Аудио-трансляция

Да умуд­рит нас Гос­подь без дво­е­ду­шия вес­ти борь­бу с вра­гом на­ше­го спа­се­ния и гре­хом: без умуд­ре­ния от Гос­по­да и по­мо­щи Его по­бе­да не­воз­мож­на; мы не­мощ­ны и сла­бы без по­мо­щи Бо­жи­ей, а с Бо­жи­ей по­мощью все воз­мож­но, как ска­зал Апос­тол: Вся мо­гу о ук­реп­ля­ю­щем мя Ии­су­се Хрис­те (Флп. 4, 13).

преп. Никон

С помощью любви побеждать легче, чем с помощью других подвигов

Днесь Боговместимый храм, Богородица, в храм Господень приводится, и Захария Сию приемлет, днесь святых святая радуется, и лик ангельский таинственно торжествует, с нимиже и мы, празднующе днесь, с Гавриилом возопиим: радуйся, Благодатная, Господь с Тобою, имеяй велию милость».

Сегодня тихо, таинственно, трепетно, благоговейно входит трехлетняя Богоотроковица во Святая Святых. Плод святых слез и горячей любви своих святых родителей Иоакима и Анны, плод великого домостроительства Промысла Божия! Словно не вошла, а легко взлетела она по ступенькам Иерусалимского храма, поддерживаемая ангельскими крыльями. Словно вся Вселенная, усталая и изнеможденная, затаив дыхание, ждала этого звездного часа!

Войдем и мы молитвенным вниманием, шаг за шагом, сняв обувь суеты и многозаботливости, в таинственный полумрак храма. Мы увидим здесь кротких смиренных отроковиц, в белых одеждах, со свечами в руках, с молитвой в устах, с радостью и преданностью в детских глазах.

Мы увидим здесь объятого священным восторгом первосвященника Захарию, будущего родителя славного Предтечи, который вводит маленькую Марию во Святая Святых. Мы почувствуем атмосферу Божественной Тайны — ветхозаветный храм принял в себя семя новой жизни — Богоотроковицу Марию, в Которой духовно прозябнет и прорастет Новый, спасительный Завет человечества с Богом.

«Если бы кто спросил меня, — восклицает блаженный Иероним, — как проводила время юности Пресвятая Дева, — я ответил бы: то известно Самому Богу и Архангелу Гавриилу, неотступному хранителю Ее».

Вся жизнь Пресвятой Богородицы, от рождения Ее и до Успения — великая Тайна. Какой человеческий или ангельский ум может вместить тайну Ее духовного возрастания в храме? Какая душа поймет Ее покорность, трепет и самоотверженность при Рождении Ее Божественного Сына в Вифлеемском вертепе? Какое сердце не разорвется в кровавые клочья, если только на миллионную долю секунды попытается понять Ее скорбь и сострадание у Голгофского Креста?

Но, слушая на всенощной ирмосы праздничного канона «Христос раждается — славите, Христос с Небес — срящите...», мы предощущаем, что сегодняшнее Торжество — это знак того, что в лице Божией Матери человечество вышло навстречу Богу, восхотевшему спасти род человеческий. На хвалитных стихирах мы слышали знаменательные слова: «Небесным воспитана, Дево, хлебом, верно в храме Господни, родила еси миру Жизни Хлеб, Слово...»

Жизнь — это таинственное ожерелье, на которое Господь нанизывает бисер тихой радости и неожиданных скорбей, слез и улыбок, вдохновения и потерь, любви и великих искушений!

Многие из нас не в младенческом, а уже во взрослом возрасте вступили в священное пространство храма. Исхлестанные жизненными скорбями, в разодранной одежде порока, с грузом смертных грехов, с годами, прожитыми «наизнанку», приползли мы к дверям храма, которые были для нас уже давным-давно открыты... И как послы князя Владимира, попавшие на богослужение в Святую Константинопольскую Софию, мы со удивлением воскликнули: «Господи! Не знаем, где мы — на земле или на Небеси?!»

Замечательно говорит современный афонский старец иеросхимонах Лука Филофейский: «Только откликаясь на любовь Божию, человек становится личностью». Только откликаясь на зов Божий, медленно, ступенька за ступенькой, шаг за шагом, человек раскрывает в себе полноту образа Божия. Молитва постепенно возвращает душе — целостность, а сердцу — любовь. Но это поистине титанический труд, кропотливое и неустанное делание всей жизни!

И Церковь помогает человеку включиться в этот самый главный процесс его жизни — работу над своей собственной душой. Церковь — это педагог, воспитатель, учитель. Святая Богоотроковица не просто пребывала в «иеротопии», священном пространстве Иерусалимского храма. Она проходила там молитвенное воспитание — «пришла еси во храм Господень воспитатися во святая святых». Так и воспитание, возрастание, обожение нашей души будет продолжаться в течение всей жизни. Но это — радостная, возвышенная, вдохновенная, прекрасная и достойная работа.

Духовная жизнь — это не тягостное ярмо правил, установлений, назиданий, комплексов и страхов. Духовная жизнь — добровольное, радостное, желанное отдание самого себя Любящему, Милующему, Сострадательному и Смиренному Богу!

Бога нельзя увидеть, доказать, просчитать, пощупать. Его можно только встретить. И точка, в которой должна произойти эта таинственная встреча, — наше сердце, стремящееся к любви. Там, где нет любви, все пронизано и пропитано смертью! И сбыться человеку можно только через любовь!

Удивительно тонко и глубоко говорит старец Иосиф Исихаст: «С помощью любви побеждать легче, чем с помощью других подвигов!» А преподобный Порфирий, буквально на днях прославленный в лике святых, восклицает: «Душа, влюбленная во Христа, всегда радостна и счастлива, скольких бы трудов и жертв не выпадало ей!»

Однажды старец постриг своего послушника в монаха. Удивленный, растроганный, вдохновенный новопостриженный монах кротко спросил своего старца: «Авва! Значит, теперь мне нужно отрекаться от мира?» И авва мудро ответил ему с улыбкой: «Живи по-христиански и мир сам отречется от тебя!»

Как это важно — в мире, в котором на наших глазах происходит настоящая антропологическая катастрофа. Во времена, когда агрессивная псевдо-свобода гордо шагает по Европе, когда  Богочеловека Христа люди хотят подменить толерантным человекобожием — как это важно — жить по-христиански! Без каких-то неимоверных подвигов, а просто — тихо, радостно, вдохновенно.

Отец Серафим Роуз, пройдя все закоулки духовных поисков, надорвав душу и испытав душевный тупик, однажды перешагнул порог маленького храма, затерявшегося в переулках суетливого американского города. Это был православный храм. Будущий подвижник испытал такую благодать, что впоследствии вспоминал: «Когда двери храма закрылись за мной, — я понял, что они закрылись навсегда!»

Пусть и наше сердце войдет когда-то во Святая Святых, в свое внутреннее сокровенное Царственное Божественное пространство. И двери за ним пусть закроются навсегда!