Аудио-трансляция

Лю­бовь к Бо­гу преж­де все­го вы­ра­жа­ет­ся в соб­лю­де­нии за­по­ве­дей Бо­жи­их.

преп. Никон

Иконы Божией Матери «Спорительница хлебов»

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Сегодня, дорогие отцы, братья и сестры, мы с вами чествуем икону Божией Матери, именуемой «Спорительница хлебов». Икона, которая так тесно связана с нашей обителью — святой Оптиной Пустынью, потому что написана она была по благословению оптинского старца, преподобного Амвросия, при его жизни. В благословение тем обителям, особенно женским прежде всего, для того, чтобы там Матерь Божия помогала в снискании хлеба насущного, земных плодов.

Конечно же, Матерь Божия помогает нам и в снискании истинного Хлеба, и Слова Божия, и Хлеба Евхаристии, которым все мы с вами причащаемся. Потому что так премудро все устроено в этом мире, и в этой иконе мы видим, как сплетается и небесное, и земное. Казалось бы, Матерь Божия парит над земными нивами, над снопами ржи, ячменя, благословляя их, но, одновременно, Она пребывает в духовном горнем мире, показывая нам то, что эти два мира тесно связаны, они не существуют сами по себе, отдельно друг от друга, как кому-то порой хочется думать, или люди забывают о том, что в этой земной суете, в процессе христианской жизни, мы забываем ради чего мы пришли в Храм. Живем так, словно бы Бог где-то живет на задворках нашей жизни. Нам все время бывает некогда: некогда задуматься о вечности по-настоящему, некогда по-настоящему раскаяться, мы все время говорим какие-то слова о покаянии, о смирении, совершенно выхолащивая смысл этих слов, уже забыв практически что такое покаяние, когда по-настоящему проливали горькие слезы о своих грехах.

Смирение становится словом уже избитым, мы потеряли соль этого слова, его глубинную суть. Этого великого и таинственного явления и свойства человеческой души, но которое есть, прежде всего, свойство Божественной природы, это одно из свойств Божества — глубочайшее смирение! Только тот, кто приобщается к Богу, в состоянии по-настоящему познать это чувство и приобщиться ему.

И вот, Матерь Божия говорит нам о том, что снискивая насущный хлеб, совершая земные труды, какие-то свои дела, заботы, которые, конечно же, придлежат каждому из нас, невозможно в этом мире не трудиться — это есть заповедь Божия: возделывать эту землю, — чтобы мы не забывали прежде всего о том, чему это все посвящено, потому что без осмысления перед лицом вечности все наши труды могут быть нам лишь в осуждение, чтобы они не были пустой суетой, когда что-то совершается совершенно без Бога.

Как однажды некоему подвижнику было открыто об одном монахе, который колол дрова на дворе монастырском и наколол их огромную кучу. И этому подвижнику было видно, что монах, который совершал этот труд, что ему помогает демон. Он удивился, что же происходит, почему так, почему этот монах трудится в монастыре, но помогает ему бес. Он спросил его после:

— Брат, а ты, — говорит, — для кого эти дрова колешь?

— Для монастыря!

— А ты за послушания это делаешь?

— Да, за послушание — мне положено дрова колоть.

Он говорит:

— А с каким помыслом ты это делаешь?

Тот отвечает:

— Ни с каким помыслом я это не делаю.

И тогда этот подвижник понял, что этот монастырский труд, совершаемый без памяти о Боге, без внутреннего посвящения Богу, без желания этот труд Богу посвятить, он угоден, оказывается, демону, потому что он оказывается бессмысленным перед лицом вечности.

Поэтому, что бы мы не делали, как бы мы в монастыре не трудились, это безусловно должно сочетаться с памятью о Боге, о том, что я это делаю ради любви к своим собратьям в этом монастыре, или сестрам, если это женская обитель; ради того, что Господь заповедовал трудиться; ради того, чтобы действительно совершить свое послушание в монастыре и, тем самым, преклонять свою волю пред начальствующими, тем самым оказывая повиновение старшим, потому что так заповедовал Господь и так я делаю, как осознающий, что я есть человек грешный и мне это полезно — безусловно смиряться, подчиняться и слушаться. Потому, что Сын Божий, как сказано, пришел исполнить не Свою волю, но волю Отца Своего Небесного. Чтобы в этом послушании исцелить падшую, растленную волю человека, восставить его прежнее величие, которое утратил человек через Адама, преслушавшего Бога. Но в послушании нового Адама-Христа вновь соединиться с Богом и достигнуть жизни вечной.

И, вот, Матерь Божия всему этому нас с вами научает: что заповедь Божия — она не просто Слово, но есть закон вечный, движущий все в этой вселенной, подчиняющий все этому Небесному гармоничному порядку, распорядку, и человек, идущий против этого закона, разрушает свою жизнь. И когда мы говорим о своих болезнях, о своих скорбях, оказывается что все это лишь тесно связано с тем, что мы не помним и не знаем Евангелия Христова, не стремимся Его в своей жизни исполнять. Оттого все в нашей жизни распадается, все в этой жизни нашей начинает смешиваться в какой-то беспричинный хаос и возникают определенные скорби, неприятности, болезни.

Хотя, конечно же, надо отличать это от тех скорбей, которые имели праведники, потому что тот, кто истинно исполняет Закон Божий, он тоже будет иметь скорби, и болезни, и всевозможные гонения, и неудобства. Но человек, истинно угождающий Богу понимает, что это есть уже месть демонов, есть уже нападки демонические, которым не нравится, когда человек живет истинно перед Богом. И эти скорби, наоборот, еще более увеличивают благодать в сердце такого человека, потому что он смиренно и кротко претерпевает их ради Христа. Как познавший, что всякий желающий следовать за Христом, должен взять свой крест и идти этим же крестным путем.

И вот, Матерь Божия, которая в этот день благословляет род человеческий, благословляет нас на снискание этого насущного нашего земного хлеба, да подаст нам смысл воспринимать и хлеб духовный, чтобы нам в своих земных заботах не о земном лишь помышлять, но стремиться всем сердцем к небесному, где есть наше Отечество, где есть наша жизнь, где есть наше гражданство. Которого да сподобимся мы, заступлением Ее пред Сыном Своим и Богом во веки. Аминь.

Иеромонах Назарий (Рыпин)