Аудио-трансляция

Гос­подь си­лен всег­да уте­шить нас. Но пос­то­ян­ное уте­ше­ние нам пов­ре­дит – так, ес­ли пос­то­ян­но бу­дет жечь солн­це или лить дождь, то все по­го­рит и поп­ре­ет. А по­пе­ре­мен­но хо­ро­шо.

преп. Анатолий

Любите верховную красоту Вход Господень в Иерусалим

Сегодня каждый православный храм, каждая деревенская церквушка, каждый монастырь, и Оптина в том числе, стали маленьким Иерусалимом. И каждое верующее сердце взывает: «Осанна! Благословен Грядый во имя Господне!»

Церковь вступает сегодня в особые, глубокие, таинственные дни. В дни, исполненные ликования и трагизма. В дни, в которых почти нет границы между «осанна!» и «распни!» Почему это ликование и вайи? Потому что иудеи надеялись, что Он, как новый и яркий политический лидер освободит их, наконец-то, от ненавистных римских оккупантов. Почему эти слезы радости и постеленные на дороге одежды? Потому что они хотели, чтобы Он восстановил утраченную независимость и державность. Почему эта «Осанна»? Почему весь город судорожно пришел в движение? Да потому, что они встречали Его как Царя земного.

А Он? Что Он? А Он входит смиренно тесными вратами в пророкоубийственный град Иерусалим, сидя на жребяти осли... Он знает, что руки, которые сегодня держат цветы, завтра с ненавистью сожмут камень. И глаза, которые сегодня хранят улыбку, через несколько дней зажгутся недобрым огнем и нальются кровью...

Ничто так не ожесточает человека, как разочарованная земная надежда. Поэтому так легко вайи сменяются на дреколья! Для фарисеев Он уже сегодня, среди хвалы «младенцев и ссущих» — вне закона. Он, Который Сама Жизнь, по их мнению, не имеет права на жизнь. Их сердца — полны ненависти! Их руки уже готовят гвозди! «Видите ли, что не успеваете ничего! — шипят они между собой, — весь мир идет за Ним

Господь говорил им о Царствии Небесном, а им нужен был только земной триумф. Он возвещал им о Божественной Любви, и Сам был Любовь, а они эту любовь безжалостно растоптали. Они хотели посадить Христа на блистательный царский трон, а Он выбрал Крест, Смерть и истощание. Разочарование настигает каждого, кто от Христа ожидает только земной победы.

Труден и трагичен сегодняшний праздник, который называется в богослужебных книгах Неделей Цветоносия. Сегодня открываются двери Страстной седмицы — самого напряженного, самого сложного, самого драматического времени Церковного года. Вход Господень в Иерусалим — это таинственное шествие жертвы на заклание. «Пришел час, — говорит Господь, — прославиться Сыну Человеческому». Но прославление это будет не через блеск политической земной славы. Прославление это будет через смерть!

Человеческая душа — это тоже улочки Иерусалима. И туда невидимо и сокровенно входит Господь. Что Он услышит в нашей душе — Осанна или распни? Что произрастит наше сердце — вайи добродетелей или терновые шипы греха и порока?

Мы стоим сегодня с нашими русскими вайями — веточками вербы, и Господь так хочет, чтобы никто из нас от Него никогда не отвернулся. Чтобы мы стояли при Кресте Его, а не грелись у холодного костра земной жизни.

«Путь к Тебе, Христе, — восклицает в своих дневниках блаженная Стефанида Скадарская, — это мучения, полные светлого добра». А Ф. М. Достоевский как-то очень ярко сказал о своем жизненном пути: «Через огромное горнило сомнений моя «Осанна» прошла!» Путь каждого из нас — это огромное горнило сомнений, скорбей, болезней, слез, падений, неожиданных испытаний. Но именно так — через боль и слезы лежит путь к Вечной Пасхальной Осанне! «Слезами, — говорит Исаак Сирин, — отверзается дверь для вшествия в страну утешения».

