Аудио-трансляция

Все ни­че­го, ес­ли уко­ря­ем се­бя и сми­ря­ем­ся. А вот мно­гие на не­бо ле­зут, под­ви­ги нак­ла­ды­ва­ют на се­бя, а сми­рять­ся не хо­тят. Сми­ряй­тесь, сми­ряй­тесь!

преп. Варсонофий

Церковь всегда в пути...

Кто-то замечательно сказал, что «мы знаем, что должны умереть, но не верим в это…» Мы отворачиваемся от памяти смертной и вглядываемся, радостно и широко, в пёстрый хаос, который считаем и называем настоящей жизнью…

Вот она настоящая, прекрасная непрекращающаяся жизнь: искрится шампанским, заманчиво шуршит денежными купюрами, мигает радугой казино!

Может быть, о нас рассуждала преподобная Синклитикия ещё в четвёртом веке:  «...Злоба и огорчения сопутствуют их жизни: если они желают чужих богатств, то томятся; если они бедны, то мучаются; если богаты, то сходят с ума...» Мы и томимся, и мучаемся, и сходим с ума!

Человеческая жизнь на земле — это миг, это вздох, это тусклая искра в ночи Вечности, это несколько несмелых шагов от колыбели до гроба...

Человек бредёт по пустыни своей жизни. Ухватывает обрывки каких-то впечатлений. Окружает себя «игрушками для взрослых». И кажется ему, что жить он будет ещё очень и очень долго, и что жизнь его будет как прекрасный, искрящийся, непрекращающийся праздник! И кажется ему, что он многого достигает в жизни. Он надеется на свой разум, на свои силы, на свой интеллект!

Церковь всегда в пути

Слышит он радостный, зовущий к Небу звон церковных колоколов, но не решается зайти в глубину храма...

И когда-то кем-то подаренное Евангелие так и лежит, и пылится невостребованным среди прочих обычных книг. И крестик человек не носит, и перекреститься стесняется.

Изрыгающий свою наглую огненную лаву вулкан суетливости, спешки, хаоса, беготни, хронической нехватки времени, — полностью накрывает человека… Человек живёт без Бога. И ему хочется спрятаться от Бога в своих многочисленных делах, наслаждениях, земных утехах. Но как прекрасно говорит Старец Паисий: «Мы плывём по реке жизни, строим какие-то планы, хотим чего-то добиться, но течение реки уносит нас далеко от того места, где мы хотели бы оказаться…»

Неожиданные болезни, жизненные трудности, скорби, душевные надломы в одно мгновение рушат тщательно выстроенную иллюзорную земную пирамиду и человек остаётся лицом к лицу с совсем другой реальностью жизни...

Вместо внешних земных пространств, у него появляется возможность начать осваивать внутренние духовные пространство своей души. Он пытается обрести свободу. Но до тех пор, пока человек привязан к чему-либо в этом мире больше, чем к Богу, он не может быть свободным. Если он привязан к своей собачке, значит он — раб своего домашнего животного. Если он привязан к своей новой машине, то он — раб блестящей груды металла.

А сердце всё-таки хочет свободы и ищет её.

Премудрый Соломон сказал как-то: «Больше всего оберегаемого — оберегай своё сердце, ибо из него исходит жизнь». Не жилище, значит, оберегай бронированной металлической дверью, не кошелёк прячь подальше от жуликов, а... сердце храни от расхищающих его невидимых врагов.

Сердце — это те таинственные подмостки, на которых разыгрывается драма человеческой жизни. «...Диавол с Богом борется», — восклицал Достоевский, — «а место битвы — сердце людей!»

От нас самих зависит — чем мы сделаем наше сердце: грязной и смрадной свалкой порока или благоухающим садом добродетелей.

Апостол Павел говорит: «Плод же духа — любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, кротость, воздержание». Обрящутся ли на древе нашей души эти добрые плоды — плоды покаяния, сокрушения, смирения, веры?

Потому, что просто внешняя христианская жизнь: хождение в храм, чтение правил, соблюдение постов — не принесёт нам никакой пользы, если мы при этом не будем делать главного — изменять своё сердце, изменять свои мысли, изменять свою жизнь...

Наша духовная жизнь и духовная борьба проходят не в какой-то абстрактной, выдуманной плоскости, а в конкретной, простой, ежедневной, будничной атмосфере: в нашей семье, на работе, на улице, в транспорте, на лестничной площадке...

И Жизнь — это не отвлечённое богословие, не зазубренные чужие схемы, а ежедневный невидимый бой, и наш ежедневный ответ Небу: живём мы по Заповедям Христовым или нет!

«Вы, христиане, — восклицает преподобный Феодор Студит, — скороходы Владыки Бога, и бег ваш не по земле, но от земли до Неба! Зрители — не люди, а сонмы Ангелов и Святых! Раздаятель венцов — Сам Господь! А венцы — неувядаемы...»

Христиане — это истинные свидетели Бога на земле, а верующие, по слову апостола Павла, — это «Христово благоухание миру».

Мы видим насколько мир сейчас стал дряхлым, унылым, безразличным, но в то же время грубым, циничным, жестоким, запутавшимся в своих бесчисленных пороках... И только Церковь, такая древняя, двухтысячелетняя, и такая всегда юная — указывает Путь заблудившемуся человечеству!

«Церковь всегда в пути», — как сказал один богослов. Она всегда живёт болью этого мира! И её всегдашний ответ миру — это Любовь! Потому, что «Бог есть Любовь». И христиане — это люди Любви! Ею они осоляют этот заснувший, зевающий, безразличный, холодный мир!

Они не принимают «правил игры» этого апостасийного, отступившего от Бога мира.

Они знают, что сегодня надо творить добро, и сегодня надо очищать своё сердце, потому что завтра может не состояться. Христиане не уходят из мира, и не убегают от жизни, потому что знают, что затворяться нужно не от жизни, а от растлевающего душу гибельного духа времени! Они уже на собственном опыте поняли, что невозможно идти к Богу, перешагнув через человека, через его боль, через его сердце. И они помнят самое главное — ЧЕЛОВЕКУ принадлежит ВЕЧНОСТЬ, а не душный отрезок земной жизни. И за эту Прекрасную Вечность с Богом он борется неустанно, здесь, на земле...