Аудио-трансляция

На­до твер­до пом­нить этот за­кон ду­хов­ной жиз­ни: ес­ли в чем ко­го осу­дишь или сму­тишь­ся чем-ни­будь у дру­го­го че­ло­ве­ка, то те­бя это же са­мое пос­тиг­нет, ты сде­ла­ешь сам то, в чем осу­дил дру­го­го, или бу­дешь стра­дать этим са­мым не­дос­тат­ком.

преп. Никон

Ближний жаждет 
быть нами узнанным...

Страшно, когда на тебе висит огромный долг! Ты просыпаешься утром — и первая мысль: «Долг, долг... Где взять деньги, чтобы отдать?» Ты бегаешь в суете черных дней, а тебя все время точит: «Что делать? Как выйти из положения?» И жизнь теряет свои краски. И аппетита нет. И ничего не интересно... Тупик, отчаяние, долговая яма!

Все можно потерять. Всего во мгновение лишиться. И жены, и детей, и имущества. Все пойдет с молотка и сам на шею вот-вот примеришь не очень комфортные колодки... Счетчик включен и счет времени идет на секунды! Жизнь проходит в памяти как кинолента: вот счастливое детство, школа, институтские годы, работа, семья, дети... и вдруг эта западня! Страшное искушение! Сумма просто неимоверная! Астрономическая! Как все это могло случиться? Ужас и отчаяние дышат в лицо! Нет никаких рычагов, чтобы исправить положение!

Остается только одно — упасть на колени и завопить, завыть, запричитать, захрипеть голосом, в котором звуки превращаются в кровавые сгустки боли: «Государь! Потерпи на мне и все тебе заплачу!»

И когда ты прокричал, прорыдал, выплакал свою скорбь, когда ты превратился в ничто, когда, кажется, вся Вселенная замерла в ожидании ответа, в котором решится твоя судьба, вдруг в твою жизнь приходит чудо, нечаянная радость, то, что даже невозможно было ожидать. «Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему».

Это — словно возвращение из клинической смерти. «Божие сверло», как говорил преподобный Лев Оптинский. И солнце светит как прежде, ярко и радостно! И любящая жена выходит на порог, чтобы встретить тебя. И дети вьются вокруг! Свобода! Счастье! Рождение в новую жизнь!

...И как можно, после этого счастья, которое обрушилось как Небесный подарок, как чудесная радуга после ненастья, как можно, закатав рукава, идти и душить своего товарища: «Отдай мне, что должен».

Сегодняшняя притча о жестоком заимодавце начинается словами: «Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими...» Тайна Царства Небесного — это 'тайна прощения. «И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим». Мы просто неимоверные, немереные должники перед Богом! И должны мы — не десять тысяч талантов, а в триллионы раз больше! «Аще беззакония назриши, кто постоит?»

У нас вообще ничего своего нет; только грехи. Остальное все — Божие! Мы тотально грешим, но Господь нас прощает. Мы падаем, а Христос помогает нам восстать. Мы накапливаем долги, а Бог милосердный погашает наши огромные векселя!

Но есть одно маленькое условие — мы тоже должны прощать. Прощать нашим ближним. «Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (Мф.6,14–15).

Царь из сегодняшней притчи был крайне удивлен, узнав, что прощенный им человек не научился у него милости и прощению и за копеечный долг посадил своего должника в темницу. «Злой раб! Весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя? И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый вас от сердца своего брату своему согрешений его» (Мф. 18,32–34).

После Бога, ближний должен стать главным смысловым пространством нашей души. Ближний ждет нашей любви. Ищет сочувствия. Просит прощения. Он хочет, чтобы наше сердце обратилось с молитвой к его сердцу. Ближний жаждет быть нами узнанным.

Однажды братия пришли за советом к старцу. «Как нам жить с ближними? Как себя вести?» — спрашивали они. «Не смотрите друг на друга лопатками» — таинственно ответствовал авва. «Что это значит?» — недоумевали ученики. «Когда мы любим сочувствуем, прощаем, — возвестил подвижник, — то мы смотрим в лицо другого. Когда уходит любовь и приходит равнодушие, мы поворачиваемся друг ко другу спиной. Вроде бы и находимся вместе, но уже смотрим на другого лопатками!»

Изо всех сил мы должны стараться «не смотреть друг на друга лопатками». Как говорил старец Софроний: «нужно давать друг другу амнистию».

Человек разрушает тишину не только грохочущей музыкой, сквернословием или шумом газонокосилки. Мы разрушаем ее злыми помыслами, нелюбовью, непрощением обид, надменностью, эгоизмом и многими другими безумными движениями души.

В этот очень маленький отрезок времени, который называется земная жизнь, каждый из нас проходит испытание своей свободы. Мы не просто готовимся к жизни. Мы уже сейчас реально живем нашу жизнь. И постепенно в сердце должно отмереть, засохнуть, исчезнуть все, что только прикрывается жизнью, но не является ею на самом деле: это наши амбиции, погоня за временным, страсть к наслаждениям, желание быть первым и лучшим.

Все лестницы ведут или вверх или вниз. Но есть таинственная дверь, ведущая внутрь. Опускаясь по ней вглубь своего сердца, мы поднимаемся вверх к Богу. Самое главное — чтобы не остывало наше сердце, не каменела душа.... Чтобы мы не замыкались, как в смертоносный кокон, в свой эгоизм. Чтобы чувствовали друг друга, прощали, желали помочь... Чтобы не душили друг друга, как в нынешней притче, за какие-то мелкие недопонимания, грехи, ошибки, не смотрели друг на друга лопатками. Чтобы понимали очень явственно и глубоко — как много нам Господь прощает!

Тогда, спускаясь по покаянной лестнице вглубь сердца, мы ощутим мир и радость, покой и Божественную любовь и услышим еще раз удивительные евангельские слова, которые когда-то решат нашу Вечную участь:

Блажени милостивые, яко тии помилованы будут.