Что придает нашей душе и всей нашей жизни подлинность? Что придает красоту и глубину? Неужели личный счет в банке? Неужели слава и вес в обществе? Или новый роскошный автомобиль? Подлинность и полноту дарят душе вера, покаяние, благодать, любовь, кротость!

А жизнь? Что такое человеческая жизнь? Маленькое сонное легкомысленное приключение? Бессмысленный отрезок времени между роддомом и моргом? Или вдохновенный, глубокий, радостный вздох любви и свободы? Пространство Встречи человека и Бога?

Господь предлагает каждому человеку, каждому из нас великую цель — Царство Небесное! Апостол Петр говорит: «Мы, по обетованию Его, ожидаем нового неба и новой земли, на которых обитает правда». Само слово «человек», «чело» и «век», указывает на величайшее достоинство, на высшее назначение человека — на его устремление к Вечности, к Богу!

Но беда человека, его трагедия заключается в том, что он часто не хочет этого «нового неба». Мы по-ветхозаветному цепляемся судорожно за унылую поэзию земной жизни: транжирим время, выбираем очень низкую планку, прилепляемся к жалким ценностям. И самое главное — теряем ощущение жизни как чуда, как Таинства, как уникальную возможность Встречи Бога в своем сердце!

Мы как-бы ко всему привыкаем. Даже в лоне Церкви часто все становится обычным, рутинным, знакомым, каким-то уже неинтересным. Ну служба, ну правило, ну пост, ну исповедь... И радость духовная, порою, куда-то уходит. А апостол Павел напоминает всем нам: «Радуйтесь всегда в Господе; и еще говорю: радуйтесь... Что только истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что достославно, что только добродетель и похвала, о том помышляйте» (Флп. 4, 8).

Бесу очень хочется, чтобы такие базовые глубинные духовные понятия как Церковь, семья, Родина Любовь, Бог, добро стали для современного человека пустым звуком. И чтобы вместо них появились другие «ценности» — жизненный успех любой ценой, космополитизм, насмешка над Святостью и бесконечная погоня за удовольствиями во всех видах. Человечество, как будто, страдает какой-то наследственной болезнью. Поэтому преподобный Силуан Афонский говорит, что христианам нужна сердечная молитва за всю Вселенную.

Не черные одежды и нахмуренные лица — символы православия. Любовь — вот главное свидетельство нашей веры. Сергей Фудель сказал однажды: «Нельзя верить, стиснув зубы — это очень ненадежно и это оскорбление Господу... Великий подвиг сейчас — сохранить веру, и не угрюмую, точно загнанную в какой-то тупик, а веру- любовь, любящую веру, веру, веселящуюся о своем Христе!»

Христианин — это свидетель Бога на земле. Он призван иметь благодарящую, простую, детскую душу: «благословен грядый во имя Господне». А святая Церковь — это то всегда юное духовное пространство, которым дышит верующее сердце!

«Любите выше всего на свете нашу Церковь, — так еще в 19 веке восклицал Константин Победоносцев. — Любите так, как любит человек, который однажды узнавши верховную красоту, не променяет ее ни на что... Прекрасный сосуд Церкви не разбит еще, не расплавлен дотла на пожирающем огне европейского прогресса. Вливайте в него утешительный напиток вашей образованности, вашего ума, вашей личной доброты — и вы будете правы!»

Кругом ликование, восклицания, вайи, а Христос идет через все это — к Своей смерти. Ему нужно пройти этот путь для нас и за нас. И Он не сойдет со Креста. Через Крест и смерть Он пройдет к Своему Воскресению!

И каждый из нас — таков закон жизни духовной — тоже когда-то пройдет по ступеням своей страстной седмицы. Никто не избежит своей Голгофы! Но за ней — и в этом весь смысл и все наше упование и вся наша надежда — обязательно будет Пасха!