть уверен, что он доживет до вечера. В разговоре со смертью никогда невозможно бросить трубку — она всегда молчаливо присутствует на другом конце телефона.

В «Настольной книге атеиста» есть такое определение смерти: «Смерть — это биологическое прекращение жизнедеятельности организма и гибель его. После смерти данный человек нигде и никогда не повторится ни в телесном, ни в каком бы то ни было виде. После смерти его ожидает то, что было до рождения — небытие. С разрушением тела прекращается существование данной личности!» Каким холодным мраком веет от этих плоских определений!  «После смерти его ожидает то, что было до рождения — небытие…»

Неужели стоит жить, чтобы кончить только кучкой пепла в крематории? И неужели замысел Творца о человеке таков, чтобы он промчался по земле, ел, пил, наслаждался, покупал, доставал и, наконец, сгорел как искра?

«Бог не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы!» Как вдохновляют человеческое сердце эти прекрасные Евангельские строки! «Бог смерти не сотворил», — говорит нам Священное Писание. Человечество еще на заре своего существования бесстрашно прикоснулось ко злу, добровольно нарушив заповедь Творца. Результатом была — духовная смерть. Следствием этого стала затем и смерть телесная! Свят. Григорий Нисский говорит, что «вкушение запретного плода стало материю смерти для всех людей!» И только Пришествие в мир Господа нашего Иисуса Христа, Его Божественное Воплощение, Распятие, Сошествие во ад, Воскресение и славное телесное Вознесение — уничтожило смерть, разрушило врата ада!

Божественное Домостроительство о Христе замечательно обобщает св. Василий Великий: «Он родился от Девы, чтобы возродить рожденных. Он был добровольно распят, чтобы собрать около Себя тех, кто был распят не по своей воле. Он умер добровольно, чтобы восставить умерших против воли. Он принял смерть, к которой не был восприимчив, чтобы оживотворить подлежащих смерти… Смерть, не ведая, поглотила Его, но тотчас узнала, Кого она поглотила! Она поглотила Жизнь, и сама была поглощена Жизнью. Она поглотила Единого за всех, и через Единого лишилась всех. Она похитила, как лев, и раздробила себе зубы. Поэтому мы и презираем смерть как немощную. Мы больше не боимся ее, как льва, но попираем, как содранную шкуру!»

Какие дерзновенные слова! «Мы попираем ее как содранную шкуру!»

Только Господь может даровать человеку победу над смертью! Только Он может подарить жизнь, потому что Он Сам — Жизнь! «Я есть — воскресение и жизнь. Верующий в Меня, если и умрет, оживет

Только верующий человек может преодолеть смерть, заставить ее молчать. Для верующего сердца существует в большей степени память смертная, чем страх смерти… И чем сильнее и крепче вера, тем меньше страх смерти, и больше память смертная.

Страх смерти — это голый холодный, леденящий душу страх, что рано или поздно нас не будет на земле! Как жить, творить, любить, стремиться к чему-то, если — все это копошение закончится венком с искусственными цветами? Как общаться с людьми — если каждый из них будет закопан в холодный саван земли?  Людовик 14-й, король Франции, в последние годы жизни строго запретил придворным упоминание о смерти в его присутствии. Из-за того, что он жил недалеко от кладбища, он построил роскошный дворец в другом месте, в Версале и переехал туда. Но смерть к королю все-таки пришла…

А память смертная — это духовное творческое состояние души. Это страх не умереть, а страх совершить грех и не успеть раскаяться в нем на земле. Память смертная — восприятие остроты и скоротечности нашей жизни и понимание, что наступит момент, когда душа наша предстанет перед Творцом всяческих. Преп. Ефрем называет память смертную «пиршеством для богобоязненных», поэтому нам так важно ее стяжать!

Только Господь знает: где застанет нас пристань смерти — дома на молитве; на столе хирурга; на искрящейся вечеринке в кругу друзей; или, может быть, в одиночестве, наедине с Небом?

Смерть не назначает времени для свиданий!

Жила на свете красивая девочка Катя, училась в последнем классе школы. Жила как бы на острие жизни, брала от жизни все: все удовольствия, наслаждения, многие из которых были греховными. И на мягкие уговоры и укоры верующей мамы отвечала: «Мама! Ведь ты сама только несколько лет назад пришла к вере. А до этого тоже жила в грехе! Дай и мне насладиться жизнью. Успею еще покаяться — вся жизнь впереди!.. Прошло несколько дней. В школе Катя почувствовала себя плохо, пришла домой. И через несколько часов умерла. С ней случился инсульт… Этот случай настолько потряс многих, что у многих изменилось отношение к Вере и Церкви!

Смерть — это очень настойчивый гость. От нее невозможно с легкостью отмахнуться или  отшутиться… Перед ней невозможно закрыть дверь!

…Когда свят. Григорий Двоеслов был игуменом одного из монастырей, в обители умер монах, скрывавший в своей келии золото. Святой Григорий в назидание братии повелел похоронить его вне монастырского кладбища, а на могилу бросить его золото… Но вот прошло 30 дней и святому игумену стало нестерпимо жаль эту заблудшую душу. Для облегчения участи души брата в монастыре отслужили 30 заупокойных литургий и вся братия усиленно молилась. После было явление души усопшего монаха: «Доселе я жестоко страдал, но теперь мне хорошо, и я нахожусь во свете!»

«Бог не есть Бог мертвых, но живых». Поэтому Святая Церковь и заповедует нам постоянно молиться о душах людей, отшедших в загробный мир. Это наш христианский долг. Это исполнение Евангельской заповеди о любви. Это внутреннее движение нашего сердца! Их участь неизвестна, и им очень нужны наши молитвы!

…Шелестят наши записки с именами усопших близких сердцу людей — друзей, родственников, любимых, и эхо этой молитвы за них отражается в Вечности!